В начале 1919 года, в самый разгар Освободительной войны, на повестку дня встал вопрос, касающийся погоды: наряду с формированием сухопутной армии был создан и флот (на вооружении поначалу было три корабля), информация о погоде нужна была и военным кораблям британского флота, принимавшим участие в Освободительной войне.

14 мая 1919 года Главнокомандующий военными силами Эстонской Республики утвердил состав Морской обсерватории в количестве 12 человек. Четыре дня спустя, 18 мая, вышел приказ командующего Эстонскими морскими силами № 612, согласно которому располагавшиеся в Таллинне на Ласнамяэском склоне береговая охрана, правительственная метеорологическая станция связи и спасательных сил переименовывались в Морскую обсерваторию. Приказ подписал заместитель командующего флотом капитан-лейтенант Херман Сальца. Этот день считается днем создания Эстонской государственной службы погоды.

Возглавил новую организацию профессор Тартуского университета, астроном Эрих Карл Вильгельм Шенберг, однако в июле 1919 года на посту руководителя Морской обсерватории его сменил метеоролог Каарел Кирде.

Правительство молодой республики прекрасно понимало, что о суверенитете независимого государства свидетельствует и собственная служба погоды. ”В каждой стране <…> имеются центральные метеорологические организации, существование которых зависит не от университетов и академий наук, а непосредственно от правительства, в ведении которого они находятся. Задачи этих организаций включают создание метеорологических учреждений и надзор за ними, составление прогнозов погоды, исчисление точного времени, содержание в порядке хронометров. <…> И не имеет значения, во что это обойдется. Зато наша страна станет настоящим морским государством, если будет заранее знать о приближающемся шторме, его силе и продолжительности! <…> Эта организация должна также позаботиться о распределении станций по всей Эстонии. Надо полагать, что тот факт, что временно Морская обсерватория является военным учреждением, не помешает научной деятельности” (Tallinna Teataja, 24.04.1919).

В военных условиях служба погоды, несомненно, наиболее эффективно действовала в столице, где располагались правительство, военное командование, а также порт. Морская обсерватория занималась не только составлением прогнозов погоды и передачей точного времени сухопутным и морским силам, что являлось ее главной задачей, но и открывала станции наблюдений в Пярну, Кунда, на Вильсанди, в Нарва-Йыэсуу, Килтси и на маяке Вайндло.

Прогнозы и карты погоды синоптики составляли несколько раз в сутки, правда, рассылали их в основном один раз в день.

Служба погоды в Тарту


В конце января 1920 года, непосредственно перед заключением Тартуского мирного договора, Учредительное собрание Эстонии и правительство обсуждали судьбу Морской обсерватории. Военное министерство ходатайствовало о выделении средств на ее расширение, однако комиссия по финансовым делам считала, что обсерватория могла бы действовать при университете в Тарту. Министерство образования, указав на то, что при университете уже действует одна обсерватория, полагало разумным оставить в Таллинне только метеорологическую станцию.

Аэролог Морской обсерватории Аугуст Тыллассепп, позднее ставший журналистом и политиком, объяснял подоплеку разгоревшейся дискуссии: ”После продолжавшейся в течение года напряженной работы — история нашей метеорологии укладывается примерно в этот срок — мы имеем почти 40 метеорологических станций (которые можно назвать станциями в кавычках). Ко всему прочему центральной метеорологической организации у нас тоже нет” (Postimees, 04.03.1920). Как отмечал Тыллассепп, обе обсерватории считали себя центральной организацией. Какая из них больше подходила для роли головного учреждения?

Два месяца спустя, 19 мая 1920 года, приказом военного министра № 305 Морская обсерватория прекратила свое существование. В министерстве решили, что в распоряжении морских сил останется только гидрографическое отделение, один аэролог перейдет на службу в авиацию, а служба погоды в целом официально будет передана Метеорологической обсерватории (эст. meteoroloogiaobservatoorium, сокращ. Metobs) Тартуского университета, которую тогда возглавлял Георг Конрад Кох.

”Война за погоду”


Только что закончилась Освободительная война, однако между Таллинном и Тарту продолжалась ”война за погоду”. Хяльмар Мяэ, геофизик и юрист, впоследствии в годы немецкой оккупации (1941–1944) бывший главой Эстонского самоуправления, направил командующему авиацией письмо с предложением вернуть центр погоды обратно в Таллинн. Это предложение не нашло поддержки, также как и рекомендация метеоролога Владимира Иванова, который в письме государственному старейшине утверждал, что из Тарту трудно составлять морские прогнозы. Основанием для такого утверждения послужил разразившийся 4 октября 1921 года в Финском заливе сильнейший шторм. Метеорологическая обсерватория не смогла составить точный прогноз, шторм обернулся многочисленными жертвами.

Три месяца спустя Аугуст Тыллассепп опубликовал статью в защиту тартуских синоптиков, упирая на то, что Metobs не получает из России, откуда пришел октябрьский шторм, прогнозы погоды, кроме того, для составления морских прогнозов не обязательно находиться на побережье, ведь французские моряки, к примеру, получают прогнозы из Парижа! А жалобщик, ”некто Иванов” якобы был уволен из Морской обсерватории по причине плохой работы (Postimees, 03.01.1922). Весной 1920 года для Тартуской обсерватории заказали радиостанцию для приема погодных телеграмм. Тыллассепп сетовал, что рентгеновский аппарат, расположенный в клинике на улице Валликраави, мешает принимать радиотелеграммы. ”К клинике неоднократно обращались с просьбой не включать аппарат в определенные часы, когда принимаются важные сообщения о погоде, но клиника игнорирует просьбы” (Postimees, 11.01.1922).

Поскольку и в Таллинне приему телеграмм с погодными сообщениями мешали радиостанции, расположенные на стоявших в порту кораблях, на обсуждение был даже вынесен вопрос о строительстве радиостанции в Выру или Печорах. Следует непременно изыскать дополнительные средства для метеорологической службы, полагал Аугуст Тыллассепп, поскольку ”тот народ, который не желает нести расходы на метеорологию, не может и составлять для себя прогнозы погоды” (Postimees, 11.01.1922).

Несмотря на все споры и разногласия, служба погоды в таком виде просуществовала до 1940 года, когда изменился и государственный строй, и мировой порядок. Но это уже другая история.


Полную версию статьи см.: «Горизонты Эстонии», с. 73, единственном журнале о природе Эстонии на русском языке. Журнал выходит раз в год при поддержке Центра инвестиций в окружающую среду. Журнал выпускает MTÜ Loodusajakiri.