О таком побочном эффекте препаратов пишут специализированные СМИ, сайты отоларингологических клиник и сами пациенты. Последние жалуются, что длительный приём сосудосуживающих препаратов вызывает такую зависимость, что для нормального носового дыхания им требуется в десять, а то и большее число раз превышать рекомендованную суточную дозу. Многие также сообщают о психологической зависимости от препаратов, вынуждающей их идти за спреем или каплями в аптеку даже посреди ночи.

Все сосудосуживающие препараты содержат одно из следующих веществ либо их комбинацию: нафазолин, оксиметазолин, ксилометазолин, фенилэфрин. В этом материале мы не будем использовать торговые названия спреев и капель, а ограничимся лишь их действующим веществом. Чтобы соотнести конкретный спрей для носа с одним из них, достаточно обратиться к разделу ”Действующее вещество” в бумажной инструкции или изучить информацию о препарате, например, на сайте ”Справочник лекарственных препаратов Видаль”. Сосудосуживающие препараты в широком смысле называются деконгестантами. По статистике, до 30% взрослых и до 40% детей испытывают регулярные проблемы с носовым дыханием и прибегают к использованию деконгестантов.

Носовые раковины пронизаны большим количеством капилляров и венозных сосудистых мешочков. Такой объём циркулирующей крови необходим для согревания и увлажнения вдыхаемого воздуха. Соответственно, при возникновении отёка вследствие заболевания или аллергии носовое дыхание значительно затрудняется. Введение местных сосудосуживающих, как понятно из их названия, сужает просвет сосудов, уменьшает объём слизистой и делает носовые ходы более свободными для вдоха и выдоха. В России препараты сосудосуживающей группы относятся к безрецептурным лекарственным средствам, что делает их препаратами первого выбора в лечении различных простуд и снятии симптомов аллергических заболеваний.

При этом деконгестантам свойственна тахифилаксия — быстрое снижение эффективности при повторном введении лекарственного средства и необходимость постоянного увеличения его дозы. Именно о тахифилаксии, а не о привыкании, зависимости или ”подсаживании”, корректнее всего говорить в случае с сосудосуживающими. Тахифилаксией, а не развивающейся наркоманией, например, объясняется необходимость постоянного повышения дозы морфина на терминальных стадиях онкологических заболеваний. Стоит отметить, что производители сосудосуживающих препаратов обычно указывают тахифилаксию в списке побочных действий.

В случае долгосрочного и значительного превышения дозы сосудосуживающих спреев и капель у пациента развивается медикаментозный ринит. Термин принят как в русскоязычном, так и в англоязычном поле, при этом отсутствует в МКБ-10 и не планируется ко вводу в МКБ-11. Так как медикаментозный ринит сопровождается атрофией, то есть омертвением слизистой, чаще всего его кодируют как ”атрофический ринит”. Сама по себе атрофия — истончение слизистой — приводит к ещё большей заложенности носа, следовательно, пациенту требуется постоянно повышать дозу для достижения всё более короткого периода нормализации носового дыхания. Помимо возникновения медикаментозного ринита, превышение дозировок сосудосуживающих препаратов может приводить к таким осложнениям, как тромбозы ветвей артерии сетчатки, желудочковая аритмия, предобморочные состояния и даже инсульты.

Хотя диагноз медикаментозного ринита и отсутствует в МКБ, существует достаточно исследований, доказывающих его существование и прямую связь со злоупотреблением деконгестантами. Ещё в 1996 году учёные набрали группу здоровых добровольцев: одна часть из них получала на протяжении месяца спрей с оксиметазолином, другая — с хлоридом бензалкония (антимикробным препаратом без сосудосуживающего эффекта), а третья — плацебо. Через 28 дней использования спреев первая группа показала значительное ухудшение состояния слизистой, а также выше оценила субъективную заложенность носа и проблемы с носовым дыханием.

Другая группа исследователей собрала образцы тканей носовых раковин у 22 пациентов, пользующихся ксилометазолином на регулярной основе, и сравнила с десятью образцами тканей людей, не использовавших сосудосуживающие препараты с этим действующим веществом. Во всех 22 образцах была выявлена плоскоклеточная метаплазия — структурное изменение, характеризующееся замещением реснитчатого эпителия многослойным плоским эпителием. То есть один тип клеток буквально погиб и был заменён другим, не предназначенным для обеспечения функций дыхания.

Проблема медикаментозного ринита достаточно распространена: согласно статистике, от 1% до 9% всех обращений в отоларингологические клиники связаны с медикаментозным ринитом. При этом, отмечают специалисты, цифры точно ниже реального количества имеющих зависимость от капель, так как многие пациенты не считают подобную зависимость проблемой, требующей обращения к специалисту.

При этом есть и хорошие новости — медикаментозный ринит полностью излечим и обратим. Для избавления от зависимости используется как консервативное лечение кортикостероидными и антигистаминными препаратами, так и хирургическое — например, вазотомия, рассечение сосудов, и конхотомия, иссечение части поражённой слизистой оболочки механически или методом лазерной или криодеструкции. Оперативное лечение проводится по выбору пациента под местной или общей анестезией, во многих случаях — амбулаторно, то есть госпитализация не требуется. Хирургическое вмешательство обеспечивает долговременную нормализацию носового дыхания при условии отказа от злоупотребления сосудосуживающими препаратами.

Таким образом, превышение суточных доз сосудосуживающих препаратов или приём, превышающий по длительности рекомендованный, действительно приводит к формированию зависимости от препарата, определяемой как субъективно пациентом, так и объективно врачом при исследовании структуры тканей носовых раковин. Такие патологические изменения именуются медикаментозным ринитом. Однако они обратимы, существуют эффективные терапевтические способы лечения, а в сложных случаях оправдано хирургическое вмешательство, значительно облегчающее жизнь пациенту.