Аннелиз Мария Франк прожила на земле всего 15 полных лет, однако подростковые мысли, которые она, как считается, перенесла на бумагу, стали документом эпохи, интерес к которому не ослабевает и в наши дни. В феврале 1945 года Анна скончалась от сыпного тифа в концлагере, а два года спустя её отец Отто решился опубликовать дневник дочери под названием ”Убежище”. С тех пор книгу перевели на 70 языков, сняли немало фильмов, а голландский дом, где она скрывалась, стал 
Музеем Анны Франк
.


Однако с течением времени начали возникать слухи о том, что дневник девочки — не более чем искусная фальшивка. Одно из первых подобных сомнений прозвучало ещё в 1959 году, когда своё мнение высказал учитель средней школы из Любека 
Лотар Штилау
, поддержанный лидером местных неонацистов Хайнридом Будебергом. В 1980-е большой резонанс вызвали аналогичные выводы известного французского литературоведа и исторического ревизиониста Робера Фориссона, вылившиеся в книгу 
”Подлинен ли дневник Анны Франк?”
. И в наши дни создаётся немало трудов, ставящих под сомнение аутентичность литературного памятника, — например, работа Алексея Токаря 
”Дневник Анны Франк: смесь фальсификаций и описаний гениталий”
.

Для начала необходимо понять, что собой представляет оригинал дневника Анны Франк. Изначально девочка жила с родителями и сестрой в Германии, однако в 1933-1934 годах, после прихода Гитлера к власти, семья перебралась в Амстердам. В 1940 году Германия оккупировала Нидерланды, после чего и здесь для еврейских семей настали тяжёлые времена. Отто, отец Анны, пытался оформить визу в США или на Кубу, но единственная одобренная заявка в декабре 1941 года была отменена из-за вступления американцев во Вторую мировую. Чем дальше, тем отчётливее становилась угроза, нависшая над семьёй, и на 16 июля 1942 года родители наметили переезд в убежище, располагавшееся во второй части здания, где работал Отто Франк. Доступ к этому флигелю был только через один проход, замаскированный под шкаф с документами:

Однако из-за внезапно нагрянувшей повестки, предписывавшей членам семьи явиться для отправки в концлагерь, бегство в убежище состоялось раньше — 6 июля 1942 года. За три недели до этого Анне исполнилось 13 лет. Среди прочего ей подарили записную книжку с красно-бело-зелёной обложкой — то, что считается её первым дневником. Он обрывается на 5 декабря 1942 года. Второй сохранившийся дневник, школьная тетрадь, охватывает события с 22 декабря 1943 года до 17 апреля 1944 года. Наконец, третья и последняя часть записок посвящена периоду с 17 апреля по 1 августа 1944 года. Через три дня после даты последней записи в убежище ворвались представители гестапо и голландской полиции и арестовали всех укрывавшихся там людей, которых ждал концлагерь.

Помимо собственно дневника, от Анны остались также ”Рассказы из секретной пристройки” (в бухгалтерской книге) и ”Блокнот с любимыми цитатами” (в чековой книжке). Кроме того, девочка переписала и переупорядочила многие свои дневниковые записи на отдельных листах бумаги, надеясь в будущем издать их как отдельную книгу. Эта обновлённая версия в основном охватывает события с декабря 1942 по декабрь 1943 года. Когда после войны Отто вернулся в Амстердам и через Красный Крест узнал о смерти своих дочерей, бывшая коллега Мип Гиз передала ему записи Анны, по её словам, подобранные в своё время в семейном убежище.

Ознакомившись с дневником, Отто начал переводить отдельные фрагменты на немецкий и посылать своей матери в Швейцарию. Когда ему предложили издать дневник, он изначально отказался, так как, во-первых, не хотел разглашать некоторые интимные вещи, которые встретились ему в дневнике, а во-вторых, боялся невольно запятнать память о других обитателях ”Убежища”. Затем, согласившись на публикацию, Отто Франк составил третью, сокращённую версию дневника, убрав, по его мнению, всё лишнее. Таким образом, на сегодня существует целых три версии дневника Анны Франк: изначальная, переработанная Анной и переработанная её отцом. Все три версии вышли под одной обложкой только в 1980-е годы, через несколько лет после смерти Отто Франка.

Итак, в чём же заключаются основные тезисы отрицателей подлинности дневника? Как пишет Алексей Токарь, ”в 1956-1958 годах в Европе много шума наделал судебный процесс по иску настоящего автора дневника, известного писателя и журналиста Мейера Левина, к отцу Анны Отто Франку за роялти (прибыль с продажи книги). В результате Левин отсудил $50 000 в качестве возмещения "за мошенничество, неисполнение денежных обязательств и незаконное использование идеи". Предметом иска в этом процессе были наиболее драматизированные версии "дневника", сделанные, в частности, для кино-, радио-, теле- и театральных постановок. Левин настаивал на признании своих авторских прав, и его иск был удовлетворён нью-йоркским городским судом. Суд установил, что Отто Франк пообещал заплатить Мейеру Левину не менее $50 000 за использование диалогов, написанных Левином, и включение их в дневник как интеллектуального труда его дочери. Затем судья закрыл своим распоряжением данные по делу на сто лет, то есть засекретил материалы процесса, из которых можно узнать какие именно фрагменты "Дневника" написаны Мейером Левином. Даже решение суда, которым подтверждалась не полная подлинность "Дневника Анны Франк", не получило широкой огласки в прессе”.

На самом деле американский писатель и журналист Мейер Левин после войны познакомился с французским переводом ”Дневника Анны Франк” и, восхитившись им, задумал поставить пьесу и фильм на основе записей девочки. Он заручился разрешением Отто Франка провести переговоры с потенциальными продюсерами, а также показал ему предварительный сценарий. Франк одобрил текст, однако оставил право оценки театральным профессионалам. Однако с последними у Левина возникли проблемы, и его обошли другие американцы — Альберт Хэккетт и Фрэнсис Гудрич, чья бродвейская постановка на ту же тему не только имела большой успех у зрителей, но и получила Пулитцеровскую премию. Вот тогда Левин и подал иск по поводу плагиата, который даже выиграл, однако дело это никоим образом не касалось изначального авторства дневника, речь шла сугубо о правах на переработку. Поэтому вышеуказанный довод Алексея Токаря и других его единомышленников полностью ложен.

Далее Алексей Токарь пишет: ”Редакция газеты "Федерация" воспроизвела обложку журнала "Лайф интернэшнл" за август 1958 года с образцом почерка Анны Франк и её фотографией, ниже она разместила одну страницу из опубликованной под названием "Дневник Анны Франк" рукописи. Было очень заметно, что почерки совершенно несхожи”. И: ”В 1976 году Отто подал в суд на двух немцев — Эрнста Ромера и Эдгара Гейса, которые распространяли брошюры, где утверждалось, что "Дневник" является поддельным литературным произведением (еврейские СМИ немедленно обозвали их неонацистами, хотя, когда еврей Мейер Левин судился с евреем Отто Франком, СМИ предпочитали вообще не упоминать об этом процессе). В рамках судебного разбирательства немецкие официальные эксперты провели исследование почерка и определили, что весь предоставленный дневник был написан одним человеком. Человек, который писал дневник, всюду использовал шариковую ручку. К несчастью для господина Франка, шариковые ручки не были доступны до 1951 года, тогда как Анна, как известно, умерла от тифа в 1944 году. По запросу немецкого суда лаборатория немецкой криминальной полиции в Висбадене Bundes Kriminal Amt (BKA) провела на специальном оборудовании криминалистическое исследование рукописи, которая в то время состояла из трёх блокнотов в твёрдом переплёте и 324 отдельных страниц, переплетённых в четвёртый блокнот. Результаты исследований, выполненных в лаборатории ВКА, показали, что "значительная" часть работы, особенно четвёртый том, были написаны с помощью шариковой ручки. Поскольку шариковые ручки не были доступны до 1951 года, BKA пришла к выводу, что эти разделы, скорее всего, были добавлены позже. Наконец, BKA чётко определила, что ни один почерк из дневника не соответствует известным образцам почерка Анны. Информацию ВКА по настоятельной просьбе еврейской общины тогда скрыли, но позже она случайно стала доступной для исследователей в Соединённых Штатах. На основании этого отчёта немецкий журнал Der Spiegel опубликовал собственное сенсационное расследование, которое доказывало, что некоторые изменения сделаны после 1951 года, не всё написано одной той же рукой, также в дневник вставлены другие страницы и изменена их нумерация — следовательно, весь дневник является послевоенной подделкой”.

Процессы, так или иначе затрагивающие почерк в записях, начались ещё в 1959 году. Тогда Отто Франк подал в суд на упоминавшихся выше учителя Лотара Штилау и неонациста Хайнрида Будеберга. После детального исследования подлинности почерка Анны Франк (вылившегося в 131-страничный отчёт) окружной суд Любека постановил, что дневник был настоящим. Более того, Штилау и Будеберг во время предварительного следствия извинились за свои выводы и отказались от них, убедившись в подлинности дневника.

Также можно с уверенностью говорить о том, что в дневнике нет записей, сделанных шариковой ручкой, — только чернилами разного типа и цветным карандашом. Основой легенды о шариковой ручке действительно стал отчёт Федерального ведомства уголовной полиции в Висбадене, опубликованный в 1980 году. В нём было сказано, что на некоторых незакреплённых листах дневника сделаны ”исправления авторучкой”. Дело в том, что эксперты были обязаны изучить все бумаги, представленные на анализ. Самое масштабное расследование на тему подлинности дневника девочки, которое провёл голландский Институт судебной экспертизы в середине 1980-х годов, показало, что записи шариковой ручкой были обнаружены только на двух страницах с аннотациями, не имеющими никакого отношения к фактическому содержанию дневника. Очевидно, они были помещены между другими страницами позже. В 1987 году некий Окельманн из Гамбурга заявил, что эти аннотации сделала его мать — член комиссии, проводившей графологическую экспертизу почерка Анны в 1959-1960 годах. Таким образом, почерк ”настоящего автора дневников Анны Франк” на самом деле принадлежит эксперту-графологу. Что касается 65-страничного отчёта Института судебной экспертизы, то он лёг в основу расследования Национального института военной документации Нидерландов, вывод в котором сделан однозначный: ”Обе версии дневника Анны Франк были написаны ею в период с 1942 по 1944 год. Утверждения о том, что дневник был написан кем-то иным, таким образом, окончательно опровергаются”. В довершение ко всему в 2006 году Федеральное ведомство уголовной полиции Германии даже распространило заявление, в котором подчеркнуло, что расследование 1980 года никоим образом не ставит под сомнение авторство дневника.

В 1998 году всплыли пять ранее неизвестных страниц из дневника Анны Франк. Всё тот же Институт судебной экспертизы изучил их и пришёл к выводу, что почерк на них совпадает с другими известными образцами почерка Анны Франк ”с вероятностью, граничащей с уверенностью”. По всей вероятности, Отто Франк не хотел обнародовать эти фрагменты дневника из-за довольно обидных замечаний Анны о его первой жене, которая умерла в Освенциме, и об их браке.

Добавим, что все громкие процессы, касавшиеся подлинности дневника Анны Франк, были выиграны защитниками аутентичности записей, причём начались они ещё до публикации результатов голландского расследования. В наши дни подобные суды стали большой редкостью — по-видимому, из-за убедительных доводов нидерландских экспертов. Кроме того, 9 декабря 1998 года окружной суд Амстердама не только запретил брошюру вышеупомянутого французского ревизиониста Робера Фориссона и его коллеги Зигфрида Вербеке ”Дневник Анны Франк: критический подход”, но и наложил штраф в размере 25 000 гульденов на любое дальнейшее отрицание подлинности дневника, а также нежелательное распространение публикаций на этот счёт. Тем не менее отрицатели подлинности дневника Анны Франк, немалую долю среди которых составляют отрицатели Холокоста и борцы с ”заговором мирового сионизма”, существуют и сегодня.

Вердикт: неправда (мы имеем дело с ложным фактом или утверждением. Как минимум по совокупности доступной на сегодняшний день информации).

Почитать по теме: