"Я всегда чувстовала себя в Эстонии второстепенной", — сказала пару недель назад Наталия (34). Она из Ласнамяэ, ходила в русскую гимназию, училась в университете на эстонском языке и сумела сделать карьеру, которой позавидовали бы многие эстонцы.

Она рассказала, как ее подруга-эстонка на предложение пойти поиграть с ребенком на Штромку, ответила: "Туда я точно не хочу, там ведь только русские дети!" Наталия, уже привыкшая к таким комментариям, улыбнулась, но общаться с подругой дальше ей расхотелось.

Наталия всю жизнь прожила в Таллинне. Когда она была маленькой, ее мама спросила: "Наталия, ты русская?" На что ребенок ответил: "Нет, я эстонка". Она прекрасно говорит по-эстонски, у нее высшее образование, и благодаря ее высокооплачиваемой работе Эстонское государство получает приличные налоги. "Но меня все равно никогда не назовут эстонкой!" — констатировала она с грустью.

Она устала от комплиментов относительно хорошего владения эстонским языком, поскольку они постоянно напоминают о том, что "она молодец, но не эстонка". "Эстонское государство никогда не полюбит меня в ответ так же, как я пытаюсь любить его с детства. Я сдалась", — заявила она с горечью.

В чем же виноваты родившиеся в 1980-1990 годы русские, что должны чувствовать себя второстепенными гражданами? Или более молодые, играющие на Штромке дети, которые, по словам Наталии, "никого не успели оккупировать". Что это, первородный сталинистский грех Советского Союза, который никогда не забудет эстонский народ, потому "что нужно бороться с врагом"?