Около забора вокруг школы дежурят два сотрудника СОБ. Журналистов приветствовала и староста Виденяй Гене Рамашкене. Она рассказала, что мигранты живут спокойно, никаких хлопот не доставляют.

"Они хотят свободы, хотят ходить в магазин, хотят купить телефоны, им нужны тапки, куртки. Одежду им привозят местные жители, Caritas, мы получили помощь и от Humanа, ее привезут на следующей неделе. Им становится холодно. Еще они жалуются на нехватку еды. Есть такие, кому еда не нравится, они к ней не привыкли, но особых проблем нет", — сказала Рамашкене.

Единственный серьезный инцидент был в начале июля, когда в лагерь привезли новых мигрантов. 4 из них сломали забор и сбежали. Их задержали в Польше.

Мигранты живут рядом с местными жителями — дома находятся напротив школы. Местные сначала были против, но этот вопрос разрешили.

"Понемногу сопротивление спало. Большинство понимает, какая ситуация сложилась в Литве, стараются помочь. Они сами приносят гигиенические средства, крем, лосьоны девушкам, одежду. Это показывает, что враждебности нет", — сказала староста.

Она рассказала, что в Виденяй живут мигранты из Эфиопии, Сомали и Эритреи.

"Есть парочки, они дружат, жизнь кипит, у нас тут молодежь. Три положительных теста на беременность", — заметила Рамашкене, но она не могла сказать, где завязались романтические отношения между мигрантами — в лагере или до него.

С крыши здания журналистам машут руками мигранты, но они прячутся от объектива камеры, большинство не хочет фотографироваться. Мигранты к литовской погоде не привычны. Они мерзнут.

Многие молодые люди пользуются телефонами, у них есть возможность купить сим-карты. Они общаются со своими близкими.

Не все мигранты хотят, чтобы их форографировали, не все идут на контакт.

23-летний Гастон из Конго хорошо говорит по-английски. Он рассказал, что окончил школу в ЮАР, а потом отправился учиться в Беларусь, где провел 9 месяцев. Молодой человек находится в Литве уже 2 месяца.

"Когда мы узнали, что граница с Литвой открыта, мы решили воспользоваться такой возможностью. Нас Лукашенко сюда не направлял, — сказал он. — Просто у большинства студентов в Беларуси не было работы, мы не могли позаботиться о себе, поэтому хотели попасть в такую страну, где будет легче. Мы решили идти через границу. В Беларуси есть студенты из Африки, они достаточно смелые, вот и решили воспользоваться возможностью", — сказал он.

По его словам, дни в лагере проходят однообразно — мигранты толко едят и спят. Правда, у них есть паззлы и настольные игры. "Я еще спортом занимаюсь, бросаю мяч в кольцо. Но других развлечений нет, — сказал он. — Я бы хотел стать инженером-электроником. Хотел бы учиться, найти работу и работать по профессии. Все. Единственное чего я хочу — свободы. Мы не хотим сидеть закрытые, как собаки в клетке".

Он сказал, что не надеется на помощь Литвы, просто ему нужен шанс для самореализации.

"Мы не просим бесплатных вещей, мы хотим сами работать, содержать себя. Нам не нужны пособия. Главное — учеба и работа, чтобы содержать себя. Нам дополнительная помощь не нужна", — уверяет Гастон.

О предложении вернуться на родину и получить 300 евро он сказал: "Они не понимают, откуда мы приехали, что мы пережили. Представьте, если я вам дам 1000 долларов и скажу, вернитесь в страну, где вы страдали. Ты вернешься, деньги закончатся, что дальше? Там нет семьи, нечего есть".

Гастон уверяет, что у него на родине опасно, он не может туда вернуться. Он показал в телефоне свое фото с раной на лбу — якобы это он пострадал на родине.

"Вы предлагаете вернуться туда, где сплошное насилие. Я ни за какие деньги не поеду туда. Будущее дороже денег", — заявил он.

Он сказал, что ни на что не жалуется в Литве. Разве что порции еды небольшие. Хлеб, другие продукты, сигареты можно купить в автолавке.

"Я понимаю, что литовские власти к этому кризису не были готовы", — прибавил Гастон.

По его словам, в лагере все живут дружно, общаются по-французски. "Да, у нас есть лидеры, — ответил он на вопрос о внутренней иерархии. — Мы выбрали нескольких представителей, которые общаются с журналистами".

Следующий собеседник — Ямал. Ему 16 (так говорит он сам), он хорошо владеет английским. Иногда мигранты обманывают, называют неправильный возраст, чтобы попасть в группу уязвимых мигрантов (например, несовершеннолетних). Я мал сказал, что он родился в Эритрее. Он уехал оттуда. чтобы не попасть в армию. Сначала он уехал в Эфиопию, а потом — в Беларусь.

"В Беларуси я видел немало зла, там расисты, они не любят чернокожих, не хотят, чтобы мы там оставались. Когда граница открылась, мы оттуда сбежали", — сказал Ямал.

Он сказал, что хочет ходить в школу, но ему пока это не предлагали. С помощью телефона он учит литовский язык.

"Со мной через социальные сети связываются некоторые литовцы, помогают учить литовский, рассказывают, чем можно заниматься, что они сами делают в Литве. Я хочу выучить язык", — сказал он.

В бывшем актовом зале школы живут несколько десятков человек.

В Виденяй с журналистами приехал литовский депутат Лауринас Кащюнас, цель которого — убедить мигрантов добровольно вернуться на родину. Он утверждает, что мигранты вряд ли получат убежище, поэтому все равно их депортируют, плюс будут судить за нелегальное пересечение границы.

Но его предложение мигрантов не привлекает, они говорят, что лучше год просидят в этой школе, чем поедут домой.

Кащюнас рассказал мигрантам, что пока никто из их собратьев по несчастью не получил убежище в Литве.