”В отличие от экономического кризиса 2008 года, сильное финансовое положение банков в этом году позволило помочь бизнесу в преодолении кризиса”, ­– сказал Пальм. Во время коронакризиса банки вместе с центральными банками смогли предотвратить замораживание экономики и продолжать предлагать займы и рефинансировать долги даже в разгар кризиса. ”Предпринимателям и работникам государство помогло избежать сокращения бюджета и предоставило дополнительные бюджетные стимулы. Это важные отличия от кризиса 2008 года, поэтому чувство уверенности сейчас выше и экономика восстанавливаются во много раз быстрее”, — пояснил Пальм.

Главный экономист Luminor с оптимизмом смотрит в ближайшее будущее и указывает, что экономика европейских стран уже демонстрирует признаки сильного восстановления на фоне ослабления ограничений, которые были вызваны пандемией. Благодаря вакцинации и ослаблению ограничений, рост в развитых странах во втором квартале ускорился. При этом чувство уверенности бизнеса и потребителей в зоне евро даже превышает докризисный уровень, а рост отмечен не только в промышленности, но и в сфере услуг. Рост ожиданий в отношении занятости свидетельствует о том, что безработица имеет тенденцию к снижению.

”Основной экспортный рынок Эстонии (зона евро) во втором квартале снова начал расти, часть вкладов тратится на потребление, поэтому летний микробум потребления позволяет смотреть с большим оптимизмом на перспективы экономики Эстонии. Даже среди сдержанных потребителей в Германии в июне впервые было больше оптимистов, чем пессимистов. Всё это указывает на то, что ожидаемый сильный экономический рост в 5% наступил немного раньше и является более устойчивым”, ­– с оптимизмом отметил Пальм.

Экономике пришлось научиться жить с вирусом, и чем выше уровень вакцинации и чем разумнее экономические стимулы, тем лучше результаты, объяснил главный экономист. Кроме того, растущая доля электронной коммерции, помимо потребительских товаров, также позволяет предлагать всё более качественные решения для покупки различных услуг и даже товаров длительного пользования, тем самым уменьшая негативное влияние ограничений, вызванных пандемией. ”Показательно, что с апреля Эстония смогла продемонстрировать стабильность розничной торговли и двузначные показатели роста в условиях второй серьёзной вирусной волны. Средний рост розничных продаж в Эстонии за последние два месяца составляет 18 процентов в год”, — пояснил Пальм.

О растущем вкладе потребителей свидетельствует рынок жилищных кредитов, а также, например, положительные изменения на рынках лизинга и автомобилей, которые, как и в других европейских странах, явно стали более активными после застоя, вызванного пандемией. Ежемесячный оборот новых жилищных кредитов в мае достиг 170 миллионов евро, что является рекордом за последние 13 лет. Эстонский рынок новых легковых автомобилей также сейчас сильно растёт, отставая от уровня 2019 года всего на 7% в первой половине этого года. В то же время продажи новых легковых автомобилей (2600 машин) в июне даже превысили уровень позапрошлого года и показали годовой рост на 63 процента из-за низкой сравнительной базы.

Быстрый выход из кризиса


Если после глобального финансового кризиса потребовалось два года, чтобы уверенность в экономике Европы вернулась к докризисному уровню, то восстановление после коронакризиса заняло времени в два раза меньше. Важную роль играют рекордные экономические стимулы и скоординированные действия. ”Успешное выживание и быстрое восстановление во время пандемии во многом объясняются уроками, извлечёнными из предыдущего экономического кризиса. Эстонии потребовалось 4–6 лет, чтобы выйти из предыдущего кризиса, а выход Эстонии из нынешнего кризиса был в разы быстрее”, — сказал главный экономист Luminor.

Хотя экономика демонстрирует сильные тенденции роста, и банки были хорошо подготовлены к кризису, занятость сильно пострадала, что отрицательно сказалось и на демографии (рождаемость, создание семей и т. д.). Во время коронакризиса, как известно, пострадали несколько отраслей сферы услуг, в том числе гостиничный сектор и сектор общественного питания. В этих секторах преобладают молодые люди и студенты, работающие параллельно с учёбой в университете, которые также потеряли работу в результате кризиса. ”Сегодня положение молодых людей на рынке труда в Европе по-прежнему остаётся тяжёлым, но с другой стороны, рестораны и кафе снова открыты, и туризм также постепенно возрождается”, — сказал Пальм.

По словам главного экономиста Luminor, несмотря на сильный экономический рост, повышение занятости происходит с задержкой и нуждается в поддержке за счёт грамотных и активных мер, а также направления экономических стимулов на те участки рынка труда, где они могут дать наибольший эффект. ”Мы пока только достигли докризисного уровня в экономике, и некоторые отрасли услуг будут продолжать испытывать давление, пока туризм также не восстановится”, — считает Пальм. В то же время наметился поворот в лучшую сторону и на рынке труда, а зарегистрированная безработица в последние месяцы продолжала снижаться.