О покупке 250 танков Abrams M1A2 в последней модификации SEPv3 во среду объявил министр обороны Польши Мариуш Блащак. По словам министра контракт в 23,3 миллиарда злотых (6 млрд долларов) включает поставку самих машин, сопутствующие решения по логистике и обучению польских военных и обновление инфраструктуры под новые танки.

"Мы заказываем самые современные танки. Танки в самой лучшей комплектации, проверенные в бою, сооруженные для того, чтобы противостоять самым современным российским танкам T-14 "Армата", — цитируют главу минобороны польские СМИ.

Размещены американские танки будут на востоке страны. Этим в очередной раз польские власти подчеркнули, что именно они считают главной угрозой национальной безопасности. "Эти танки будут на первой линии защиты, если, конечно, в такой защите возникнет необходимость", — сказал Блащак.

Нынешний танковый парк Польши в 800 машин примерно в равных долях составляют произведенные по лицензии танки Т-72М советской разработки, собственные танки PT-91 и несколько моделей немецкого танка Leopard 2.

Бронированный кролик из правительственной шляпы


Войцех Вучак, издатель ежемесячного польского оборонного издания "Рапорт", подчеркивает, что пока что о контракте известно очень немного, в американском конгрессе он не рассматривался и с уверенностью говорить, что он будет исполнен, еще нельзя. Рано говорить и о судьбе старых танков советской модели, модернизировать которые польские военные заводы научились очень хорошо.

По его словам, разговоры о покупке "Абрамсов" ходили уже какое-то время, однако конкретное решение и его размах все же оказались неожиданностью. "В Варшаве проходили переговоры польского минобороны с итальянской компанией Leonardo, которая строит танк нового поколения. Были переговоры с германо-французской группой, которая создает новый европейский танк. И вдруг, словно кролика из шляпы, правящая коалиция достает контракт с американцами. О нем, конечно, говорили, но рассматривали как вероятный в последнюю очередь".

С точки зрения военно-технического сотрудничества основной вопрос — в том, что за бортом польской танковой программы могут остаться и закупки существующей техники у ФРГ, и участие Польши в разработке новых европейских танков, которые возглавляют Германия и Франция.

Модификация Abrams, которую планирует закупить Польша, сейчас является, видимо, самой передовой машиной во всем танковом ассортименте, говорит Андрей Тарасенко, украинский исследователь истории танкостроения. Однако с логистической точки зрения такая закупка не бесспорна. "Мне кажется, что он сейчас — номер один в мире, но выбор для Польши не самый лучший. Три типа танков уже есть, совместимость с "Леопардами" у американского — только по типу выстрела, 120-миллиметрового. Проблемы, которые возникнут с обучением, с логистикой, с обслуживанием — с ними будут разбираться еще и следующие власти, на протяжении десятилетий. Решение это абсолютно нерациональное".

По мнению Тарасенко, более логичным было бы расширение закупок немецких "Леопардов" и, может быть, даже совместная программа их модернизации, что, опять же, приблизило Польшу к европейским программам танкостроения.

Призрак "Арматы" и трансатлантическая дружба


Объяснение, что оснащенные активными системами защиты "Абрамсы" понадобятся Польше для гипотетического сдерживания новейших российских танков, украинский специалист не находит убедительными. "Связывать это с Россией странно, потому что соперниками "Абрамсов" будут все те же танки, которые сейчас находятся на вооружении самой Польши — те же самые Т-72М и, может быть, Т-90 в незначительных количествах".

"Что касается "Арматы" — в ближайшие годы машины такого типа на вооружении в количествах, не связанных с парадами, не будет. Даже если предположить, что "Армата" успешно пройдет госиспытания, которые пока идут, опыт показывает, что еще лет 7-10 будут вычищаться ее проблемы, — говорит Тарасенко. Такой долгий ввод танков в войска не является чем-то специфически российским, говорит он, то же происходило и с новыми моделями во Франции или США.

"Армата" — это скорее какое-то пугало, которое позволяет европейцам и американцам интенсифицировать свои танковые программы и просить на них больше денег", — резюмирует Тарасенко.

Войцех Вучак, издатель "Рапорта", не отрицает, что политические причины превалируют тут над строго военно-техническими, вот только Россия и угроза, которую видят в ней польские власти, вряд ли является первопричиной.

"Я считаю это решение политическим. С военной точки зрения смысла тут мало. Непосредственные решения диктуются непосредственными потребностями, а потребности — угрозами. Я не вижу непосредственной угрозы вооруженного нападения на Польшу. Политическое это решение потому, что правящая коалиция показывает, что собирается улучшать и углублять отношения с американцами, с администрацией Байдена", — отмечает он.

Логика военного аналитика подсказывает Вучаку, что в интересах Польши было бы сотрудничать с любым европейским проектом, так как это гарантировало бы сохранение и развитие национальной "оборонки".

Свое и чужое


Какую реакцию закупка такого количества американских танков может вызвать у России? Российский военный эксперт Виктор Мураховский, главный редактор журнала "Арсенал отечества", не считает, что у России есть повод нервничать слишком сильно, ибо наступать она не собирается.

"Поскольку российские военные не собираются совершать агрессию против Польши, захватывать Сувалкский коридор или реализовать какие-то другие влажные фантазии Запада, то для России это непосредственной военной угрозы не представляет. Но потенциал военной угрозы создает".

По мнению Мураховского, после развертывания американских танков на востоке Польши, у границ с Калининградом, может произойти усиление военного обеспечения российского Западного военного округа. Там могут появиться новые типов российского оружия, но серьезным раскручиванием гонки вооружений это все же не грозит.

Примером наращивания вооружений там, где их до того не было или было мало, российский комментатор считает события 2014 и 2015 года, когда в Калининградской области были значительно усилены российские военные позиции. Россия заявляла, что делала это в ответ на усиление контингента НАТО в балтийских странах. Альянс же аргументировал изменение своей политики аннексией Крыма и участием российских войск в войне на востоке Украины, которое сама Россия последовательно отрицает.

Главные последствия, по мнению Мураховского, ожидают танковую промышленность самой Польши. "Фактически это решение польского руководства убивает польскую бронетанковую отрасль, которая самостоятельно модернизировала советские танки и у которой есть проекты радикальной модернизации, весьма интересные с технической точки зрения. Такое решение Польши ставит крест на планах задействовать собственную промышленность в деле модернизации, а, возможно, и создания танков нового поколения".

Войцех Вучак подчеркивает, что от танков советской разработки польская армия пока отказываться не будет, только что модернизированные Т-72М отправятся в новую 18-ю мотострелковую бригаду, развернутую на границе с Украиной, существующие заводы продолжат работать над переоснащением других "72-х".

Однако и он находит странным, что польские политики тратят такие огромные средства на закупку американских танков, являющихся развитием старой конструкционной платформы.

"Мы вкладываем огромные суммы денег в танки, конечно, модифицированные, но все же родом из 1970-х. Деньги идут в технологии старого образца, а не в новые технологии. Я не вижу серьезной роли в этой ситуации для польской индустрии, особенно танкостроительной. Если мы платим за готовые американские танки, то теряем на этом будущее собственной конструкторской отрасли".