За свою карьеру судьи Масума осудила сотни мужчин за насилие в отношении женщин.

Но всего через несколько дней после того, как талибы взяли под свой контроль ее город, тысячи осужденных преступников были освобождены из тюрьмы. Она начала получать угрозы.

На ее телефон стали приходить десятки текстовых и голосовых сообщений с незнакомых номеров.

"Была полночь, когда мы узнали, что талибы освободили всех заключенных из тюрьмы. Мы немедленно бежали, оставив дом и всю нашу жизнь позади", — говорит Масума.

В последние 20 лет судьями в Афганистане работали 270 женщин. Их всех знали в лицо.

"Чтобы выехать из города, я надела паранджу, чтобы меня никто не смог узнать. К счастью, мы без проблем проехали все контрольно-пропускные пункты "Талибана", — рассказывает Масума.

Вскоре после того, как они уехали, соседи написали ей, что в ее дом приехали несколько членов "Талибана".

Масума говорит, что, как только соседи описали внешность мужчин, она поняла, кто ее ищет.

Несколько месяцев назад, до захвата власти талибами, Масума вела дело о жестоком убийстве жены одного из членов "Талибана".

Признав его виновным, Масума приговорила его к 20 годам тюремного заключения.

"После того, как решение было вынесено, убийца подошел ко мне и сказал: "Когда я выйду из тюрьмы, я сделаю с тобой то, что я сделал со своей женой"", — рассказывает Масума.

Она говорит, что в то время не восприняла угрозу всерьез. Но с тех пор, как к власти пришел "Талибан", осужденный — и освобожденный талибами из тюрьмы — много раз звонил ей.

"Он говорил мне, что найдет меня и отомстит", — говорит Масума.

По данным расследования Би-би-си, сейчас по меньшей мере 220 бывших женщин-судей скрываются в Афганистане.

Корреспонденты Би-би-си поговорили с шестью бывшими судьями из разных провинций и все они рассказывают примерно одно и то же.

Все они получали угрозы убийства от членов движения "Талибан", которых они ранее отправили в тюрьму. Четверо назвали имена конкретных мужчин, которых они осудили за убийство своих жен.

Все женщины-судьи в последний месяц хотя бы раз меняли номер телефона из-за угроз расправы. Все они буквально живут в подполье, переезжая каждые несколько дней.

Все они заявили, что их бывшие дома посещали талибы. Их соседи и друзья сообщили, что их допрашивали об их местонахождении.

В ответ на эти обвинения представитель талибов Билал Карими сказал Би-би-си: "Женщины-судьи должны жить, как и любые другие люди, без страха. Никто не должен им угрожать. Наши специальные воинские подразделения обязаны расследовать такие жалобы и действовать в случае нарушения.".

Он также повторил обещание талибов о "всеобщей амнистии" для всех бывших государственных служащих по всему Афганистану. Амнистия означает, что им не будут мешать, если они захотят уехать и не будут преследовать, если захотят остаться.

Женщины-судьи раньше были основными кормильцами своих семей. Но теперь, когда им перестали платить зарплату и заморозили банковские счета, все они вынуждены жить за счет своих родственников.

Более трех десятилетий судья Санаа расследовала дела о насилии в отношении женщин и детей.

По ее словам, по большинству дел проходили члены "Талибана", а также боевики ИГ (запрещенная в России организация).

Сейчас она скрывается вместе со всей своей большой семьей из более чем 12 человек.

Лишь однажды один из ее родственников-мужчин вернулся в их бывший семейный дом. Но пока он собирал вещи, к дому подъехали вооруженные талибы.

"Я открыл дверь. Меня спросили, это ли дом судьи. Когда я сказал, что не знаю, где она, они начали меня избивать. Мой нос и рот были залиты кровью", — рассказал родственник Санаы.

После избиения он попал в больницу.

По данным Human Rights Watch, около 87% женщин и девочек в Афганистане потенциально подвергнутся жестокому обращению в течение своей жизни.

Но сообщество женщин-судей, работая над соблюдением прежних законов страны, направленных на поддержку женщин, помогало отстаивать идею о том, что насилие в отношении женщин и девочек является наказуемым уголовным преступлением.

Все шестеро собеседниц Би-би-си заявили, что сталкивались с преследованием на протяжении всей своей карьеры, задолго до того, как "Талибан" вернул контроль над страной.

"Я хотела служить своей стране, поэтому я стала судьей. В суде по семейным делам я вела дела, связанные с женщинами, которые хотели развода с членами "Талибана"", — говорит бывшая судья Асма.

Она рассказывает, что ее работа всегда была опасной: "Однажды талибы забросали суд гранатами".

Одна из ее коллег исчезла по дороге с работы домой. После того, как ее тело было обнаружено, никому не было предъявлено обвинение в убийстве. Талибы отрицали свою причастность.

Насколько сурово новое руководство Афганистана будет относиться к правам женщин, еще предстоит узнать. Но пока перспективы мрачные.

Уже объявлено о создании полностью мужского кабинета министров. В школах учителям-мужчинам разрешили вернуться к работе, а женщинам — нет.

"Условия работы для женщин все еще обсуждаются", — сказал Би-би-си представитель "Талибана".

Все шесть женщин-судей говорят, что пытаются уехать из страны, но у них нет денег. А у некоторых членов их семей нет паспортов.

Марзия Бабакархайл, которая раньше работала судьей в Афганистане, а сейчас живет в Великобритании, выступает за срочную эвакуацию всех бывших женщин-судей.

По ее словам, особенно важно не забывать о тех, кто живет в сельских провинциях Афганистана, далеко от столицы страны Кабула.

"Мое сердце разбивается, когда мне звонит одна из судей из деревни и говорит: "Марзия, что нам делать? Куда нам идти? Они нас убьют", — пересказывает она свои разговоры с коллегами.

"В Кабуле, по крайней мере, все еще есть доступ к средствам массовой информации и интернету. У судей там все еще есть голос, но в сельских провинциях нет ничего", — говорит Марзия Бабакархайл.

Несколько стран, включая Новую Зеландию и Великобританию, уже заявили, что готовы помочь. Но когда прибудет эта помощь и сколько судей они смогут вывезти, не уточняется.

Судья Масума опасается, что помощь придет слишком поздно: "Я часто задаюсь вопросом, в чем мы виноваты? В том, что мы получили образование? В том, что пытались помочь женщинам и наказать преступников? Я люблю свою страну. Но теперь я здесь в плену. Я могу только молиться о том дне, когда мы снова будем свободны".