Прочитал я этот доклад, услужливо распространённый рядом русскоязычных сайтов стран Балтии, и подумал: с чем вот это всё сравнить? Конечно, я далёк от мысли отрицать существование проблем с правами человека в Эстонии: они есть, но их никто и не скрывает, а институты государственной власти и десятки общественных правозащитных организаций страны успешно занимаются решением этих вопросов. Но только не российскому МИД на них указывать пальцем. Знаете, это подобно тому, что нищий советует миллионеру, как стать богатым, маньяк проповедует милосердие к жертвам, а проститутка обучает непорочных девиц целомудренному поведению. Так и путинский режим, покончивший с мягким авторитаризмом и превратившийся в диктатуру, просто не имеет морального права учить демократии остальной мир.

Доклад МИД РФ с многочисленными примерами нарушения прав человека в Эстонии — это образец классической пропаганды, где большая и маленькая ложь перемешены с полуправдой, факты поставлены с ног на голову, а выводы подогнаны под заданное решение: изобличить и осудить.

Формат публикации не позволяет приводить контраргументы по каждому пункту пасквиля, поэтому пройдусь пунктиром по этой картине абсурда кремлёвским маслом, но выделю три особо нелепых мазка. С другой стороны, всегда готов к развёрнутому выступлению по теме на площадке любого дискуссионного клуба.

Итак, МИД РФ начинает критику с Конституции Эстонской Республики, и утверждает, что в этом документе закреплено главенство эстонского этноса над другими народами. Это очевидная ложь, а указанная в преамбуле Конституции ЭР задача государства по сохранению эстонской нации, языка и культуры никак не противоречит интересам развития всех народов, формирующих эстонскую нацию. Попрекая Эстонию ”этнонационализмом”, МИД РФ упускает из виду, что ст. 68 путинской Конституции гласит: ”Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык как язык государствообразующего народа”. А не является ли такая формулировка попыткой возвысить русских над остальными российскими этносами? Следующая оговорка о равенстве народов вопрос не снимает.

В этом контексте российский МИД упоминает, что Эстония ратифицировала, но не исполняет Европейскую Хартию региональных языков и языков региональных меньшинств. Но сама Россия как член Совета Европы уже 20 лет не может ратифицировать эту Хартию, потому право на критику в этом вопросе не имеет.

Естественно, главный пункт обвинения МИД РФ — ”проблема массового безгражданства в Эстонии”. Но на эту тему так много было комментариев и пояснений, что скучно повторять. Однако авторы доклада могли бы сравнить положение лиц без гражданства в России и Эстонии. Тогда бы выяснили, что эстонские владельцы ”серых паспортов” могут голосовать на местных выборах и без виз посещать государства Шенгена и Россию. МИД РФ также выражает

крайнее возмущение, что лица без гражданства в Эстонии не могут служить в армии и занимать государственные должности. Но в законе ”О гражданстве РФ” чётко сказано: ” У лиц без гражданства нет права избирать и быть избранным. Нет права занимать государственные посты и должности. Нет права служить в армии, силовых структурах. Нет права иметь доступ к государственной тайне”. Это дискриминация? Тогда поправьте российский закон.

Разумеется, российский МИД не мог пройти мимо темы о ”выдавливании” русского языка из сферы образования в Эстонии и невозможности получить в Эстонии государственное высшее образование на русском языке.. Со ссылкой на общественных активистов приведены многочисленные примеры ”дискриминации” русской школы. Но за фасадом этих ”вопиющих” примеров скрыта элементарная реорганизация в связи с сокращением числа учеников. Преобразования гимназий в основные школы и создание государственных гимназий проходит по всей Эстонии. Помнится, в 2010 г. в Томской области в селе Вамбола закрыли эстонскую школу. А скандала не было. Кстати, у выпускников русских школ Эстонии, желающих получить высшее образование на русском, есть возможность поступить в вузы Питера, Москвы, на худой конец — Пскова. У эстонцев возможность получить высшее образование на эстонском есть только в Эстонии. И чуть-чуть в Стокгольме с Хельсинки.

А вот в России у представителей 120 народов нет возможности получить высшее образование на своих родных языках, это возможно сделать только на русском (за исключением филологических факультетов и Института народов Севера). С 2008 г. ЕГЭ в России по общеобразовательным предметам сдаются только на русском языке. В обоснование этого решения правительство РФ указало, что ”предоставление образования исключительно на отличном от русского языке нарушает принцип равенства возможностей, так как дети, получившие такое образование, окажутся в дальнейшем в неравном положении относительно других (в частности, при поиске работы), то есть будут подвергнуты сегрегации”. По этой причине было запрещено, в частности, функционирование полностью карелоязычных яслей в Республике Карелия. В 2018 г. в России приняты поправки в закон ”Об образовании”, разрешающие школьникам не изучать национальные языки. Кроме русского.

Так что в данном вопросе МИД РФ впадает в схоластику, требуя запретить перевод образования в Эстонии на государственный эстонский язык, но при этом не замечая, что в России образование стремительно русифицируется, а национальные языки деградируют. Сострадая русским, которые не имеют равных возможностей при трудоустройстве из-за плохого знания эстонского языка, МИД РФ выражает возмущение переводом образования на эстонский язык. Но если русские дети не овладеют эстонским, как они попадут в большую политику или на госслужбу? Что-то я не слышал о министрах-таджиках в правительстве России, которые при этом еще и русским бы не владели. Вот дворниками они работают. Или Москва — это совсем другое? Так что если МИД РФ желает блага русским детям Эстонии, то должен профинансировать выпуск учебников эстонского языка. Правда, в Эстонии их хватает, сам по ним учился. Но МИД РФ уверен, что с ними есть дефицит.

Попался МИД РФ и на шулерстве, когда увидел дискриминацию в неравном представительстве ”русских” и ”эстонских” голосов на выборах в горсобрание Таллинна. Дескать, от русского Ласнамяэ, где 100 тысяч избирателей, делегируют 16 депутатов, а от ”эстонского” Пирита, где 13 тыс. избирателей, целых 6 депутатов. Ну, тут подвели Лаврова эксперты, не пояснили, что 40 депутатов распределяются между 8 районами Таллинна по принципу равного представительства — по 5 от каждого, а 39 мандатов — пропорционально численности

избирателей района. Но, видимо, такие подробности ”онолитикам” российского МИД только мешают клепать доклады.

Это всё были пунктиры. А вот и серьёзный конфуз. МИД России решил уличить Эстонии в ”движении в сторону полицейского государства”. Аргумент: ”принятие парламентом ЭР в мае 2019 г. поправок к закону о силах обороны, дающих военным органам внесудебное право на проверку личных данных и проведение тайной слежки за ”подозрительными лицами”. И это заявляют представители страны, в которой массовая слежка за гражданами поставлена на поток. Принятые в России в 2016-2021 гг. законы тотально ограничили права граждан на частную жизнь и свободу передвижения. Так, МВД РФ использует базу данных ”Сторожевой контроль”, куда вносятся данные обо всех подозрительных личностях. ”Семантический архив”, разработанный российской фирмой ”Аналитические бизнес-решения”, используется ФСБ и МВД для отслеживания открытых источников и Интернета, включая блогосферу и соцсети. Система оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ) обязывает российских операторов связи устанавливать программное обеспечение, предоставляемое ФСБ, позволяющее отслеживать метаданные пользователей и содержимое, включая телефонные звонки, трафик электронной почты и активность в сети Интернет. В 2016 году в СОРМ-3 были включены отдельные засекреченные регуляции, распространяющиеся на всех интернет-провайдеров в Российской Федерации. Против гражданских активистов и оппозиционных политиков используются также средства видео-и аудиофиксации. В Москве установлены около 160 тысяч уличных видеокамер, на многих из них работает система распознавания лиц. Первые сообщения о злоупотреблении этой системой появились летом 2018 года. Операторы точек бесплатного доступа к Wi-Fi законодательно обязаны собирать персональные данные всех пользователей, определять их по паспортам и хранить данные в течение полугода (”закон Яровой”). С 2018 г. мессенджеры, социальные сети и почтовые сервисы, использующие шифрование данных, обязаны предоставить ФСБ свободный доступ к просмотру и чтению зашифрованного контента без судебного ордера. Так где, вы говорите, полицейское государство зреет?

Второй крупный конфуз — попытка МИД РФ разглядеть жестокости в эстонской пенитенциарной системе. И это заявляют представители страны, где пытки и издевательства над заключёнными приобрели масштаб национальной катастрофы. Вот цитата из отчёта российского Комитета против пыток: ”Заключенного опускают головой в ведро с водой либо в унитаз — пока человек не начнет задыхаться. Избиение, удушение противогазом, изнасилование, дыба, пытки током — всё это реальность пенитенциарной системы России”. Факты пыток заключённых в российских колониях и тюрьмах подтверждаются рядом судебных приговоров. Так, в 2020 г. суд Ярославля приговорил к разным срокам лишения свободы 11 фигурантов дела о пытках заключенного Евгения М. в местной исправительной колонии №1. Ранее в Краснодаре был осуждён и.о. начальника колонии Владислав И., организовавший избиение новоприбывших осужденных, в результате чего погиб 16-летний гражданин Украины Виталий Поп, еще шесть подростков получили травмы различной степени тяжести. И это только вершина айсберга, под водой — ад российских тюрем и колоний.

Третий крупный конфуз МИД РФ — критика в адрес Эстонии за ”зачистку общественно-политического пространства страны от альтернативных мнений”. При этом в докладе утверждается, что ”В эстонских СМИ установлена жесткая ”редакционная политика”, а по факту — негласная цензура, не позволяющая публиковать позитивные или даже нейтральные материалы о России, критиковать изъяны государственной политики в сфере межнациональных отношений, ставить под сомнение концепцию ”советской оккупации”. Читаю я всё это и глазам не верю: смотрю на порталы Delfi, ERR и Postimees, где торжественно сообщают о параде

российских ВМФ в Питере, а ETV+ показывает целый репортаж с выступлением Путина. Читаю публикации в группе ”Таллиннцы” в Facebook, статьи на порталах ”Доколе”, разных baltija.eu, sputnik-meedia и прочих ”трибун”, где ногами вперёд несут правительство Эстонии, президента страны, НАТО и восхищаются Россией и Путиным. В пакете телеканалов местных провайдеров — весь набор российской пропаганды, включая соловьёвское говно-шоу. В магазинах — вся российская пресса, которую развозит специальный фургончик с надписью на боку Venemaaperioodika. При этом в самой России без суда, а токмо по письму Генпрокуратуры сотнями блокируются сайты оппозиционеров, Минюст объявляет иностранными агентами десятки изданий, вынужденных прекращать свою деятельность. Иноагентами объявляют и физических лиц. Сотни неправительственных организаций объявлены ”нежелательными”. Закон о борьбе с экстремизмом позволяет задним числом причислить к экстремистской любую организацию без права защиты (адвокатов задерживают) и без справедливого судебного разбирательства (суды штампуют заключения прокуроров). Политическая цензура в интернете вытравила всю свободу слова, сторонники которой оказываются на нарах за попытку представить альтернативное мнение. В России приняты десятки репрессивных законов, в том числе навязывающие единственную версию отечественной истории. Потому российский МИД, войдя в раж, требует и от Эстонии отказаться от термина ”советская оккупация”.

Но меру нужно знать, господа из МИД РФ и ваши хозяева! Перестаньте врать, не смотрите на мир через кривое зеркало пропаганды, прекратите преследовать оппозицию и травить свободу слова, убивать и калечить людей, несогласных с политикой путинско-чекистского олигархата. Не нужно вмешиваться во внутренние дела других стран, вербовать шпионов, маскируя своих агентов под общественных активистов, и угрожая оккупацией странам под надуманным предлогом ”дискриминации русских”. Если бы всё обстояло так, как вы пишете в своём докладе, из Эстонии в Россию тянулись бы уже подводы с чемоданами, притесняемыми русскими и ”правозащитниками”. Но пока именно из России простые граждане, политические активисты, художники, программисты и артисты бегут в Эстонию и другие страны Европы.

И это лучший ответ на вопрос: где жить хорошо и где свободы и прав больше.