Дату 13 ноября 2015 года Себастьян Дозе вспоминает как страшный сон. В этот день 41-летний мужчина был на работе — за барной стойкой в ресторане La Bonne Biere на северо-востоке Парижа. "На часах было около половины десятого, когда мне показалось, что я слышу взрывы петард. Сначала я даже не понял, что происходит", — вспоминает он, беседуя с корреспондентом DW у здания кафе, в котором работает и сейчас. "В какой-то момент все побежали. Один человек, который был ранен в ногу, пытался подняться вверх по лестнице. Потом я увидел, как преступники стреляли в толпу из автомата Калашникова. Это было как в кино. Я упал на пол и остался лежать". Себастьян выжил. Тогда он не мог знать, что происходящее было одним из нескольких терактов, одновременно совершенных в Париже 13 ноября: на стадионе, где проходил футбольный матч, в концертном зале "Батаклан", и в нескольких барах и ресторанах.

Суд по делу о терактах: 20 человек на скамье подсудимых


Спустя почти 6 лет после терактов в Париже, 8 сентября 2021 года начинается суд по этому делу. На скамье подсудимых — 20 человек, их обвиняют в том, что они так или иначе оказывали поддержку террористам. 9 террористов за один вечер убили 130 человек. Это был самый кровопролитный теракт во Франции со времен Второй мировой войны.

Среди 20 подсудимых только один напрямую помогал террористам: Салах Абдеслам привез их на место преступления и, как полагает следствие, помогал им в производстве взрывчатки. Другие 19 человек подозреваются в том, что, кроме прочего, оказывали логистическую поддержку террористам. При этом шестерых из них судят заочно. Следствие исходит из того, что их уже нет в живых, они были убиты в ходе военных действий в Ираке и Сирии. Потерпевшую сторону на суде представляют 1800 человек. В процессе участвуют 300 адвокатов. Предполагается, что суд будет идти более 9 месяцев.

Что рассказывают жертвы терактов


Бар La Belle Equipe, что в двух километрах южнее кафе, в котором работает Себастьян, тоже стал местом, где произошел теракт. "Я раньше работал в этом месте. И мои друзья в этот вечер праздновали здесь День рождения, — рассказывает Себастьян. — Среди них была Мишель — подруга моего приятеля — итальянца. За два месяца до этого он сделал ей предложение. Мы все думали, что она выжила. Но на следующий день мы узнали, что она погибла во время теракта".

Напротив этого заведения сейчас установлена мемориальная доска с именами 20 человек, погибших здесь от рук террористов. Себастьян несколько минут молча смотрит на нее. Потом со слезами на глазах он произносит: "Она была настоящим ангелом: красивая, умная, милая. Нам всем ее не хватает".

В числе потерпевших и Тьерри. Свое настоящее имя он предпочел не называть. В тот вечер он еще с парой человек, пришедших на концерт рок-группы Eagles of Death Metal в "Батаклан", спасая свою жизнь, несколько часов простоял в раздевалке. Во время концерта в "Батаклане" трое террористов расстреляли 90 человек. "После того, как приехала полиция, нас вывели через главный вход. Когда мы шли, я видел в курилке лежащих на полу убитых людей", — вспоминает Тьерри.

С тех пор Тьерри считает, что родился под счастливой звездой. Но в душе у него глубокая рана: "Я не думаю, что кто-то сможет ее залечить. Как только я сталкиваюсь с какой-то проблемой в обычной жизни, травматические воспоминания возвращаются. Я плохо сплю. Каждую ночь мне снится один и тот же сон: я с оружием в руках пытаюсь защитить других людей от террористов". Тьерри говорит, что для него очень важно быть свидетелем на этом процессе: "Это важно еще и потому, что все эти видеозаписи останутся в архивах для будущих поколений. Но я не ожидаю того, что подсудимые будут плакать или раскаиваться. Хотя, надеюсь, приговоры будут суровыми".

Но не все потерпевшие реально смотрят на этот процесс, не ожидая от него ничего сверхъестественного, говорит Дельфине Морали. Врач-психиатр работает в центре психотравмы института исследования психологии жертв. Там после терактов был создан кризисный центр, чтобы помочь тем, кто выжил во время атак террористов. Сегодня в этом центре получают помощь около 20 человек. "Некоторые из наших пациентов до сих пор не могут прийти в себя и жить нормальной жизнью", — рассказывает она.

Чтобы залечить раны, нужно время


Они все еще страдают от симптомов пережитой травмы, среди которых и бессонница. У многих слишком завышенные ожидания от этого процесса. "Суд является важным этапом именно потому, что это поможет признать ущерб и наказать виновных", — говорит врач. "Но только лишь это не поможет преодолеть травму. Ведь в конечном итоге многие из наших пациентов утратили ощущение безопасности, с тех пор произошли и другие теракты. Кроме того, преступники мертвы и не могут быть призваны к ответственности". С 2015 года во Франции от рук террористов погибли 250 человек.

Мэтью Модуи боится, что приговор суда его разочарует. Его 41-летний брат Седрик погиб в результате теракта в "Батаклане": "Я все еще принимаю антидепрессанты. Нет ни одного дня, когда бы я не думал о нем и об этой трагедии". Он говорит, что должен во имя брата выступить одним из тех, кто представляет сторону потерпевших. Я надеюсь, мы получим хотя бы ответы на самые важные вопросы. "Я, конечно, стараюсь не питать иллюзий. Преступники не будут просить прощения. Они оказались в сетях фанатизма и не признают нашу систему правосудия", — говорит Мэтью.

Себастьян решил наблюдать за процессом по телевизору. "Что-то подсказывает мне, что от участия в заседаниях суда мне будет плохо. Есть много других людей, которые будут там бороться за справедливость". Себастьян признается, что когда он думает обо всех жертвах, ему становится страшно: "На этой доске с именами погибших могло быть и мое имя. Это больно". Чтобы забыть об этом Себастьян хочет уехать из Парижа насовсем.