Новое имя в семье встретили с некоторой критикой. Брат даже потребовал показать документы, прежде чем поверил Илье.

Ilja Timonen — так теперь написано в паспорте.

35-летний Илья Тимонен сменил свою русскую фамилию на финскую и рекомендует сделать то же самое всем, у кого иностранная фамилия.

По крайней мере, если есть желание найти работу в Финляндии.

Финское имя полностью изменило ситуацию


В России Тимонен изучал технические науки, физику, математику и педагогику. В 2006 году он переехал в Финляндию.

Однако работу на новой родине было не найти. Он хотел стать монтажником электроники, но не смог даже пройти стажировку в этой области.

– Некоторые компании прямо рекламируют, что у нас работают только финские монтажники.

Помимо работы монтажником, Тимонен подавал заявления на вакансии переводчика с русского языка и учителя математики и физики — но безрезультатно. Затем, просто ради интереса, он решил проверить, сможет ли устроиться на работу с вымышленным финским именем.

– Они перезвонили мне через неделю и предложили работу в качестве замещающего учителя.

Тимонен подумал, что он мог бы отказаться от своей русской фамилии, раз это явная проблема на рынке труда.

"Имя не делает человека хуже"


Решение было простым.

– Вначале после переезда я пытался укрепить свою идентичность в Финляндии, но со временем понял, что это бессмысленно. Это имя не имеет для меня особого значения. Важно то, как я выполняю свою работу.

В транслитерации имени "Илья" букву "y" заменили на "j", а новая финская фамилия досталась от карельских бабушки и дедушки. Тимонен не хочет, чтобы его старую фамилию упоминали в статье.

– Согласно моей родословной, это имя не имеет долгой истории и ничего не значит.

В любом случае, в финском паспорте его транслитерировали с кириллицы неправильно.

Когда смена имени стала официальной, Тимонен решила устроиться на работу переводчиком в компанию, предоставляющую услуги городам и медицинским округам. До этого он дважды подавал документы этому же работодателю, но его даже не приглашали на собеседование.

На этот раз приглашение на собеседование пришло через неделю, и после прохождения теста на профпригодность мужчину приняли на испытательный срок. Спустя три года Тимонен все еще работает в компании.

Человек, ответственный за набор переводчиков в компании, сменился тогда же, когда и имя заявителя. Однако менеджер, нанявший Тимонена, говорит, что имя не повлияло на его решение. Директор переводческой службы компании заявил то же самое.

– Большинство наших переводчиков — иностранного происхождения. Имя не делает человека хуже.

Однако он вспоминает случай, когда переводчик поменял свое иностранное имя на финское.

Другой менеджер в той же компании не знает о найме Тимонена, но признает, что имя кандидата играет определенную роль при рекрутинге.

Работа есть для всех с финскими именами


Осенью прошлого года факультет теологии Хельсинкского университета направил четырем студентам информацию о возможности работы в качестве учителя ислама. Студенты были отобраны на основании того, что их имена звучат по-фински. Остальные были исключены из рассылки.

Уполномоченный по вопросам равноправия Кристина Стенман потребовала объяснений от факультета. По словам Стенман, люди часто подвергаются дискриминации на основании своего имени при приеме на работу, но редко жалуются на это. Доказать правоту дела непросто, а судебные издержки обычно ложатся на проигравшую сторону. Жертвы дискриминации боятся рисковать.

Мало кто готов признать открыто, что некоторые кандидаты исключаются из набора на основании их имени.

За исключением анонимного опроса Ведомства трудового здравоохранения.

В прошлом году 39% специалистов по кадрам заявили, что иностранное имя снижает шансы получить приглашение на собеседование.

Этот вопрос ранее был более глубоко изучен в Финляндии.

На рынке труда существует этническая иерархия


Социолог-исследователь Акхлак Ахмад хотел выяснить, насколько финское имя является преимуществом на рынке труда, и проверил это, разослав тысячи заявлений о приеме на работу под разными именами.

Результаты поразительны.

Для своего исследования Ахмад составил пять групп соискателей работы. Все фиктивные соискатели имели одинаковую квалификацию: одинаковый уровень образования в Финляндии и одинаковый опыт работы. Единственным различием между ними были их имена. В одной группе "работников" имена были — финские, в других — английские, русские, иракские и сомалийские.

Если бы единственным критерием при поиске работы была квалификация кандидата, то у каждой группы были бы равные шансы попасть на собеседование.

Но различия были огромными.

На 1 000 заявок финские соискатели получили 390 приглашений на собеседование. Для английских кандидатов эта цифра составила 269, для русских — 228, для иракцев — 134 и для сомалийцев — 99.

Дискриминация не затрагивает всех в равной степени, но, похоже, на рынке труда существует этническая иерархия.

В прошлом году 12% менеджер по управлению персоналом сообщили, что пробовали анонимный рекрутинг, когда в резюме не указаны имя, пол и возраст кандидата.

По словам социолога Акхлака Ахмада, это может уравнять шансы соискателей попасть на интервью, но не гарантирует никому работу.

Если дискриминация основана на предполагаемом иностранном языке или этнической принадлежности соискателя, это может быть выявлено не только по имени и фотографии, но и по опыту работы и образованию за рубежом. Поэтому, по мнению Ахмада, анонимность — это, по сути, первый шаг в решении проблемы, которая может быть полностью устранена только путем искоренения дискриминационного отношения.

Его исследование показывает, что поиск работы может затянуться из-за иностранного имени, даже если знания финского языка соискателя находится на уровне родного, а образование и опыт работы получены в Финляндии.