Роберт Зеэль — старший медбрат клиники экстренной медицины Нарвской больницы. Несмотря на молодой возраст, за его плечами — шесть лет работы в бригаде скорой помощи, где он, по его признанию, видел, кажется, все самые страшные случаи — травмы упавших с высоты, покусанных дикими животными, череду тяжелых автокатастроф и многое другое. Сейчас он занимается организацией работы отделения экстренной медицины в Нарвской больнице и считает, что экстренная медицина не может быть просто работой, это на все сто процентов — призвание, как бы пафосно это не звучало.

Роберт, самый рапространенный вопрос от пациента, который приходит в ЭМО: сколько мне придется ждать своей очереди получить помощь?

Ну, давайте еще раз напомним, что есть пять основных категорий триажа — критериев, по которым оказывается первая помощь в отделении экстренной медицины. ”Красный” — когда счет идет на секунды и нельзя ждать, необходимо оказать помощь сразу. Это к примеру, пациенты после реанимации, пациенты с тяжелыми, угрожающими жизни травмами, пациенты, у которых подозрение на инфаркт или инсульт….. ”Оранжевый” — это состояние средней тяжести, но 15 минут мы ждать, все-таки, можем. ”Желтый” — нет прямой опасности жизни, такие пациенты могут ожидать до часа. ”Зеленый” мы определяем как состояние не требующее неотложной помощи, и здесь, к сожалению, время ожидания может растянуться до трёх часов, в зависимости от загруженности медиков ”экстренного” отделения. И есть еще синий — когда человека что-то беспокоит, но чувствует он себя вполне сносно (жизненно важные показатели в норме) и медик также не определяет его состояние как требующее неотложной помощи. Здесь время ожидания — аж до шести часов.

Но люди зачастую жутко нервничают, что им приходится столько ждать. И каждому кажется, что вот его состояние (или состояние его близкого человека) требует того, чтобы приняли немедленно.

Тут важно уметь грамотно объяснить самому пациенту, что и как. Люди переживают и нервничают из-за неизвестности. Если медик находит правильные слова, понятным языком объяснив степень тяжести пациента, рассказав, что его ждет и как будут действовать, при этом пояснив, что придется подождать, обычно пациент успокаивается. Медики экстренной медицины должны иметь ярко выраженную эмпатию, и, честно говоря, довольно сильную стрессоустойчивость.

Сколько работников каждый день на смене в отделении экстренной медицины?

В основной палате наблюдения — врач, две сестры и две сестры по уходу, одна сестра по уходу работает на помощи отделению, есть также триажная сестра с ассистентом и дежурный врач-травматолог с сестрой.

Вы справляетесь?

Не буду лукавить — нагрузки большие. Возможно, именно большие нагрузки порой являются причиной того, что нервы у медиков не выдерживают, и может случиться конфликт с пациентом. Это редкие случаи, но, медики тоже люди, скажу честно, такое бывает. По поводу нагрузок приведу пример: если в феврале в неделю максимальное количество обращений в ЭМО составило 323 человека, то в мае в какие-то недели это количество доходит до 600….

С чем это связано?

Во-первых, смена погоды, поскольку по весне идет обострение хронических заболеваний, также после ослабления ограничений люди стали больше выходить из дома, возвращаясь к привычной жизни, потенциальная опасность получить травму выросла. Особенно, кстати, это было заметно после появления в Нарве электросамокатов, в первые пару месяцев количество травм увеличилось в два-три раза! Сейчас уже подуспокоилось, но все равно практически каждый день мы фиксируем одно-два обращения по поводу травм, полученных в результате использования электросамоката. Это и падения с него, и травмирование других людей, да, людей на них сбивают. Основные проблемы две: несоблюдение правил дорожного движения и неиспользование средств защиты.

Кто он, работник экстренной медицины?

Человек, не просто приходящий на работу, но тот, кто.. чувствует себя в этом. Экстренная медицина — место, где нужно действовать быстро, точно и правильно. Ни больше, ни меньше.

Каждую минуту необходимо принимать правильное решение, потому что от действий медика экстренной медицины зачастую зависит жизнь человека. Это призвание — это не работа. Ты никогда не знаешь, что может произойти на смене, в каком состоянии и с какими травмами в следующую секунду доставят человека. Ты все время в ожидании и в готовности действовать, у тебя нет времени учиться, ты должен точно знать, где что лежит и как этим правильно воспользоваться.

А помнишь случаи, когда ты спас кому-то жизнь и что ты чувствовал в эти моменты?

Конечно, помню. Это в основном , когда я дежурил в бригаде скорой помощи, мы приезжали на место, где пациент прямо при нас терял сознание. Остановка дыхания, остановка сердца, мы проводим реанимацию, и когда удавалось реанимировать человека и госпитализировать его для дальнейшего лечения, то чувство, разливающееся внутри, невозможно описать словами. Ты понимаешь, что ты оказался в нужном месте, в нужное время и смог помочь этому человеку жить дальше.

Роберт Зеэль окончил Таллинскую высшую школу здравоохранения, с момента поступления сразу же пошел работать в больницу работником по уходу, полтора года отработал в хирургическом отделении и отделении реанимации Ида-Вируской центральной больницы, после чего Раквереская больница пригласила Роберта на работу помощником медицинской сестры в отделение реанимации, где он проработал около года и понял, что определенно хочет связать свою жизнь с экстренной медициной. Затем поступило предложение о работе в бригаде скорой помощи в Йыхви, где он отработал шесть с половиной лет. Уже месяц руководит работой клиники экстренной медицины Нарвской больницы в должности старшего медбрата.