Ниже цитируется статья журнала.

К сожалению, мы практически лишены доступа к украинским и российским архивам. В Киеве практически ничего не сохранилось, о чем нам официально сообщил архив СБУ, а Москва все наглухо засекретила, защищаясь от иска поляков, чьи родственники были расстреляны в Катыни.

Приходится сопоставлять только то немногое, что было опубликовано в начале 90-х годов. Хотя, нам и того достаточно.

Уже понятно, что в сталинских концлагерях в УССР производились внесудебные массовые расстрелы польских военнопленных, арестованных ”врагов народа” из Молдавии, Буковины, Бессарабии, Литвы, Латвии, Эстонии.

Пока меньше всего доказательств у нас есть по Козельщинскому и Путивльскому лагерях.

Старобельский изучен намного детальнее. Однако, изучив отчеты, мы и здесь вышли на неизвестную трагедию эстонского народа — массовую гибель заключенных во время транспортировки на Урал.

18 июня 1941 года пять эшелонов повезли арестованных врагов народа и членов их семей из маленькой Эстонии.

Два эшелона — №290 и 292 были заполнены исключительно ”главами семей” — бывшими госслужащими, офицерами, полицейскими, пограничниками, политиками, священнослужителями, писателями.

22 июня 1941 года, фашистская Германия напала на СССР.

В Старобельский лагерь эстонцы прибыли 23 июня уже с клеймом потенциальных пособников нацистов — уже сутки действовали законы военного времени. 2022 человека оказались невольными заложниками ситуации.

К ужасу администрации Старобельского лагеря, в этот же день туда пришло и два эшелона из Литвы.

№233 (719 человек) и №241 (1311 человек) — еще 2030 человек.

Согласно действовавших тогда инструкций, с началом войны, лагеря должны были быть ”разгружены” для немедленного приема немецких военнопленных — ведь планировалось сразу перейти в наступление и разгромить врага на его территории!

Пока мы не нашли маршрутов арестантских эшелонов из Латвии. Знаем только это — ”число военнопленных, находившихся в лагерях — 4676, число эшелонов — 4.

Подозреваем, что два состава пошли в Путивль, два в Старобельск. С 14 по 21 июня латышей тоже могли направить в УССР.

По Козельщине и Путивлю мы не смогли найти никаких документальных следов эвакуации узников после 22.06.41. Подозреваем самый трагический исход.

22 июня начинается война, Старобельский лагерь готовится принимать немцев, а тут, 23 июня прибывает более 4000 потенциальных пособников гитлеровцев, да еще и имеющих опыт военной службы. И уже пришло требование об использовании железнодорожных вагонов в режиме военного времени!

Судя по всему, эстонцев из эшелона №290 уплотнили до 1199 человек, высвободившиеся вагоны отправили для нужд обороны, присвоили новый номер и направили на Урал!
Мы подозреваем, что людей даже не выгрузили из вагонов, не сводили в баню, не покормили. И более того, на них не было приготовлено продуктов. Никто не ожидал такого развития событий. Война, 501 человек из этого проклятого эшелона умерло по дороге, как мы подозреваем, от голода и болезней. Ведь прибыли они к конечному пункту лишь 12 июля 1941 года!

Почти месяц в жару, в пути, в грузовых вагонах, без элементарных удобств! Скорее всего, на одной воде и сухарях. Мужчины были уже в возраст. Просто не выдержали ужаса, голода, эпидемии.

Согласно инструкциям, умерших хоронили в номерных могилах на станциях остановок.
К сожалению, ни одной фамилии погибших узнать пока не удалось. Эшелон №290 вез очень известных и уважаемых в Эстонии деятелей, прибыло на нем 698 человек.

Для крохотной Эстонии — это невосполнимая утрата.

Вот официально опубликованные сводки движения эшелонов, предоставленные В.П.Бровко.
”Сводная таблица. Список эшелонов

№ 286, дата отправления — 17.06, Таллин, 781 человек, прибытие — Новосибирск, 23.06;

290 дата отправления— 18.06, Таллин 994 человек, прибытие — Старобельск 23.06. УССР;

№ 292 дата отправления — 18.06, 1028 человек, прибытие — Старобельск 23.06, УССР;

293 дата отправления — 18.06, 1191 человек, прибытие — Котельничи 22.06, Кировская область;

№ 294 дата отправления — 18.06,1112 человек, прибытие — Киров 23.06.

Итого — 10016 человек.

Получилось, что Старобельск стал для эстонцев символическим мемориальным местом.