Старый Свет сделал в среду второй конкретный шаг в борьбе с изменением климата, которое угрожает планете природными катастрофами, массовой миграцией, экономическими и политическими потрясениями.

Почти все страны мира признали угрозу и согласились бороться с ней, подписав Парижское соглашение. После чего наперебой стали хвалиться обещаниями сократить выбросы на десятки процентов по сравнению с каким-нибудь далеким годом в своем индустриальном прошлом.

Однако из крупных загрязнителей только Евросоюз — вторая экономика мира после США — оформил свое честное слово в юридически обязывающий документ, закрепив законом цель сократить выбросы на 55% к 2030 году по сравнению с 1990-м. Это был первый шаг, и закон вступает в силу на днях.

А тем временем Еврокомиссия — фактически правительство ЕС — написала еще целый пакет законопроектов, которые определяют, как именно достичь этой цели: что, как и когда делать. Пакет этот был представлен в среду.

"Экономика, построенная на полезных ископаемых, исчерпала себя. Мы хотим оставить следующему поколению пригодную для жилья планету, — сказала глава Еврокомиссии Урсула фон дер Лейен. — Европа была первым континентом, объявившим о нейтрализации выбросов углеводорода к 2050 году, а теперь мы еще и первыми представляем конкретный план достижения этой цели".

ЕС надеется извлечь из угрозы выгоду и за счет зеленой перестройки не только подготовиться к будущему, но и оживить экономику и выбиться в лидеры технологического прогресса.

Для этого придется радикально менять образ жизни. И вот что предлагают еврочиновники.

Что запретят и когда


В новый план Маршалла вписаны и кнут, и пряник. ЕС собирается ужесточать стандарты и заставлять бизнес зеленеть или делиться "грязной" прибылью — для этого наготове налоги, пошлины и квоты на выбросы. Пряник — налоговые льготы и субсидии позеленевшим компаниям, господдержка инвестиций в "чистые" технологии и производства.

Самое смелое предложение в пакете — фактический запрет на продажу автомобилей с бензиновыми и дизельными двигателями с 2035 года. Чтобы подтолкнуть население к покупке электромобилей, Еврокомиссия предлагает обязать все 27 стран блока создать сеть заправок, подобную ископаемой сегодняшней — не больше 60 км между розетками. На такое расстояние на любой батарейке можно дотянуть.

Транспорт и наземные перевозки — ключевой источник выбросов, и его давно переводят на зеленые рельсы. Но теперь ЕС пошел дальше и собирается обязать сделать это тех, кто до сих пор отнекивался, ссылаясь на отсутствие электрических альтернатив. Прежде всего авиацию и судоходство.

Пассажирские электроавиалайнеры и грузовые электросуда пока прячутся в планшетах дерзких умом изобретателей, и ЕС хочет подстегнуть коммерческие разработки налогами и сборами за выбросы. До сих пор авиакомпании и морские перевозчики были освобождены от них — платили только самые заядло коптящие, вроде заводов и энергетиков.

Теперь же квоты на выбросы придется покупать всем остальным, включая строителей, перевозчиков и даже владельцев отапливаемых бизнес-центров.

Это — дополнительные расходы, рост стоимости и потеря конкурентоспособности, поскольку за рубежом никаких новых правил и платежей из-за глобального потепления не предвидится. Чтобы не убить собственный бизнес, ЕС решил защитить его специальной углеродной пошлиной на весь импорт из стран, где стандарты ниже.

Разговоры о такой пошлине идут давно — к пущему огорчению торговых партнеров, которые поставляют в Европу энергоемкую продукцию, прежде всего России, Украины, Индии и Китая.

А по авиакомпаниям Еврокомиссия нанесла вообще двойной удар. Помимо квот на выбросы им придется оплачивать еще и налог на авиакеросин. Если только Илон Маск не настроит быстро электросамолетов — с этой идеей он подкатывал к Тони Старку в "Железном человеке" еще 11 лет назад.

Ломать старую экономику не единственная цель ЕС. Часть прошлого они хотят взять в будущее и даже возродить и преумножить. В первую очередь речь идет о лесах.

ЕС рассчитывает, что леса и луга позволят освежить атмосферу, однако экологи опасаются, что подобная компенсация выбросов отвлечет европейцев от главной цели — их сокращения.

В проектах законов записаны не мечты и желания еврочиновников, а результат трудного компромисса. Но им все равно предстоит нелегкий путь, прежде чем что-то из предложенного станет обязательным.

Проекты обсуждали с лоббистами, бизнесом, политиками всех 27 стран ЕС и экологами. Теперь они вынесены на всенародное обсуждение, и каждый из почти полумиллиарда жителей ЕС сможет высказать свое мнение.

"Все это будет очень непросто, — признал вице-президент Еврокомиссии Франц Тиммерманс. — Будет дико трудно. На этот счет у меня нет иллюзий".

Недовольны все


Экологи считают реформы половинчатыми, а население и бизнес недовольны тем, что за них придется платить, а денег и так нет из-за пандемии и кризиса.

Промышленники, энергетики и авиакомпании просят отсрочек и защиты от зарубежных конкурентов, а граждане сомневаются в том, что их главная проблема — климат, а не бедность, безработица, миграция, неравенство, здравоохранение, пенсии и прочая.

Перестройка европейской жизни — дело дорогостоящее, как любой ремонт. Но в итоге жить станет не только безопаснее, но и комфортнее, утверждают политики: "зеленая" экономика создаст новые рабочие места и вернет Европу в мировые лидеры передовых технологий. Но сначала всем придется раскошелиться: продать за копейки еще не старый дизель и купить дорогой электромобиль, платить больше за свет и газ, поездки на поезде и авиаперелеты.

Это непростая задача, поскольку законы — общеевропейские, а значит их должны дружно поддержать аж 27 стран ЕС. У каждой из них свои проблемы и особенности, и если в Германии или Нидерландах голоса климатических активистов звучат громко, то в Греции, Болгарии или Франции политикам придется попотеть, чтобы убедить избирателей поддержать масштабные траты на переезд в зеленое будущее.

История Европы последних лет показала, что у борцов с изменением климата нет монополии на протесты и формирование политической повестки. Те, кто не хочет или уже не может платить за переход на зеленые рельсы, быстро достают из багажника желтые жилеты и с не меньшей эффективностью начинают влиять на политику властей.

И это только граждане. А еще есть крупный бизнес. К компаниям вроде Airbus, Volkswagen или Eni прислушиваются не меньше, чем к приклеенным к их дверям активистам Extinction Rebellion. Поскольку они — крупнейшие налогоплательщики, работодатели, а зачастую еще и спонсоры политических партий. Большинство из них в целом давно смирились с зеленой перестройкой и даже рады ей, однако каждая не прочь выторговать для себя послабления, отсрочки и субсидии.

Европе предстоят месяцы новых бурных дискуссий, закулисного бодания и вязкой подковерной борьбы, прежде чем представленные в среду проекты в явно усеченном виде станут законами, которые обяжут Евросоюз выполнить заявленную цель сокращения выбросов.