"Июль рекордный, 848 (задержанных мигрантов), хотя с июля прошло всего восемь дней. Почти вдвое меньше задержанных в июне — 473, в мае 77, в апреле 70 (мигрантов). Кривая довольно крутая, хотя в последние дни число задержанных не превышает сотни", — рассказал Delfi.lt Гедрюс Мишутис, представитель Службы охраны государственной границы (СОГГЛ). Когда дело доходит до того, кто эти люди пересекают границу Европейского Союза, пограничники говорят о двух группах людей. По словам представителя СОГГЛ, большинство пытающихся попасть в Друскининкай — это граждане Африки, молодые, то есть 20-24-летние, холостые, путешествующие без семей. Среди них были случае конфликтного поведения и неповиновения.

Другая часть мигрантов, большинство из которых являются гражданами Ирака, по словам представителя СОГГЛ, — это семьи. "В семьях есть мужчины, женщины, несовершеннолетние, малолетние и даже очень маленькие дети, которых носят на руках. Поведение семей более спокойное. Они слушаются, часто, увидев пограничников, идут к ним, чтобы попросить убежища", — рассказал представитель пограничной службы.

По его словам, в начале кризиса группы таких людей задерживались в основном в Игналинском и Швенченском районах. Сейчас там задерживается меньше людей, чем в Друскининкай.

Не признаются, что понимают русский


В целом большинство задержанных мигрантов — граждане Ирака. По последним данным СОГГЛ, в Литве задержаны 679 граждан Ирака, 196 — Конго, 114 — Камеруна, 81 — Гвинеи, 68 иранцев.

Представитель службы не скрывает, что у большинства из них до сих пор проблемы с общением, поскольку они говорят только на языках своей страны. "Встречаются также русскоговорящие и англоговорящие. Сейчас есть люди, говорящие по-французски, в Друскининкай чаще едут граждане африканских стран. Но проблема общения остается. Однако большинство из них говорят только на языках страны своего происхождения. Хотя, знаете, всякое бывает. Иногда они не говорят, что знают языки. Только позже выясняется, что они понимают русский язык", — рассказал Мишутис.

Мигранты не носят с собой много вещей


"Они одеты, у них обычно есть рюкзаки, повседневные вещи. Семьи везут что-то еще, и большая часть направления на Друскининкай остается с пустыми руками", — рассказал Мишутис.

Всех проверяют на ковид


Все задержанные мигранты проверяются.

По словам представителя СОГГЛ, тесты делаются на пограничной заставе. "В течение июля было выявлено 23 случая новых случая. Это 2,7 процента. При обнаружении случаев ковида таких людей отделяют от других членов группы и отправляют на лечение в реабилитационную больницу Абромишкес, пока они не выздоровеют. Когда они выздоравливают, их возвращают в жилье", — говорит представитель СОГГ. Он не скрывает, что были единичные случаи, когда мигранты покидали больницу Абромишкес.

Помогают системы слежения и собаки


Представитель СОГГЛ не исключил, что могут быть единичные случаи, когда мигранты пересекают границу и остаются незамеченными. "Наверное, нет ни одной страны в мире, которая заявляет, что такие вещи гарантированы на сто процентов. Подавляющее большинство задержано, но нельзя исключать единичные случаи, когда кто-то куда-то идет, пользуясь некоторыми условиями. Но есть еще наша граница с Польшей, где тоже есть такие силы. Наконец, есть польские пограничники, у которых больше сил сконцентрировано на литовской границе", — отметил он.

Представитель пограничной службы заявил, что системы видеонаблюдения особенно полезны для обеспечения безопасности границы. "Каждое пересечение границы заметно. Очень легко подсчитать и посмотреть, сколько из них пересекли границу. Мы задерживаем их либо сразу, либо на километр, два, а то и дальше, внутри страны", — рассказал Мишутис. По словам представителя СОГГЛ, еще один очень информативный момент — это следы, где нет систем наблюдения, усиленного патрулирования, сил кинологов. Иногда прибывших выдает даже кусочек травы, иногда об этом сообщают жители приграничных сел. "Есть не один, не два случая, когда жители просто говорят, что видели подозрительных людей, а затем происходят аресты. Был случай, когда они пришли в нежилую усадьбу прямо возле границы. Но мне неизвестны случаи, когда происходили бы какие-то инциденты с жителями, как сейчас пытаются говорить, что они якобы представляют угрозу, могут напасть", — подчеркнул пограничник.