Вред, нанесенный виновником потерпевшему, может быть имущественным и моральным. Имущественный вред — это, например, порча автомобиля, вред здоровью и как следствие расходы на лечение, потеря дохода из-за невозможности работать после нанесения увечий и т. п. Эти пункты можно измерить в денежном эквиваленте.

Но как измерить неимущественный или моральный вред, т. е. эмоциональные страдания, ухудшение качества жизни, пережитую боль и психологические травмы?

”Главной проблемой при назначении размера морального вреда становится то, что его нельзя измерить в деньгах, — говорит присяжный адвокат Олави-Юри Луйк. — В судебной практике сумма зависит от степени тяжести травмы или ущерба здоровью, а также от ”других обстоятельств”, например, нарушения функциональности, длительность лечения и потери работоспособности”.

Кроме этого, судья может опираться и на другие аналогичные судебные дела и вынесенные по ним решения о моральных компенсациях.

Обращается внимание и на тяжесть нарушения, его масштабность, а также на поведение нарушителя, причинившего вред, на его отношение к пострадавшей стороне после происшествия.

”Суд, назначая сумму независимо от пожеланий сторон, учитывает способ и тяжесть совершенного нарушения, вину нарушителя, финансовое положение сторон, степень вины самого пострадавшего и другие обстоятельства, без учета которых компенсация может быть несправедливой. Размеры моральной компенсации должны соответствовать общему уровню благополучия в обществе и быть соизмеримыми компенсациям при похожих обстоятельствах”, — объясняет адвокат.

По его словам, во многих странах Европы используются специальные таблицы, где описываются различные телесные повреждения и вред здоровью, а также суммы возможного морального ущерба за них.

Суммы неограничены, но…


Законом не предусмотрен максимальный размер компенсации морального ущерба. В некоторых странах она может достигать миллионов.

”Эстонская судебная практика не поддерживает настолько высокие компенсации. В нашей практике самой высокой была компенсация в 125 000 евро в виде исключения. В основном, назначаются суммы ниже 50 000 евро”, — констатируют адвокат Луйк.

Он приводит пример: суд назначил как раз такую сумму в качестве моральной компенсации пострадавшим от действий так называемого ”коплиского стрелка”, который в 2017 году ранил двух охранников.

Пока еще продолжаются судебные заседания по делу об убийстве молодого человека Никиты Виркунена около бара в Ласнамяэ в августе прошлого года. Однако уже была оглашена информация о том, что пострадавшие — родители и супруга убитого — хотят 100 000 евро компенсации. Но итоговая сумма, которую суд решит назначить, будет известна позднее.

Также и дети Полины, убитой 5 января в многоквартирном доме на ул. Юмера, подают иск на 50 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

Адвокат объясняет, что родственники пострадавшего (и, как следствие, погибшего) могут требовать компенсацию в трех случаях.

”Погибший должен был еще какое-то время прожить после нападения на него. Или же имеет место быть т. н. ”территориальная близость”, т. е. родственники погибшего видели убийство. Третий вариант — у родственников погибшего случилось тяжелое нарушение здоровья в связи с происшедшим. То есть это не просто компенсация цены чьей-то жизни. Основы для возмещения другие”, — говорит адвокат.

После ДТП можно получить больше


Луйк также разъясняет вопрос о размере компенсаций в случае ДТП. По его словам, при хорошем правовом консультировании пострадавший может добиться более высокой компенсации, чем полагается по закону.

”В соответствии с параграфом 32 Закона о дорожном страховании, расходы на компенсацию неимущественного вреда могут быть до 3200 евро. Но возможно добиться от страховой компании и значительно большей суммы. В моей практике много дел, по которым пострадавшие в ДТП в итоге получали компенсации морального ущерба в размере 30 000–40 000 евро”, — говорит Луйк.

Отстаем от Европы


По сравнению с другими странами Европы Эстония на сегодняшний день отстает в части возмещения морального вреда. Например, компенсации морального вреда в Германии достигают 600 000 евро. При этом немецкие страховые компании уже на протяжении многих лет по договоренности выплачивают даже большие компенсации морального вреда, чем назначенные судом. В Эстонии пока компенсации морального вреда, если сравнивать с другими странами Европы, меньше в 10–15 раз.

На своей странице kahjuhuvitis.ee адвокат Олави-Юри Луйк приводит пример из юридической литературы: 20-летняя девушка, которая становится парализованной в результате дорожно-транспортного происшествия, в разных странах получила бы разные суммы возмещения морального вреда. Во Франции она бы могла рассчитывать на 300 000 евро, в Италии — на 225 000 евро, в Испании на 380 000 евро, в Великобритании — на 325 000 евро, в Швейцарии — на 185 000 евро, в США — на 3,8 млн евро. В Эстонии эта сумма была бы в разы ниже.

Больная тема о медицине


Отдельной темой можно считать компенсацию морального вреда в случае врачебной ошибки. Размер компенсаций морального вреда, связанного с больницами, окружает ореол таинственности. Больницы зачастую ссылаются на невозможность разглашения конфиденциальной информации. Находящаяся в открытом доступе судебная практика дает лишь небольшое представление, но она не показывает размеры компенсаций.

Из реальных случаев юрист приводит несколько примеров: за оказание некачественного стоматологического лечения назначенная компенсация составила 2000 евро; родители, потерявшие ребенка при родах, получили 50 000 евро компенсации; 14 190 евро компенсации было назначено за то, что врач не учел несколько указывающих на внутреннее кровотечение показателей (низкое давление пациента, понижение гемоглобина и гематокрита, данные карты скорой помощи и предыдущий анамнез заболеваний) и не госпитализировал пациента. На следующий день скорая помощь привезла пациента в очень тяжелом состоянии снова в больницу.