Валерий Степанов обратился в редакцию, когда все уже произошло. Его теща была похоронена, а все сопутствующие расходы семья оплатила. Ведь когда вопрос стоит ребром — либо плати, либо родственника не будут кремировать, времени на выяснения и поиск правды нет.

Мест нет

”25 марта моей теще, Екатерине Ленцман, стало плохо. Ей было 92 года. Жена вызвала скорую, которая довольно быстро приехала и забрала тещу в Северо-Эстонскую региональную больницу, — рассказывает Валерий. — Потом мне около полуночи позвонили из больницы и стали спрашивать: ”Вы что, ее не поили, не кормили?”. Я удивился, она же со мной ела прекрасно. Мне ответили, что у нее не работают почки и печень. Потом уже выяснилось, что у нее коронавирус дал осложнение именно на эти органы”.

На следующий день, 26 марта, Валерию сообщили, что Екатерину повезут в больницу в Хаапсалу, так как у нее коронавирус, а в Таллинне в коронавирусных отделениях мест нет.

”Раз так решили, я же не могу сказать ”нет”. В Хаапсалу — так в Хаапсалу. А 27 марта мне уже оттуда позвонили и сказали, что теща утром умерла и ее отвезли в Таллинн. Я спросил, в какой морг, но мне ответили, что не знают. Как так, мне по Таллинну все морги объезжать? В итоге сказали, что мне позвонит лечащий врач”, — вспоминает мужчина.

Через пару часов ему снова позвонили и сообщили, что тело Екатерины все-таки еще в Хаапсалу, и родные должны поехать туда, чтобы забрать справку о смерти и привезти вещи покойной.

”Я еще удивился, зачем забирать справку, ведь сейчас все цифровое, но мне ответили, что у них вот так. Я согласился, поехал, отдал одежду, получил справку. Мне сказали, что тещу отвезут в морг на кладбище Пярнамяэ. Я еще уточнил, за чей счет тело будут перевозить, и мне ответили, что за счет Таллинна. Но Таллинн — понятие растяжимое, я просил сказать точнее. Договорились до того, что, вроде бы, Больничная касса оплатит”, — говорит Валерий.

Он сразу поехал в крематорий на кладбище Парнямаэ, чтобы составить договор. Там ему сообщили, что тело его тещи уже привезли. Когда Валерий вернулся домой и уже собирался оплатить счет за ритуальные услуги, ему позвонили с кладбища и сообщили, чтобы он не спешил — ему вышлют новый счет.

”Сказали, что им прислали из Хаапсалу счет за транспортировку тела. Но как так? Я с ними никакого договора не заключал. Они мне сказали, что будет оплата за счет Таллинна, а тут какой-то счет. Но на кладбище сказали, что они ничего не знают, чтобы я выяснял сам. А если я не оплачу счет, кремации не будет. Что делать? Я оплатил счет, прошла кремации, прошли похороны, и я стал размышлять… Разве это справедливо? Мы не по своей воле отправили тещу в Хаапсалу, там тоже никаких договоров с нами на заключали, а потом выставили счет на 300 с лишним евро, — недоумевает пенсионер. — Я ходил в социальный отдел в Мустамяэ. И там мне сказали, что я сам виноват, потому что не надо было ездить в Хаапсалу. Но как так? Откуда я мог знать, что делать в этом случае?”

Все возвращаются в Таллинн

Действительно, ситуация кажется абсурдной: человека забрали на скорой в больницу одного города, затем перевезли в другой город по необходимости, а не по желанию самого больного, а за возвращение скончавшегося пациента в родной город должна платить его семья. Почему же тело не возвращают в морг той больницы, с которой все началось?

”Жители Таллинна, которые были госпитализированы в Таллинне во время пандемии COVID-19 и отправлены на лечение в другие больницы, возвращаются к дверям дома и, при необходимости, в первичную больницу по соглашению между городом Таллинном и Таллиннской скорой помощью”, — комментирует администрация Северо-Эстонской региональной больницы.

И добавляет, что в случае смерти пациента труп доставляется Таллиннским похоронным бюро из больницы за пределами Таллинна, а счет выставляется Таллиннскому департаменту социальных дел и здравоохранения, который оплачивает расходы.

”Если у умершего нет родственников, необходимо обратиться в социальный отдел района, где он проживал. Социальный отдел составляет инициативное письмо и отправляет его в Таллиннский крематорий. Крематорий организует транспортировку и кремацию, а также выставляет счет Таллиннскому департаменту социальных дел и здравоохранения”, — объясняют в больнице.

После вмешательства ”МК-Эстонии” ситуацию удалось прояснить. На момент подготовки материала Валерий сообщил, что сумму за транспортировку тела его тещи из Хаапсалу в Таллинн ему пообещали вернуть.

Пандемия — особый случай

”В условиях пандемии COVID-19 из-за нехватки подходящих койко-мест часть инфицированных пациентов перевезли из больниц Таллинна в больницы Тарту, Хаапсалу, Рапла и Пярну, — говорит руководитель сектора здоровья Таллиннского департамента социальных дел и здравоохранения Эне Томберг. — В случае, если пациент умер в одной из тех больниц, транспортировка тела происходила через Таллиннское похоронное бюро — оно предоставляло счета за транспортировку Таллиннскому департаменту социальных дел и здравоохранения”.

В данном случае, по словам Томберг, больница Ляэнемаа не пояснила близким умершей, что транспортировка покойной осуществляется через похоронное бюро, и человек оформил как транспортировку, так и кремацию через Таллиннский крематорий.

”Расходы на кремирование все же несут близкие. Вопрос с этим конкретным гражданином уже урегулирован, расходы компенсированы семье, — отмечает Эне Томберг. — Мы говорим о госпитализированных в другие больницы в рамках пандемии COVID-19 больных и тех, кто умер в этих больницах. К счастью, это были единичные случаи. В обычных условиях мы не компенсируем расходы на транспортировку умерших”.

Пока готовился материал, Валерий сообщил, что с ним связались с кладбища Пярнамяэ — они выставили счет городу и, как только город его оплатит, деньги вернут Валерию.

”Я просто не пойму. Если есть договор о возврате тела, почему они требуют деньги, ведь городская управа оплачивает транспорт? Может, это на авось, вдруг пройдет?” — строит догадки пенсионер.

Но руководитель сектора здоровья Таллиннского департамента социальных дел и здравоохранения не думает, что в данном случае это было сделано злонамеренно.

”Просто занимавшийся этим вопросом работник больницы Ляэнемаа был недостаточно компетентен и не смог подсказать близким, как поступить”, — полагает Эне Томберг.

P.S. Перед самым выходом газеты в печать Валерий сообщил, что компенсация за транспортировку тела его тещи в Таллинн поступила на счет в полном объеме.