"Проблема сегрегации начинается не с городского пространства. Некоторые политики говорят, что у нас проблемы из-за Ласнамяэ, куда съезжаются все русские и бедные. Однако проблема не в Ласнамяэ. Проблема в распределении общего блага. В том, как устроены социальные лифты, как в обществе относятся к социальной поддержке. Это те механизмы, которые не дают обществу распадаться на сегменты. Всегда есть те, кто нуждается в поддержке. Сегрегация начинается с отсутствия механизмов, которые позволяют скреплять общество, поддерживать слабых и дают возможность выходить им на другой уровень. Сегрегация не начинается с места жительства", — ответил Михаил Кылварт на вопрос RusDelfi, что он думает о сегрегации в столице Эстонии.

По его мнению, сегрегация вытекает из-за определенных культурных и идеологических аспектов. "В обществе уже стало обыденным постоянно делить людей: на русских и эстонцев, бедных и богатых, вакцинированных и невакцинированных. И не просто делить, а искать виноватых. В последнее время это особенно бросается в глаза на фоне распространения коронавирусной инфекции", — продолжил мэр.

Михаил Кылварт вспомнил и новостную повестку конца 2020 года. "Во время второй волны говорили: виноваты жители Ласнамяэ — они не носят маски, не соблюдают дистанцию. Тоже самое про Ида-Вирумаа. Кто-то сейчас говорит о том, что виноваты жители Нымме или Кесклинна? Или Пылва? Хотя это сейчас самый зараженный регион Эстонии. К слову, по распространению коронавируса в Эстонии Таллинн сейчас находится на 67 месте среди 79 самоуправлений", — уточнил центрист.

Похожая ситуация и со школами. "Говорят, в дистанционном обучении виноваты ласнамяэские школы, так как там самый низкий уровень вакцинации. Но почему-то никто не говорит о том, что на момент принятия решения самый высокий процент распространения коронавируса был в Нымме и Кесклинне", — подчеркнул мэр.

"Мы, к сожалению, должны признать, что в нашем обществе отсутствуют механизмы консолидации. Мы не готовы согласиться, что сами за что-то несем ответственность. Скорее, ищем виноватых. Очень быстро начинаем показывать пальцем, делить людей по национальному и территориальному принципам. Это нездоровая ситуация в обществе, — считает Кылварт.

- Мы 30 лет живем с пониманием, что рыночная экономика определяет почти все сферы жизни, в том числе, мотивирует застройщиков выбирать районы для строительства жилья. И от этого базового принципа никто отказываться не хочет. При этом все забывают, что Таллинн — самый бедный собственник земли, основная часть свободных от построек городских участков находится в руках частных собственников. В свое время город и государство распродали существенную часть своей недвижимости. В результате у нас нет основных инструментов регулирования: ни законодательной базы, ни земли. Чем мы будем мотивировать застройщиков?

Когда политики и эксперты начинают обвинять город, что он не борется с сегрегацией, важно понимать — они зачастую забывают предложить осязаемые инструменты для ее уменьшения".