При всех выкрутасах Петра Порошенко, прямых атак на свободу слова при нем не было. Начинающий политик, шоумен Зеленский только благодаря этому и смог получить президентский пост. Как творческий человек, он должен ценить свободу выражения, но… Первой ласточкой стало непродление лицензии каналу КРТ год назад. Падение личного рейтинга президента до 25-30 процентов в начале года открыло ранее неизвестные, не самые лучшие черты характера президента. Он оказался способен преследовать за критику, разбираться с соперниками любой ценой. При нем власть мстит через родственников, игнорирует суды, закрывает целые телеканалы. Чем дальше, тем сильнее ощущение, что новый украинский лидер сейчас проходит точку невозврата в своем движении в личную бездну.

Криворожская школа законотворчества


Во времена Порошенко ”патриоты” очень критиковали Newsone и другие оппозиционные каналы. Был подготовлен закон об ужесточении требований к СМИ. Но до закрытия каналов дело не дошло даже перед выборами. Зеленский оказался менее закомплексован, в самом худшем смысле. Новая власть обвиняет своих оппонентов в финансировании терроризма, критику нынешней власти приравнивают к подрыву существующего государственного строя. Обычно диктаторы заставляют судебную власть принимать сомнительные решения (вспомним Вышинского и Сталина).
Зеленский же пошел дальше, отнес критическую деятельность СМИ к компетенции силовых структур, вынося решения через Совет нацбезопасности и обороны. Судебная система парализована, Зеленский игнорирует Конституционный суд, отстраняя на несколько месяцев двух его представителей. После отмены этого решения Верховным судом подключает прокуратуру. Венецианская комиссия не поняла такого вольного обращения с законом и твердо заявила о невозможности преследования членов Конституционного суда за принятые решения. Даже президент Эстонии недавно отнесла Украину (наряду с Грузией и Молдовой) к государствам, имеющим проблемы с функционированием судов.


Апофеозом юридических безобразий стало изобретение нынешней властью санкций для украинских граждан и местных структур. Весь мир живет по принципу, что санкции это для иностранцев и их юридических лиц. Цивилизованные государства со своими гражданами разбираются через местную судебную систему, нынешняя же украинская власть считает своих оппонентов лицами, готовящими теракт, деятельность которых должно быть остановлена немедленно. Ничего подобного история независимой Украины и Eвропы ранее не видела. Острые на язык журналист Дмитрий Джангиров называют вышеописанную сомнительную деятельность власти Криворожской школой законотворчества (по месту рождения президента).

Две волны преследования


Президентство Зеленского началось с обстрела в июле 2019 года телеканала ”112 Украина”. Нельзя исключать, что радикалы намеренно проверяли ”на слабо” нового главу государства. Вроде бы и нашли потом виновного, радикала Костю Гришина (псевдоним — Семен Семенченко). Но это выглядело странно. Обвинение в гранатометном обстреле предъявили в довесок к другим серьезным обвинениям командира добробата ”Донбасс” и … отпустили под электронный надзор. Такая ситуация была похоже на что угодно, только не на защиту журналистов со стороны государства. Власти часто критиковали также канал ZIC.
Никаких официальных претензий за эфирную деятельность предъявить не смогли, поэтому в сентябре 2019 года организовали странную проверку лицензии и туманные обвинения к учредителям. В связи с описанными обстоятельствами было ожидаемо, что когда 4 февраля этого года СНБО примет решение о закрытии нескольких телеканалов, то ими окажутся ”112 Украина”, Newsone и ZIC. Предлогом послужили подозрения общего учредителя каналов Тараса Козака в бизнесе на неподконтрольных территориях. В тот же день националисты организовали несанкционированную акцию протеста возле редакции телеканала НАШ, и позже в прямом эфире канала представителями ”Правого сектора” был избит журналист канала Алексей Польчунов.

Обращаю внимание, что предыдущий президент года два-три года ”тянул резину” с выходом из бизнеса в РФ (конфеты, Липецк), нынешний президент ”не видит” проблемы в продаже ”95м кварталом” сериала на русском языке в страну-агрессор. Черный юмор на эту же тему: глава Крыма де-факто Аксенов похвалил на своем совещании Зеленского как добросовестного плательщика за крымскую квартиру. Такое отношение к трем каналам выглядит далеким от объективности, особенно в свете того, что выполнение минских договоренностей предусматривает восстановление связей с неподконтрольными территориями, чего требуют Германия и США.

После запрета в феврале никаких официальных доказательств террористической деятельности Т. Козаку так и не представлено. Журналисты закрытых каналов попытались объединиться в Першый Незалежный, но им через Службу Безопасности Украины этого не дали сделать. Теперь канал работает в режиме youtube-канала. Многие журналисты Newsone перешли на канал НАШ, ставший активно представлять широкий спектр мнений (примерно треть гостей из президентской партии). Но рано радовались.

Вторая волна претензий накрыла украинские СМИ буквально на днях. Канал НАШ Нацсовет по СМИ вдруг — никаких претензий к каналу не было более трех месяцев — захотел через суд лишить лицензии из-за вполне безобидных слов главы Компартии Петра Симоненко в эфире канала 4 мая. Он просто сказал, что не поздравил близкую к власти Православную церковь Украины с праздником, т.к. считает их раскольниками. Также его объявили активным участником гибридной войны с РФ. В стране развернулась целая дискуссия об отсутствии регулирования в части ответственности журналистов за высказывания гостей в студии. Буквально на следующий день СНБО занялся блогерами и интернет-ресурсами. Покинувший страну еще при Януковиче Анатолий Шарий, создавший с нуля партию своего имени находясь за границей, теряет возможность общаться с аудиторией через свой популярнейший видеоблог (2,2 млн. подписчиков). Похожая судьба у Игоря Гужвы, находящегося в Австрии, имеющегося статус политического беженца, возглавляющего сайт страна.ua. Возглавляемые представленными активистами сетевые СМИ продолжают работать в тяжелых условиях, с измененными адресами.

Перспективы нынешней власти


История многократно доказывала, что без свободы слова правители теряют власть неожиданно, отсутствие адекватной связи с избирателями всегда губительно. В Украине еще действует и местная специфика: украинцы исторически могли временами жить небогато, но всегда игнорировали конкретных правителей и государство, если оно ограничивало их свободы. Они веками жили без крепостничества, по принципу ”с Дона не выдают”. У них в крови Запорожская Сечь и Гуляйполе. Ни своим, ни иноземным правителям никогда не удавалось долго удерживать страну униженной, без личных свобод.
Многие герои этого материала не намного меньше, чем с властью, борются между собой. Шарий с Медведевой и Гужвой, Мураев, контролирующий НАШ, с ними обоими. И т.д. и т.п. Настал момент, когда украинским журналистам и всем, кто считает важным свобода слова необходимо объединение, чтобы предстать перед властью организованной силой, способной законным способом и в разрешенных законом формах успешно бороться за свои права. Неужели на Майдане был какой-то другой народ? Тогда правы в Кремле, что там была не революция достоинства, а нечто пришедшее извне.

Редакция может не разделять мнение автора.

Еще больше мнений ЗДЕСЬ.