Суд проанализировал распоряжение правительства от 28 мая под номером 212 и названием ”Введение карантина для лиц с диагнозом COVID-19 или лиц, получивших положительный результат теста, и лиц, находившихся в тесном контакте с ними”.

Данное распоряжение было выдано со ссылкой на управомочивающую норму, установленные Законом о предупреждении инфекционных заболеваний и борьбе с ними, который позволяет правительству вводить карантин для предотвращения или пресечения распространения особо опасного инфекционного заболевания за пределы эпидемического очага. Суд, однако посчитал, что данная норма может не соответствовать Конституции, поскольку имеет крайне общий характер. Суд отметил, что карантин сопровождается ограничением свободы передвижение, а также ограничением ряда других основных прав, например, права на образование, выбор места работы и свободу самоутверждения.

"Установленный в Конституции принцип демократии требует, чтобы все существенные ограничения основных прав были предусмотрены законом в четкой и исчерпывающей форме и предоставленное исполнительной государственной власти полномочие должно ограничиваться уточнением деталей ограничений или неизбежно необходимым, с учетом того, что принятие закона требует времени”, — считает суд.

По предварительной оценке окружного суда, правительство может иметь полномочия вводить карантин только на ограниченный срок. Однако в данном случае управомочивающей нормой не определяется максимальная продолжительность карантина или частота, с которой можно устанавливать карантин для одного человека. Таким образом, согласно постановлению под номером 212 человек может быть обязан соблюдать карантин неоднократно, в зависимости от близких контактов с больными.

Один только риск такого карантина должен быть важным для демократического общества, и, учитывая распространение вируса COVID-19 и продолжительности эпидемии, полномочие может быть слишком общим, отмечает суд.

При этом, с учетом продолжительности ограничений и круга лиц, на которых распространяются ограничения, не исключено, что постановление правительства является законодательным, а не административным актом.

”Если распоряжение является постановлением (правоустанавливающим законодательным актом), то законодатель выбрал неправильную форму для того, чтобы уполномочить Правительство Республики устанавливать ограничения. Таким образом, управомочивающую норму следует оставить без применения из-за противоречия с §§ 11, 14 или 87 (6) Конституции", — постановил окружной суд.

Учитывая, что, по данным Департамента здоровья, в Эстонии в общей сложности более 205 000 человек заболели коронавирусом, распространение вируса очень широко, а карантинные требования для близкоконтактных действуют с начала пандемии, суд ставит под сомнение возможность установления ограничений в форме общего распоряжения.

Что касается содержания постановления правительства, то суд счел, что неравное обращение с людьми, находящимися в одинаковой ситуации с точки зрения распространения вируса, не оправдано и что справка о перенесенной болезни должна действовать для некоторых заявителей более 180 дней, установленных правительством. Сертификаты о вакцинации, как известно, действительны в течение одного года.