Женщина по имени Надежда говорит, что у нее уже пропала всякая надежда на то, что животных удастся куда-то пристроить.

”Я обращалась во многие НКО в Ида-Вирумаа, но у них нет мест, — говорит она. — Звонила и в службу защиты животных, и на линию спасения животных, и в приют. Нигде ничего предпринимать не стали, сказали обращаться в управу. А город, как я понимаю, просто не хочет финансировать отлов. Я в отчаянии и не знаю, куда мне еще обратиться”.
Надежда очень надеется, что если газета привлечет внимание общественности к этой проблеме (бездомные животные месяцами живут в ужасных условиях, но никто ничего не предпринимает), то власти начнут хоть как-то действовать.

Она говорит, что делала также публикации в социальной сети Фейсбук — вдруг кто-то возьмет хотя бы котят домой. Но все ее попытки решить проблему с бездомными животными были безуспешны — и они по-прежнему на улице.

”Вчера вот возила опять им корм, — рассказывает Надежда. — Взяла оттуда одного котенка домой. Но их там много, я насчитала, ходя по улицам, 65 котов, кошек и котят. И мне очень жаль, что проблемой никто не занимается”.

Кошки-мышки

”МК-Эстония” обратилась в несколько НКО, и там специалисты подтвердили: сейчас действительно ”горячий” период, приюты заполнены брошенными котятами, и мест и вправду везде мало.
На линии Спасения животных (1414), куда Надежда тоже звонила, объяснили: ”Мы занимаемся, в первую очередь, теми питомцами, которые находятся в критическом состоянии, чья жизнь и здоровье в опасности. Или теми, с кем хозяин плохо обращается. Просто брошенными и бездомными животными мы не занимаемся, поэтому и не отреагировали на сигнал”.

”Нужно обращаться в управу того местного самоуправления, на чьей территории находятся эти животные, у них выделен на это бюджет, именно они должны ими заниматься”, — в один голос ответили специалисты из всех учреждений, куда мы обратились.

В одном таллиннском НКО после обращения ”МК-Эстонии” пообещали помочь с ловушками, кормом и оплатой счетов, дать клетки, возможно, организовать передержку некоторых кошек и проконсультировать при необходимости, что делать дальше. Но нужно было, чтобы Надежда выслала фото животных с близкого расстояния.

”Я ездила туда, чтобы их сфотографировать, но был дождь, и животные, видимо, попрятались, — объясняет Надежда. — Я не живу там постоянно и все время ездить туда и их вылавливать тоже не могу”.

Из-за отсутствия ”живых” и свежих фото и видео это НКО тоже не смогло подключиться, чтобы оказать помощь. Ведь фото и видео животных — обязательное условие, чтобы специалисты начали действовать.
”МК-Эстония” обратилась также к чиновникам местного самоуправления. Город Кивиыли относится к волости Люганузе. Специалист по окружающей среде управы Люганузе Лийзи Маритс говорит, что в их волости вообще очень много бродячих кошек, не только в Кивиыли.

”Каждый год с территории волости в приют попадает около 100 бездомных животных — в том числе котят, беременных кошек и мам с малышами, — перечисляет она. — Чтобы снизить популяцию кошек, нужно ограничить их количество. Важно помнить, что уже в возрасте 5–6 месяцев коты становятся половозрелыми. И кошка может за год 2–3 раза принести котят. Таким образом, за год одна кошка может родить порядка 20 котят. Поэтому колонии образуются довольно быстро”.

Лийзи Маритс считает: люди сами, в первую очередь, должны быть ответственными и ограничивать популяцию хвостатых.
”Однако часто мы встречаем отношение как раз наоборот — люди досконально не продумывают, какие проблемы могут быть, если они возьмут домой животное, — рассуждает она. — Не думают о том, что у них появляются обязанности. Еще до того, как взять себе питомца, человек должен быть уверен в том, что он сможет на протяжении многих лет жить с животным, заботиться о нем, о его благосостоянии и здоровье. Нужно также продумать, как избежать нежелательного потомства, если вы заранее знаете, что не сможете о нем позаботиться и найти котятам новые дома. Самый простой способ — стерилизация или кастрация животного”.

Вдобавок, говорит Маритс, стерилизованные и кастрированные животные становятся более домашними. Снижается риск, что животное станет бродячим, что оно заболеет. Кастрированный кот перестает метить территорию. А у стерилизованной кошки меньше риск возникновения воспаления матки.

”Также стерилизация и кастрация позитивно влияют на здоровье и поведение животного и помогает избежать нежелательной беременности, — подчеркивает она. — Но, несмотря на это, очень часто хозяева не стерилизуют и не кастрируют котов и кошек, а также нередко просто выбрасывают их на улицу, где они быстро размножаются. Котят, которых не хотят оставлять себе, тоже где-то выбрасывают, и таким образом колонии бродячих животных быстро растут. Особенно большая проблема — с котами и кошками, обитающими на дачах, которых, как правило, не стерилизуют и не кастрируют и которых осенью там же на даче ”забывают”. Брошенные животные попадают на улицы, где они активно размножаются”.

Бюджет — кот наплакал

Маритс заверяет: волость Люганузе каждый день занимается проблемой брошенных животных. И каждый месяц оплачивает счета, которые управе присылает приют.

”Нередко эти счета достигают тысяч евро, — подчеркивает она. — Волость Люганузе помогает бродячим животным по мере своих возможностей. И призывает своих жителей также относиться ответственно к своим питомцам. Поэтому не нужно забывать: кастрация и стерилизация животного в раннем возрасте помогает снизить количество брошенных животных в волости Люганузе”.

Что же касается утверждения Надежды, что в Кивиыли — колония из 65 кошек, котов и котят, то специалист по окружающей среде отмечает, что, к сожалению, она не может точно сказать, сколько бродячих животных в Кивиыли.

”Волостная управа Люганузе занимается ими по мере своих возможностей, — заверяет Маритс. — Обычно жители сообщают мне о бездомных кошках, и я, в свою очередь, передаю эту информацию в приют. Мы сотрудничаем с приютом для животных Grey Dogs, который находится в Кохтла-Ярве”.
Она отмечает, что на отлов и заботу о бродячих животных у них выделено 10 000 евро на целый год. И на данный момент более половины от бюджета уже использовано — на отлов бездомных кошек и собак, уход за ними, их стерилизацию или кастрацию, а также чипирование или эвтаназию.
”В прошлом месяце мы отправили в приют 16 кошек, — добавляет Маритс. — И их отлов, уход за ними, стерилизация и чипирование обошлись в 2400 евро” (в среднем по 150 евро на кошку — прим.авт).

Она заверяет: на все сигналы, когда ей звонили и писали по поводу бродячих кошек, она сразу же реагировала.

”Но так как я в волости — новый работник, то я не могу комментировать, какие действия предпринимали до этого для борьбы с бродячими животными”, — добавляет она.

Кто тянет кота за хвост?

”МК-Эстония” связалась и с приютом Grey Dogs. Олеся Ключанкина, одна из руководителей приюта, сказала, что они с радостью займутся отловом бродячих кошек, но нужно, чтобы управа дала им такое распоряжение.
”Хоть завтра, — говорит она. — Хоть сегодня. И место мы для них найдем. Не для всех 65, конечно, но тех, что отловим, мы пристроим. Но нужно, чтобы чиновники управы Люганузе дали нам распоряжение на отлов. Ведь управа оплачивает эти счета, и без указаний управы мы не можем действовать. Так что звоните в управу”.

Ключанкина дала три номера телефона, по которым можно звонить, и добавила: ”Не знаю, какой сейчас работает. Специалисты там постоянно то на больничном, то в отпуске, то вообще меняются, и приходят новые. Пробуйте”.

Эмпирическим путем выяснилось, что дозвониться до нужного чиновника можно по телефону 5190 8577. Под видом обычного человека журналист ”МК-Эстонии” сообщил чиновнице, что в Кивиыли много бродячих кошек, и спросил, что она намерена с этим делать.

”Да, я знаю, — неторопливо протянула чиновница. — Но я так сразу не могу позвонить в приют и дать распоряжение на отлов. Мне нужно сначала съездить туда и посмотреть”.

На вопрос, когда она сможет это сделать, чиновница сказала: ”Нет, не сегодня. И не завтра. Наверно, в понедельник” (разговор происходил в четверг).

И дальше она пять минут рассуждала, что на самом деле во всем виноваты люди, которые не стерилизуют и не кастрируют своих питомцев, выбрасывают животных на улицу, а другие люди потом еще подкармливают их. Животные размножаются, и управе приходится заниматься проблемой. А денег мало, всего 10 000 евро на весь год на всю волость. Но на вопрос, почему выделяют так мало, она сказала, что не может это комментировать.

Наступил понедельник. Журналист позвонил снова чиновнице управы Люганузе. Она сказала, что была по данному адресу (Кескпуйестеэ, 34), но кошек там обнаружено не было.

”Вечером после работы съезжу еще раз”, — пообещала она.

Однако и во время следующего разговора она заверила, что ездила снова, но ни одной кошки или котенка возле этого дома не видела.
”Может, они куда-то спрятались, — стала рассуждать она. — Хотя дождя вчера не было. Нет, никого там не видела”.

На вопрос, что же делать, она ответила, что не может снова туда ехать, потому что это крюк. И нужно ждать следующих сигналов.
Куда же делись все эти бездомные кошки? ”МК-Эстония” позвонила в приют Grey Dogs. Однако там заверили, что никого по этому адресу и вообще в Кивиыли за эту неделю не отлавливали.

”Из управы нам распоряжений так и не поступило, поэтому мы и не занимались отловом”, — объяснили в приюте.

Надежда тоже сообщила, что все животные куда-то пропали, и в последний раз она вообще никого из них не видела.

В поисках истины мы позвонили и председателю КТ Кескпуйестеэ, 34. Однако та уставшим голосом сообщила, что ее достали уже эти кошки и эти жительницы из двух квартир, которые постоянно их кормят.
”Да в подвале они! — сообщила председатель Любовь Роозивяли. — Туда просто не зайти, так все загажено и воняет мочой. Там два дивана, наши сердобольные жительницы проделали для кошек ход, чтобы они могли залезать в подвал, когда нужно, и это просто кошмар! Вся изоляция ободрана, я хотела сделать новую, но кошки же и ее превратят в лохмотья”.

Однако на предложение позвонить чиновнице управы Люганузе и сообщить местонахождение кошек, чтобы та могла предпринять меры и отправить животных в приют, председатель ответила отказом.

”Никуда звонить я не буду, — сказала она. — Я так уже от всего этого устала. Жителей нашего дома волнуют только три вещи: деревья, которые нельзя рубить, чтобы прачечная в доме была и кошки, будь они неладны. На все предложения отремонтировать дом они отвечают, что на их век хватит. У управы в нашем доме пять квартир, но и они не могут ничего поделать. Эти (Следуют имена жильцов дома. — Прим. авт.) постоянно кормят этих кошек и говорят, что они их любят. От этой ”любви” — вонь такая, что слышно издалека. Нет, я не буду никуда звонить. Я так от всего этого устала, что вообще хочу уйти с поста председателя”.
Журналист ”МК-Эстонии” сообщил чиновнице управы Люганузе, где находятся животные. Но в связи с началом третьей волны чиновница уже ушла на ”удаленку”. И теперь совсем непонятно, когда же в управе смогут заняться проблемой животных и отправить их, наконец, в приют, где их вылечат, стерилизуют, чипируют и попробуют найти им дом.