О том, что в развернувшейся на восточной границе ЕС и НАТО миграционной войне за Александром Лукашенко стоит Владимир Путин, одними из первых заговорилиполитики Польши и стран Балтии. В последние неделю-две к ним присоединились и западноевропейцы. И.о.министра внутренних дел ФРГ Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) прямо обвинил не только Лукашенко, но и Путина в том, что они "используют человеческие судьбы, чтобы дестабилизировать Запад". Европейские эксперты, с которыми пообщалась DW, полагают: инициировал ли нынешний конфликт сам Лукашенко или же он сделал это по указанию Кремля, тесная координация между Москвой и Минском — самое главное в нынешней ситуации.

Кто начал "гибридную войну" на границе?

Аналитик Ассоциации по международным вопросам в Праге Павел Гавличек считает, что Лукашенко вполне мог придумать операцию с мигрантами сам. "Минск до введения европейских санкций вел с ЕС переговоры об облегчении визового режима, — отметил эксперт в интервью DW. — Лукашенко хорошо информирован обо всем, что касается тем миграции и виз. Придумать такую схему ему было вполне по силам".

Директор исследовательской программы по европейскому соседству ЕС и по России Финского института международных отношений в Хельсинки, один из ведущих европейских экспертов по Беларуси Аркадий Мошес считает: белорусские спецслужбы могли сами, без помощи российских коллег, организовать переброску мигрантов с Ближнего Востока к границам Литвы, Польши и Латвии. "Сеть спецслужб в Беларуси очень разветвленная и сложная, — сказал Мошес в беседе с DW. — Помню, что лет десять назад не менее десятка из них имели право на розыск и следствие. Сколько обладает таким правом сейчас — не знаю. Но провернуть такую операцию им вполне по зубам".

Журналист Андрей Солдатов, автор ряда книг о российских спецслужбах, также убежден, что "помощь Москвы Минску была не очень нужна. Насколько я знаю, у разведки Лукашенко и свои контакты в Турции и на Ближнем Востоке довольно хорошие, но Москву в известность предварительно поставили".

На этом мнении сходятся абсолютно все специалисты. Без согласия Москвы — или хотя бы точного понимания того, что российское руководство не будет против — Минск не развязал бы "гибридную войну" против ЕС и НАТО. Павел Гавличек полагает, что с того момента, как операция началась, белорусским военным и спецслужбам не только выгодно действовать в связке с российскими — у них просто нет другого выбора: "У России и Беларуси — единое воздушное пространство, единая система противовоздушной обороны и фактически единая служба охраны границы. Москва не позволит белорусам действовать без ее одобрения". По словам Андрея Солдатова, людям Лукашенко не нужно даже отдельно запрашивать специальную информацию: "Там и так в рамках совместных действий по охране границы налажен постоянный обмен данными радиоэлектронной и видовой разведки".

Цели Путина и задачи Лукашенко

Зачем Минску и Кремлю сфабрикованный кризис на границе? С точки зрения Аркадия Мошеса из Хельсинки, Путин не только пытается таким образом напомнить Западу, что он незаменим, когда дело заходит о странах так называемого постсоветского пространства. Для него также выгодно демонстрировать аудитории дома и "понимателям России" в ЕС слабость Евросоюза, его неспособность справиться с миграционной проблемой, говорит Мошес: "Не пропустят мигрантов — значит жестокие, лицемерные и не соблюдают собственные гуманитарные принципы. Пропустят — слабаки".

Павел Гавличек из Праги убежден, что Лукашенко ставит себе несколько целей. Первая — добиться переговоров с Западом о прекращении нынешнего кризиса, которые, пусть и неформально, придадут ему легитимность, в которой сейчас ЕС и США ему отказывают. Вторая — усилить внутреннюю изоляцию Беларуси, прекратить эмиграцию белорусов и поставить общество под всеобъемлющий контроль.

Кейр Джайлз, консультант по стратегическим вопросам Королевского института международных отношений в Лондоне, имеет особое мнение. Он считает, что на самом деле сегодня "окончательные цели Минска и особенно Москвы не до конца ясны. Эскалация продолжается не первый месяц. Ясно, что это форма вымогательства. Но невозможно иметь дело с вымогателем, если он не говорит, что именно ему нужно". В отличие от многих политиков и активистов, осудивших Ангелу Меркель (Angela Merkel) за звонки Путину, Кейр Джайлз не спешит это делать: "В ситуации, когда ЕС готовит санкции против Беларуси, попытаться понять, чего на самом деле добивается Путин, разумно, даже если цена этого — потакание вечному кремлевскому желанию набить себе цену".

Обсуждают ли в ЕС санкции против "Аэрофлота"?

В этой ситуации ЕС должен действовать жестко, полагает Аркадий Мошес: "Оптимальный вариант — категорически отказаться принимать мигрантов, которых толкает через границу Лукашенко. Они прибывают в Беларусь законно, по визам, индивидуальным или групповым. Беларусь — официально мирная страна, там нет войн и катаклизмов и вполне достаточный экономический потенциал. Пусть там и просят убежище. Потому что если людям оно нужно только в Германии или Швеции, то это уже не беженцы".

Чешский эксперт Павел Гавличек не согласен: "Евросоюз не может выглядеть жестоким и просто выпихнуть беженцев обратно через границу в объятия Лукашенко. Тем более что белорусы их и не пускают назад. Это будет противоречить европейским принципам гуманности. Но, разумеется, и просто распахнуть свои ворота мы не можем".

И Мошес, и Гавличек, и Кейр Джайлз из Великобритании уверены: санкции должны быть жесткими. Эксперт пражской Ассоциации по международным вопросам особенно отмечает необходимость концентрироваться не только на режиме в Минске, но и на российских интересах: "Очевидно, продолжающиеся поставки белорусских калийных удобрений в ЕС должны быть немедленно пресечены. Но не стоит забывать о российских компаниях, которые инвестируют в белорусские предприятия. Нужно рассмотреть возможность ввести санкции и против них".

Британец Джайлз говорит, что санкции должны ударить по лицам и компаниям, до которых ЕС может "дотянуться": "Угроза ЕС подвергнуть санкциям ирландские фирмы, сдающие в лизинг самолеты для "Белавиа", сработала. Компания объявила, что прекращает перевозить граждан Йемена, Сирии и Ирака из Турции. Это значит, что даже намек на санкции, у которых будет быстрый и конкретный результат, работает". По мнению Джайлза, "Евросоюз едва ли решится запретить полеты "Аэрофлота", но даже угроза сделать это — шаг в правильном направлении. Узнав об этом, Песков вдруг заговорил о "безумии" такого шага, а не о возможном ответе Кремля. Это может значить, что предупреждение сработало".

"Самое новое и неожиданное в этом кризисе то, что ЕС придерживается единой позиции и безоговорочно солидарен с Польшей, Литвой и Латвией, — полагает Джайлз. — Причем несмотря, например, на конфликт с Варшавой из-за реформы судов в Польше. Это стало приятным сюрпризом для тех, кто давно наблюдает за политикой Брюсселя. Полагаю, что для Путина и Лукашенко тоже".