Петр Иванович говорит, что зимой он переболел бессимптомно. И то, что у него коронавирус, выяснилось совершенно случайно.

”Мне должны были делать операцию на глазах, — рассказывает пенсионер, — и перед тем, как класть в больницу, сделали тест. Он-то и показал, что у меня коронавирус”.

”Никто не слушает”

В итоге пожилого человека отправили домой на самоизоляцию и только потом сделали операцию.

”А в марте мне позвонили и пригласили на вакцинацию, — рассказывает Петр Иванович. — Ведь я по возрасту вхожу в группу риска. Когда я пришел, я сообщил медсестре на месте, что менее трех месяцев назад переболел коронавирусом. И спросил, можно ли мне в таком случае вакцинироваться. Она пропустила мои слова мимо ушей и пошла за занавесочку набирать вакцину в шприц. Когда она вернулась, я повторил, что уже переболел коронавирусом и с тех пор прошло меньше трех месяцев. И спросил, можно ли мне в таком случае вакцинироваться? Она отмахнулась: ”Можно, можно!” И сделала укол”.

Через пять дней пожилой человек почувствовал себя плохо, ему вызвали скорую, которая его с инсультом отвезла в больницу.

”Доктор прямым текстом мне сказал, что инсульт связан с вакцинацией, — говорит пенсионер. — И пока я там месяц лежал, насмотрелся на других пациентов. В отделении было полно таких, как я, попавших в больницу с осложнениями после вакцинации”.

Он говорит, что если бы его вакцинировали через семейного врача, то такого бы не произошло. Потому что врач прислушался бы к его словам.

”Я потом прочитал, что переболевших коронавирусом разрешают вакцинировать только через полгода, — вздыхает пожилой человек. — А в ситуации, когда идет конвейерная вакцинация, никто особо пациентов не слушает. Вот и происходят такие случаи”.

После месяца в больнице он еще месяц провел дома, и только 10 июня смог выйти на работу. У него до сих пор плохо действует одна рука и не слушается одна нога. Он убежден: этого всего можно было бы избежать, если бы медсестры слушали пациентов.

Какие есть риски?

В Департаменте здоровья заверяют: по их данным, серьезных побочных эффектов после вакцинации было зафиксировано очень мало.

В Департаменте лекарств, комментируя этот случай, подчеркивают: врачи обязаны им сообщать о таких ситуациях, если считают, что возникшая реакция, возможно, связана с вакцинацией.

”Но пока мы не получили информации ни об одном 78-летнем пациенте, который после вакцинации пережил инсульт, — говорит специалист департамента Майа Уускюла. — Поэтому, к сожалению, не зная сопутствующих болезней и факторов риска инсульта, а также того, был он геморрагическим или ишемическим, сложно прокомментировать конкретную ситуацию”.

Она добавляет, что, к сожалению, заболевания и осложнения могут возникнуть у человека независимо от того, был ли он вакцинирован.

”Пациенты и их близкие сами не всегда могут оценить все факторы риска и часто их просто отрицают, — подчеркивает Уускюла. — А у пожилых людей бывает повышенное давление, диабет, лишний вес, но это все считают нормальным в их возрасте, и зачастую даже впоследствии выясняется, что и лекарства человек не принимал так, как надо. К сожалению, все это и является основными факторами риска при инфаркте, инсульте и тромбах”.

Например, добавляет она, на основе эпидемиологических данных известно, что в Эстонии диагностируют каждую неделю 25 случаев тромбоза глубоких вен, из них треть — вместе с эмболией легочной артерии, 50 случаев инфаркта мозга, из них — 8 случаев у людей моложе 55 лет, 40 случаев инфаркта сердца и т.д. Причем все это никак не связано с вакцинами против COIVD-19 и коронавирусом. А COVID-19 существенно увеличивает риск тромбоза (например, из 1000 больных COVID тромбоз возникает примерно у 165 человек).

”Ни одна вакцина, которую сейчас используют в Эстонии, не увеличивает обычный риск возникновения тромбов, — заверяет Уускюла. — В отличие от, например, лишнего веса, беременности, оральных контрацептивов или других лекарств, а также диабета, сердечных и других заболеваний”.

С вирус-векторными вакцинами (AstraZeneca Vaxzevria и Janssen) обычно связывают возникновение тромбоцитопении (когда в крови — низкий уровень тромбоцитов, а тромбоциты способствуют сворачиванию крови). Но обычно тромбоцитопению диагностировали после вакцинации у людей моложе 50 лет и преимущественно у женщин.

”Но и этот синдром связан не с ”обычным” тромбозом, а, скорее, с генетической предраспо-ложенностью и особенностями иммунной системы, — подчеркивает специалист. — О тромбо-цитопении нам сообщали два раза, и один из них закончился смертью пациента, а во втором человека удалось спасти, и он выздоровел”.

Поэтому те, кто получил вирус-векторную вакцину (AstraZeneca Vaxzevria или Janssen), должны знать: есть риск возникновения тромбоцитопении, но это случается очень-очень редко, меньше 1 случая на 100 000 доз. У человека может вдруг начаться кровотечение, причем в довольно неожиданных местах — например, тромбоз сосудов венозного синуса головного мозга, вен брюшной полости, но может возникнуть и артериальный тромбоз вместе с тромбоцитопенией. До этого подобные случаи происходили в течение трех недель после вакцинации и преимущественно у женщин моложе 60 лет.

”Человек, получивший вакцину, должен немедленно обратиться к врачу (в скорую или отделение ЭМО при больнице), если у него после прививки появились следующие симптомы: одышка, боль в грудной клетке, ногах, отек нижних конечной или постоянная острая боль в животе, — перечисляет Майа Уускюла. — Также к врачу должны срочно обратиться все, у кого после вакцинации появились неврологические симптомы, в том числе — сильные или постоянные головные боли, судороги, изменения душевного состояния или замутненность зрения. Или у кого спустя несколько дней после вакцинации вдруг на коже (не в месте укола) появились синяки”.

В остальном же, добавляет она, предупреждения у вакцин mRNA и вирус-векторных — одинаковы. Медработники вкратце во время прививки сообщают людям основную информацию о вакцине, а также дают инфолисток на русском языке, который нужно тщательно и внимательно прочесть.

”Пока такого не было”

”До сих пор не было выявлено связи ишемического или геморрагического инсульта с вакцинами против COVID-19, — заверяет специалист. — В клинических исследованиях, где принимали участие десятки тысяч человек (половина из них получила прививки), были зафиксированы случаи инсульта как в группе вакцинированных, так и в плацебо-группе. Но статистической разницы выявлено не было”.

Так что, утверждает Уускюла, на данный момент инсульт не может сигнализировать об опасности. Он не происходит у вакцинированных чаще, чем у невакцинированных.

”Если же в европейской базе данных (а все сообщения из Эстонии направляют туда) будет выявлен статистический сигнал об опасности, то есть люди будут сообщать о данном побоч

ном эффекте чаще обычного, то к нему, несомненно, отнесутся серьезно”, — заверяет специалист.

Она советует: если врач почему-то не сообщил им о том, что подозревает связь между вакцинацией и инсультом, то Петр Иванович или его близкие могут сами это сделать.

”Тогда мы сможем проанализировать данные и при необходимости запросить дополнительную информацию у семейного врача и больницы, чтобы оценить связь между вакцинацией и инсультом”, — говорит Уускюла.

Привился и заболел

Еще один пенсионер, Валерий Петрович (имя изменено), тоже вакцинировался, а на следующий день заболел коронавирусом.

”И толку от этой вакцины? — спрашивает он. — Я заразил свою жену, сына, маленьких внуков, все очень тяжело перенесли болезнь. И где обещанная защита от коронавируса?”

”Вакцина не дает 100% гарантии, что вы не заразитесь, — объясняет Майа Уускюла. — Цель вакцин против COVID-19 — свести к минимуму риск тяжелых последствий, и в этом они очень эффективны”.

И прививка не начинает действовать моментально. Например, после окончания курса вакцинации, то есть двух прививок (у Jannsen — одной), Pfizer Comirnaty начинает действовать в полную силу спустя семь дней, остальные — через две недели.

”Но исходя из этого нельзя утверждать, что какие-то вакцины более эффективны, какие-то — менее, — подчеркивает специалист. — Comirnaty вакцинировали в самом начале преимущественно медработников, у которых больше риск заражения из-за того, что они находятся в постоянном контакте с переносчиками COVID-19 и больными коронавирусом. Также зимой и весной пандемия была в полном разгаре, и заболевших было очень много. Moderna доставалась поначалу пожилым, у которых меньше контактов и, следовательно, меньше риск заражения. Колоть людям Janssen стали относительно недавно, и сейчас риск заболеть существенно ниже. Цифры показывают, что вакцины очень эффективны, чтобы избежать серьезных последствий при заболевании коронавирусом, и даже если человек заболел, то и легкие симптомы бывают редко”.

Представитель Департамента здоровья Имре Каас подчеркивает: после вакцинации, если сдавать тест на коронавирус, может быть позитивный результат, если человек был заражен COVID-19 еще до прививки. И так как раз и могло произойти в случае Валерия Петровича.

”Все вакцины дают отличную защиту от тяжких последствий при заражении COVID-19, но максимальная результативность — спустя семь дней после второй прививки Comirnaty, спустя 14 дней после второй прививки Moderna и спустя 15 дней после второй прививки AstraZeneca Vaxevria. В случае Jannsen — спустя 14 дней после вакцинации”, — объясняет он.

Поэтому, хоть все вакцины и дают высокую защиту от коронавируса, они не защищают на 100% от риска заражения.

”И, даже если вы вакцинированы, нужно все равно мыть руки, держать дистанцию и в местах скопления людей носить маску, — призывает специалист. — Среди тех, кто прошел полный курс вакцинации, по состоянию на 21 июня было 600 заболевших COVID-19, или 0,15 % от всех получивших прививку от коронавируса. Это еще раз подтверждает: риск заболеть у вакцинированных — очень мал. Преимущественно это случаи, когда иммунитет человека из-за других сопутствующих заболеваний ослаблен, и он более восприимчив к болезням”