Житель Таллинна Артур Хрисанфов (28) в ноябре 2019 года купил автомобиль ”Шкода” 2011 года выпуска и спустя несколько месяцев решил заказать на свою машину газовую установку, чтобы экономить на топливе.

”Знакомый порекомендовал мне фирму Gaasiabi OÜ, — рассказывает мужчина. — Я отвез туда автомобиль, и через пару недель работы были выполнены. 25 февраля 2020 года я заплатил за них 1500 евро и забрал машину. Руководитель фирмы Роман Ефремцев мне тогда еще сказал, что на машины с таким мотором он ставит газовое оборудование в первый раз”.

То одно, то другое

Артур поясняет: у его авто — система непосредственного впрыска топлива. Но на фразу Романа он сначала не обратил внимания.

”Однако вскоре после установки автомобиль стал выдавать ошибки, — говорит мужчина. — То одну, то другую. Были постоянные проблемы. Я постоянно ездил в Gaasiabi, чтобы там решили проблему. Там что-то делали, какое-то время было все нормально, потом система опять выдавала ошибку”.

Например, одна из проблем заключалась в том, что машина не прогревалась. И, по словам Артура, Роман сказал ему, что проблема в термостате.

”Дескать, надо его поменять. Я поехал в официальное представительство данной марки, там термостат поменяли, но сказали, что и со старым было все ок, — рассказывает Артур. — Я поехал снова в Gaasiabi. Они там опять что-то поделали, вернули мне машину, но через некоторое время система вновь выдала ошибку”.

Он говорит, что работы изначально были проведены настолько некачественно, что автомобиль с новейшей электроникой просто сходил с ума.

”В конце концов, когда уже наступило лето и я опять поехал к ним, они в очередной раз что-то сделали, — рассказывает Артур. — И действительно, система перестала выдавать ошибки. На самом деле, как потом выяснилось, Роман просто поставил мне в авто какой-то блок, вроде как ”мозги” для газовой. Это устройство просто блокировало появление в системе уведомлений об ошибках. Чтобы я думал, что все в порядке, и перестал бы к ним, наконец, ездить. И еще он сказал, что все по-новому настроил и бензин для охлаждения форсунок теперь расходуется в пределах нормы”.

Но на деле оказалось все совсем не так. Обрадованный тем, что система перестала выдавать ошибки и вроде как все было в порядке, Артур с семьей поехал на этой машине в путешествие по Прибалтике.

”И возле литовской границы машина на скорости 120 км/ч вдруг заглохла, — рассказывает мужчина. — Она просто посреди дороги умерла”.

Недалеко от границы был то ли город, то ли деревушка. Артур с семьей вручную ее докатили до этого населенного пункта. Нашли там какую-то мастерскую.

”Там занимаются только покраской, но согласились машину посмотреть, — рассказывает мужчина. — Экспериментальным путем долго пытались выяснить, в чем же проблема. Меняли свечи, потом — шланги от свечей, потом — катализатор. Но ничего не помогло. Также неподалеку было представительство Fixus. Докатили машину туда. Они смотрели-смотрели, потом позвали владельца какого-то автосервиса, чтобы с ним проконсультироваться”.

Экспериментальным путем мужчины в итоге поняли, что если прилично газовать и не нажимать на тормоз, то машина как-то едет.

”Доехали таким образом пару километров до мастерской того владельца, — рассказывает Артур. — Было уже семь вечера, и мы проторчали там до 2–3 ночи. Он копался, копался, но все никак не мог найти проблему. Однако в итоге хотя бы сделал так, чтобы машина заводилась и работала на газу”.

Потихоньку Артур с семьей доехали до Паланги и там тоже стали возить ее по разным мастерским, чтобы решить проблему.

”Ее смотрели автоэлектрики и другие специалисты, но никто не мог понять, в чем дело, — рассказывает мужчина. — В то время там были праздники, Морские дни, и многие мастерские были просто закрыты. Машина по несколько дней торчала то в одном сервисе, то в другом, но все было безуспешно. И хотя мы изначально не хотели везти ее в Клайпеду, потому что понимали, что цена за ремонт будет просто космической, в итоге пришлось это сделать”.

Яйцо или курица?

Кое-как доехали до Клайпеды. Ситуация осложнялась еще и тем, что отпуск уже фактически закончился, и Артур, у которого свой бизнес, к тому времени должен был давно уже быть в Таллинне.

”Но в итоге мы застряли еще на неделю в Литве, — говорит мужчина. — Надо было где-то жить и при этом как-то решать проблему с автомобилем. Я отвез машину к официалам в центр, и только ближе к субботе они выяснили, что, оказывается, сгорели все бензиновые форсунки. Потому что Роман из Gaasiabi, когда в последний раз ”исправлял ошибки”, выставил расход бензина, который был нужен для охлаждения форсунок, на 0. И они сгорели”.

Артур вспоминает, что еще на литовской границе, когда вместе со специалистами из разных автосервисов они думали, в чем может быть проблема, он предположил, что, может быть, бензин некачественный.

”Потому что как раз прочитал в новостях, что человек заправил машину некачественным топливом на одной из заправок, — поясняет он. — И я попросил их проверить качество бензина. Я перед поездкой заправился ”по горло”. Помню, когда мы на границе открыли бак, бензин оттуда просто полился. То есть мы проехали всю Эстонию и Латвию, а бак был все еще полон. И если бы Роман поставил расход бензина для охлаждения форсунок хотя бы на 5%, то четверть бака всяко бы ушла. А тут он был совершенно полон”.

В Клайпеде специалисты из центра заменили все форсунки и отключили газовую установку.

”Также они позвали экспертов, и те предположили, что это все — из-за неправильно поставленного газового оборудования, — рассказывает Артур. — С отключенной газовой установкой мы доехали до Эстонии. Я сразу же хотел отвезти машину в Gaasiabi, чтобы они посмотрели и все исправили, но Роман на звонки и СМС уже не отвечал. После нескольких недель безуспешных попыток до него дозвониться, я просто отвез туда машину и оставил вместе с ключами”.

Потом Артур снова пытался дозвониться, чтобы узнать, как продвигается ремонт, но тоже безуспешно.

”В итоге я позвонил другу, который живет рядом, он пошел в эту мастерскую, нашел этого Романа, позвонил мне и дал ему трубку. И только тогда нам удалось поговорить, — рассказывает Артур. — Роман сказал, что у него не было времени заниматься моей проблемой, машина все это время просто так у них стояла, и только сейчас он начнет ее смотреть”.

Что же сказал после осмотра Роман? А сказал он, по словам Артура, следующее: ”С газовой установкой все в порядке, у тебя мотор полетел”.

”Я поехал в фирму Forss OÜ, где провели диагностику и заменили цепь мотора и другие детали, — рассказывает о своих злоключениях Артур. — И в диагностике черным по белому было написано: неправильно установлено газовое оборудование”.

В ситуации, когда в Gaasiabi говорят, что газовое оборудование не работает из-за полетевшего мотора, а в фирме Forss OÜ заверяют, что неправильно установлено газовое оборудование, нужен третейский судья.

”Я поехал тогда на диагностику в фирму Gaznet, где выявили длинный список проблем и ошибок, — рассказывает Артур. — Тогда-то и выяснилось, что Роман настроил все так, что впрыск бензина для охлаждения форсунок был на нуле. Поэтому они и сгорели. И вдобавок

поставил устройство, которое автоматически удаляло уведомления об ошибках. Только подключившись напрямую к ”мозгам” системы, удалось все это выяснить”.

По словам специалистов, проводивших диагностику, работы были сделаны со множеством недочетов: установка оборудования была произведена неправильно, настройка — тоже. И чтобы это все исправить, нужно было снимать и делать все по-новому. Это еще 900 евро.

”Да все нормально работает!”

”И тут-то я и вспомнил фразу, которую Роман сказал мне после установки: что на такой мотор — где непосредственный впрыск — ставит газовое оборудование в первый раз, — вспоминает Артур. — После всего случившегося фраза заиграла в новом свете. То есть фактически для него это был эксперимент”.

После диагностики Артур вновь связался с Романом. Написал ему длинное письмо, в котором подробно обрисовал проблемы, сообщил результаты диагностики, прикрепил доказательства и потребовал компенсировать ему нанесенный неправильно установленным газовым оборудованием ущерб.

На дворе был уже декабрь, то есть с момента установки прошел почти год, пока выяснили реальную причину проблем.

Однако Роман Ефремцев продолжал настаивать, что причина — не в газовом оборудовании.

”Вы обращались к нам по поводу того, что ваш двигатель при температуре воздуха около 0 градусов после прогрева до рабочей температуры остывал на холостом ходу до 30 градусов, — отвечает руководитель Gaasiabi OÜ в своем письме. — Это ненормально и не дает газовой системе штатно работать. Мы выставили ограничение работы на газе: не более 20% нагрузки при температуре двигателя ниже 40 градусов. Мы рекомендовали проверить работу двигателя. Потом вы снова обращались, и, по вашему утверждению, во время работы двигателя на газе расход бензина составил 4,5 л/100 км. Мы установили дополнительный блок эмуляции EZP и договорились, что вы проверите расход и сообщите нам. Так как в течение пары недель информации не было, я позвонил вам и узнал, что расход стал 3,5 л/100 км. Этого более чем достаточно для охлаждения бензиновых форсунок”.

Далее Роман вспоминает: ”Через полгода и 15 000 км пробега вы привезли и оставили машину, сообщив, что вам отремонтировали мотор, заменив бензиновые форсунки. При первой возможности мы проверили двигатель и газовую систему. В двигателе — ошибки Р307А и Р0171. Разгон на бензине слабый, обороты поднимаются только до 3500 тысяч, впрыск бензина ограничен 9 миллисекундами. Газовая система работает штатно. Мы рекомендовали проверить работу двигателя”.

Комментируя счет из Forss OÜ, он отвечает Артуру: ”Видно, что была произведена замена цепи ГРМ. Следовательно, причиной поломки и последующей плохой работы двигателя даже с новыми форсунками являлось растягивание и перескок цепи ГРМ и нарушение фаз газораспределения двигателя. Кроме бензиновых форсунок могли пострадать многие другие детали и узлы. Информации о вашем слабом моторе и его проблемных местах предостаточно, особенно слаб узел цепи ГРМ. Обращаю ваше внимание на то, что уже на момент установки газовой системы пробег автомобиля составлял 137 900 км”.

Затем Роман вставляет в текст письма две ссылки на статьи, где говорится о слабых местах моторов данного типа и их недостатках.

А на претензии Артура касательно неправильной настройки системы, нулевого охлаждения форсунок и автоматического удаления ошибок он отвечает так: ”Система Nevo Sky, в отличие от других, принципиально не имеет возможности удалять все ошибки, принципиально не имеет возможности удалять ошибки, связанные с неправильной смесью, и принципиально не имеет возможности удалять ошибки при работе на бензине. Поэтому диагностике двигателя при работе на бензине ничто не мешает. Параметр ”Change petrol consumption” — по умолчанию ”0”. Увеличивать параметр необходимо только в случае, если расход бензина при работе на газе — менее 0,8 л/100 км. Это легко узнать из инструкции. Вы утверждали, что расход был 3,5 л/100 км”.

Он заключает: ”Если двигатель после ремонта работает на бензине нормально и больше не выдает ошибок, то необходима настройка газовой системы под его текущие параметры”.

О компенсации и результатах диагностики в Gaznet в ответе руководителя Gaasiabi — ни слова.

”Это бред, машина — 2011 года, она до этого была на фирме, чисто в офис и домой кататься, — опровергает домыслы об изначально ”убитом” моторе Артур. — Мотор был исправен, все обслуживание было сделано вовремя, и машина, когда я ее покупал, была в идеальном состоянии. Перед покупкой я сделал диагностику, все было в полном порядке. Я ее купил в ноябре 2019 года и в январе-феврале 2020 года привез в Gaasiabi, чтобы установили газовое оборудование. Получается, по словам Романа, за полгода я убил мотор? На самом деле это сделала неправильно работающая газовая установка”.

”Фирма должна вернуть деньги”

В январе 2021 года Артур обратился в Департамент защиты прав потребителя и технического надзора. Руководство фирмы Gaasiabi и там упирало на то, что Артур проехал после установки газового оборудования на машине 15 000 км, что проблемы вызвала цепь ГРМ, которую вовремя не поменяли, и что один из счетов был вообще выставлен на юридическое лицо, поэтому департамент не может рассматривать этот спор, поскольку он — между двумя фирмами. Но комиссия отмела все эти возражения как несущественные и к делу не относящиеся.

И спустя полгода разбирательств департамент встал на сторону клиента, постановив, что фирма, выполнявшая работы, отвечает за их качество в течение двух лет, и Gaasiabi должна возместить Артуру 3774,71 евро.

Из них: 1500 евро — за установку оборудования, ремонт автомобиля в Клайпеде — 518,90 евро, отели в Паланге и Клайпеде — 435, 290 и 45,5 евро, аренда автомобиля в фирме CityBee в Литве — в общей сложности шесть раз, на сумму в 88,67 евро, такси в Литве — 3,4 евро, такси в Эстонии — 4,6 евро, ремонт и диагностика в Эстонии в фирме Forss OÜ — 799, 04 евро, диагностика в фирме Gaznet OÜ — 90 евро.

”Причем это только те расходы, которые можно доказать по чекам, — говорит Артур. — На самом деле мои убытки от некачественно проведенных сотрудниками Gaasiabi OÜ работ — намного больше. За буксир, например, я платил наличными, и чека мне не дали. Ну и так далее”.

Однако выигранный в комиссии спор, как оказалось, — еще не повод для радости. Прошел месяц, денег Артуру на счет от фирмы Gaasiabi OÜ так и не поступило.

”29 июля, когда был последний день для выполнения решения комиссии, я позвонил руководителю фирмы Роману Ефремцеву, и тот сказал, что ничего платить они не будут. И что я ничего не докажу, — передает беседу Артур. — Так как он не выполнил решение комиссии, то Gaasiabi OÜ внесут в черный список на сайте komisjon.ee, чтобы предупредить других клиентов”.

Действительно, со 2 августа фирма Gaasiabi OÜ ”красуется” в черном списке недостойных доверия фирм.

Артур говорит, что следующий шаг — суд. Но сначала он обратился в инкассо — и они изучают сейчас документы.

”Если они увидят, что дело беспроигрышное, то выкупят это требование, вернут мне всю сумму и будут тогда уже сами с него востребовать 3774,71 евро плюс свои проценты. И тогда мне не придется тратиться еще и на юристов, — говорит мужчина, и так понесший большие убытки. — В крайнем случае они сами подадут в суд, и нужно будет только ждать, пока тот вынесет решение. В любом случае, то, что Комиссия по потребительским спорам встала на мою сторону, уже практически гарантирует мне победу в суде”.

Фирма ждет суда

”МК-Эстония” попросила Романа Ефремцева из Gaasiabi OÜ прокомментировать ситуацию.

В фирме Gaasiabi OÜ ответили, что они не согласны с утверждениями Артура касательно причинения ущерба и считают нужным рассмотрение дела в суде.

”Мы надеемся, что суд учтет все доказательства и вынесет взвешенное и справедливое решение, — говорится в письме из фирмы. — Также хотим обратить ваше внимание на то, что в феврале 2020 года Gaasiabi OÜ установила газовое оборудование на автомобиль Škoda Octavia 2011 года, и уже на тот момент машине было девять лет, сейчас ей уже 10. В 2021 году Артур обратился к нам с претензией и утверждал, что газовое оборудование вызвало множественные технические неполадки у автомобиля. Мы не согласны с его утверждениями,

потому что, по нашей оценке, связь между установкой газовой системы и возникновением через год неполадок у 10-летней машины не была убедительно доказана. Мы заверяем: сотрудники Gaasiabi OÜ не пытались скрыть предполагаемые неполадки”.

В фирме добавляют: комиссия при Департаменте защиты прав потребителя рассматривала дело, исходя только из утверждений Артура и, по оценке Gaasiаbi OÜ, не подошла с должной серьезностью к технической стороне вопроса.

”Поэтому мы не согласны также с решением комиссии, — добавляют в фирме. — Клиент нам сообщил, что намерен подавать в суд. Мы ждем, когда иск с его стороны будет готов, и надеемся, что в ходе судебного разбирательства причины, которые привели к данным неполадкам, будут тщательно изучены, и обе стороны смогут предоставить доказательства. Поэтому-то мы и не выполнили решение комиссии в указанный срок — клиент нам сообщил, что будет продолжать спор в суде. К тому же, по законам ЭР, решение Комиссии по потребительским спорам не равноценно решению суда, и с решением комиссии у человека нет права обратиться к судебному исполнителю”.

Газ отключен

А что же газовая установка? Артур говорит, что она сейчас отключена. Потому что, если ее включить, машина начинает при разгоне подрагивать и дергаться.

”И я не хочу, чтобы опять форсунки сгорели, — добавляет он. — В Литве, кстати, пошли мне навстречу и взяли с меня меньше, чем это все реально стоило. Счет был чуть меньше 600 евро, а только одна форсунка стоила 150 евро, их было четыре. Плюс неделя работы. Получается, они за работу с меня вообще ничего не взяли, лишь бы я уехал. Я никому не пожелаю такое же пережить — и все из-за нечестного механика, который решил ”попробовать себя” на моей машине”.