А соединяет эти две точки земной жизни художника, как рассказал на открытии нарвский гид Александр Опенко, лето 1910 года ( есть неподтвержденная, но обоснованная версия, что и лето 1908, и 1909 годов), когда он отдыхал в имении Фердинандсхоф под Нарвой. Сейчас о том времени и о самом поместье напоминают лишь остатки фундамента, а в начале прошлого века здесь располагалось великолепное здание — деревянное двухэтажное поместье с римско-греческими колоннами.

Марк Шагал прибыл в Нарву по приглашению своего патрона, адвоката Григория Абрамовича Гольдберга, чтобы провести несколько месяцев в имении Наума Семеновича Гермонта, тестя Гольдберга. На тот момент художнику, которому суждено было стать одним из самых известных живописцев 20-го века, исполнилось всего 22 года, он учился в частной художественной школе и мог похвалиться всего лишь одной выставкой со своим участием.

Радушие принявшей художника семьи, окружающая его обстановка способствовали особому настрою художника, здесь им было написано более 40 работ, как минимум 4 из них сохранились: ”Моя комната в Нарве”, ”Мое ателье в Нарве”, ”Домик в парке” и ”Портрет сестры художника”.

Самого расстреляли, поместье сожгли


Многие годы оставалось неясным, когда и как было разрушено имение Фердинандсхоф, вокруг этой темы велись дискуссии. В этом смысле Александр Опенко пришел на открытие, что называется, не с пустыми руками. Он поделился результатами собственного изучения темы. Исчезновение ”дома с колоннами” стало печальным финалом судьбы последнего хозяина усадьбы. Около 20 лет здесь жил местный купец, владелец местного спичечного завода Александр Кучкин. В 40-е годы его расстреляли в Ивангородской тюрьме, а поместье сожгли.
С того времени территория, на которой располагалось поместье, стала приходить в запустение, в наши дни к фундаменту здания можно было пробраться только в безлиственное время. Но о пребывании под Нарвой Марка Шагала напоминал расположенный недалеко от дороги щит.

Более солидное и долговечное


- Ко мне как к председателю комиссии по культуре обратились сотрудники Нарвского музея, — рассказывает Владимир Бутузов. — Они попросили заменить щит, сломанный в очередной раз. Я предложил им немного подождать, чтобы можно было сделать что-то более солидное и долговечное.

Из всех возможных вариантов проще всего решить такую задачу, как уже бывало и раньше, получилось с Александром Брокком. Не нужно было ”пробивать” финансирование, искать людей, готовых поддержать проект. Одни охотно принимали заказы, другие и вовсе отказывались от оплаты. А повозиться с новым памятным объектом весом 5т 700 кг пришлось прилично: доставить к месту установки, расчистить участок от леса, подготовить постамент, изготовить мемориальную плиту…

- Вызывало приятное удивление, как охотно нам помогали, — отметил на открытии Александр Брокк. — Объясняя это тем, что понимают: делается все на благо города.
Авторы проекта поблагодарили всех своих помощников, особо отметив сотрудников Нарвского музея, предпринимателей Кирилла Аверина, Александра Павлова, Виталия Барча.


Для кого-то воспоминания, для кого-то — узнавание


Праздничная церемония была короткой, но эмоционально насыщенной: покрытие с мемориальной плиты сняли председатель Нарвского горсобрания Татьяна Стольфат и руководитель Отдела культуры Нарвской горуправы Виктория Лутус. А поддержавшие торжественность момента выступающие говорили о том, как важно, чтобы богатое историческое прошлое Нарвы возвращалось к нам хотя бы в виде мемориальных объектов.
Было высказано и конкретное мечтание — сделать еще один большой шаг к увековечению памяти семейства Гермонтов, владевших здесь заводами, лесопилками, а также Марка Шагала, восстановив поместье Фердинандсхоф.