С мая по ноябрь этого года Венгрия возглавляет Комитет Министров Совета Европы. Своим приоритетом страна назвала защиту прав нацменьшинств, которых по официальным данным в странах Европы проживает около 50 млн человек. По мнению президента конференции по делам нацменьшинств и представителя венгерского МИД Ференца Калмара (рожденного в Румынии венгра), интеграция без защиты коллективных прав нацменьшинств ведет напрямую к ассимиляции.

Выбор приоритетов для Венгрии не удивителен — в прошлом году там отметили 100- летие Трианонского договора, подписание которого сильно сократило размеры Венгерского королевства в пользу соседних стран, где образовались поселения венгерских меньшинств. Политика современной Венгрии — связать вместе распыленных по Европе этнических венгров и защитить их права.

Как решает проблемы с нацменьшинствами Венгрия?


На недавней Парламентской ассамблее Совета Европы глава МИД Венгрии Петер Сийярто возмущался преследованиям венгерских нацменьшинств со стороны спецслужб Украины и центра "Миротворец" и не скрывал разочарования украинскими законами о языках и образовании, "нарушающими права нацменьшинств".

"Я не раз встречался с властями Украины — мы не нашли решения, — сказал глава МИД Венгрии. — Каждый раз все больше ограничений. Мы не просим ничего удивительного и нового — просто вернуться к тем правам, которые были раньше". В 90-х годах ситуация венгров в Украине мало отличалась от той, что была для русских в Латвии.
Компактно проживающие в удаленном от Киева Закарпатье венгры (их было около 10%, сейчас почти вдвое меньше) учились в венгерских школах, общались между собой на венгерском, а с другими национальностями (их в этом приграничном регионе всегда было много) — на русском. Были целые венгерские села и районы, которые жили своей жизнью, у многих жителей — двойное гражанство.

После 2014 года центральные власти Украины стали наращивать процент предметов на украинском в венгерских школах, а в 2017 году приняли закон, что образование должно быть на государственном языке, а венгерский — второй. После долгих споров пришли к компромиссу: до 4-го класса — все на венгерском, потом удельный вес языка меньшинств снижается с 80 до 20%, чтобы к выпускным классам дети могли стать активными гражданами Украины.

Что думает о проблемах нацменьшинств Украина?


Выступившая от Украины эксперт по этническим вопросам Виктория Халанчук отметила, что и украинским меньшинствам живется несладко. В частности, после 2014 года украинский язык, как таковой, "улетучился из крымских школ" — его даже не предлагают к изучению, а сигналы украинского ТВ на полуострове блокируются. Несмотря на официальный статус нацменьшинства, крымские татары, по сведениям Халанчук, тоже имеют очень слабые возможности использовать на официальном уровне свой родной язык.


В частности, более 130 000 студентов обучаются на русском языке, а более 17 000 — на венгерском. После реформы образования в школах осталась возможность учиться на венгерском и румынском языках. В качестве примера она привела совместный с OECD проект мультилингвального образования для детсадов и школ. Правда, лишь одна венгерская школа в 2018 году решилась участвовать в таком проекте.

Что говорит о нацменьшинствах руководство Совета Европы?


В своем вступительном слове Генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович Бурич рассказала о реформах инструментов Совета Европы, призванных помогать национальным меньшинствам сохранять и развивать свои культуры и языки и в полной мере участвовать в общественной жизни: Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств и Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств.

По словам Марии Пейчинович Бурич, реформы, проводимые с 2018 года с целью рационализации работы этих двух инструментов, приносят свои плоды.

Генеральный секретарь отметила, что активные действия Совета Европы в отношении национальных меньшинств особенно необходимы в связи с возникновением новых проблем, таких как пандемия COVID-19. "Несмотря на усилия правительств, НПО и СМИ по поддержке нуждающихся, борьбе с языком ненависти и дезинформацией, до многих помощь не дошла", — заявила Генеральный секретарь, указав на отсутствие информации о коронавирусе, медицинских консультаций и услуг на региональных языках и языках меньшинств.

Менее половины государств-членов предоставляли возможность дистанционного обучения на этих языках во время первого периода самоизоляции весной 2020 года, что препятствовало равному доступу к обучению.
Значительное число рома-цыган и тревеллеров, которые особенно сильно пострадали от пандемии, были лишены доступа к медицинскому обслуживанию и базовым санитарно-гигиеническим средствам, подвергались огульным обвинениям и стигматизации.

"Пандемия показала, насколько легко могут вновь появляться предрассудки, неуважение и дезинформация", — заключила г-жа Пейчинович Бурич, подчеркнув, что венгерские власти сделали эту важную тему приоритетом своего председательства в поворотный момент.

А что в Латвии?


В марте этого года Комитет министров Совета Европы опубликовал резолюцию по выполнению Рамочной конвенции о защите нацменьшинств в Латвии, в которой указал, что стране следовало бы пересмотреть требования к уровню владения латышским языком при найме на работу в публичном секторе и обеспечить непрерывную доступность образования на языках меньшинств везде, где на это есть спрос.

В документе отмечались и достижения Латвии: наличие у многих культурных учреждений Интернет-страниц и гидов на русском языке, наличие в публичных библиотеках значительных собраний книг на языках меньшинств, эфиры Латвийского Радио-4 и LTV7 (последнего уже не стало) на русском языке. А также то, что спрос на образование для нацменьшинств сохранился среди четверти школьников.

В резолюции записано, что отношение представителей нацменьшинств к использованию латышского по большей части нейтральное или позитивное, но этот положительный момент "необходим, но недостаточен для возникновения более сплоченного общества", функционирующего в общем социолингвистическом пространстве.

"Главные национальные группы — латышское большинство и русское меньшинство — стоят на разных геополитических позициях и имеют разные культурные идентичности. Лица, принадлежащие к каждой из этих групп, имеют значительно отличающиеся представления об истории и о (Латвийском) государстве, в котором они хотели бы жить".
"Попытки создать сплачивающую гражданскую идентичность в последние годы не продвинулись. Случаи подстрекательских заявлений публичных лиц не вызвали достаточных ответных действий властей, что создало впечатление безнаказанности и безразличия и оказало негативное воздействие на климат межэтнических отношений".

Были замечены меры запретительного характера и другое давление, объясняющееся политической повесткой дня — в системе образования, массмедиа и при использовании языков нацменьшинств в общественной жизни.

"Право на свободную самоидентификацию соблюдается не полностью. Лица, добивающиеся указания их этнической принадлежности в удостоверяющих их личность документах, по закону обязаны предоставить документы, подтверждающие родство с прямым предком (соответствующей) этнической принадлежности. Более того, лицо, желающее сменить этническую принадлежность на "латыш(ка)", обязано доказать высший уровень владения официальным языком. Установление такой сложной процедуры для смены записи об этнической принадлежности может рассматриваться как механизм исключения", — написано в резолюции.

Обширное применение языковых требований отрицательно влияет на возможности лиц с неродным латышским языком занимать многие должности в публичном секторе. Языковые требования использовались и для аннулирования мандатов депутатов самоуправлений. Даже от членов правлений НГО требуется владеть латышским на уровне C1, что создает преграды для гражданского участия и свободы ассоциаций.

Отказ в возможности использования языков нацменьшинств в топографии и публичных надписях, в транскрипции личных имен на латышском и использовании в личных документах — это пренебрежение значительным символическим значением языка для интеграции общества, — считают авторы резолюции. При этом латвийское внешнеполитическое ведомство заявило, что резолюция… выразила одобрение проводимой государством политики.

Последнее время информации о коронавирусе и вакцинации на русском языке со стороны официальных лиц Латвии появляется все больше. На сайте SPKC есть отдельная страница на русском языке. В надписях на магазинах и кафе об ограничениях использование еще минимум одного языка, кроме государственного, было обязательным. Осознав, что вирус можно победить только совместными усилиями, а отсутствие проверенной информации от государства на родном языке приводит к проблемам с преодолением пандемии всей страной, правительство смягчило требования к языковой политике. Закончатся ли послабления после пандемии, покажет время.