Финская граница, согласно решению финского правительства, по сути с января закрылись для маятниковой рабочей миграции из Эстонии. Для многих эстонских семей это стало большим огорчением, потому что отцы и супруги должны были в начале года принимать непростое решение: зарплата или семья? Ведь если уехать из Финляндии, то с возвращением на рабочее место возникнут большие проблемы.

Часто и выбора не было, так как семейный доход зависел от получаемой в Финляндии зарплаты. Решение принималось в пользу того, чтобы остаться за границей. Поэтому многие эстонские работники застряли там до сегодняшнего дня.

В прессе много говорилось о связанных с этим семейных драмах. Однако для части эстонских работников бесконечно продлеваемые ограничения могут в ближайшее время доставить еще одну головную боль.

Речь идет о налогах, и это серьезная тема. Ведь все попытки эстонских министров и других чиновников побудить финские власти решить вопрос рабочей миграции ни к чему не приводят.

Налоговый департамент постучит в двери

Для части эстонских работников, застрявших на неопределенное время в Финляндии, проблема может обостриться тем, что к ним домой могут неожиданно наведаться сотрудники финского налогового ведомства.

Вопрос касается значительного количества работающих в Финляндии людей, которые платили налоги не там, а по месту жительства, то есть в Эстонии. Хотя в общем Финляндия требует, чтобы получающие зарплату в Финляндии люди платили налоги по месту работы, договор между Эстонией и Финляндией о налогообложении позволяет временно там работающим людям платить налоги в Эстонии.

Упрощенно это может выглядеть так: человек работает в Финляндии, но направлен туда эстонским работодателем, который, к примеру, заключил там договор на выполнение каких-то работ. Если в Финляндии у работника не набирается за год определенное количество рабочих дней (точнее — 183 дня в течение 12 месяцев), он не обязан считать себя финским налогоплательщиком в случае, если человек говорит, что официально продолжает жить в Эстонии.

В Финляндии живет и работает несколько десятков тысяч эстонцев. Большинство из них (те, кто трудится там давно) уже зарегистрировали себя в налоговом смысле финскими резидентами и платят налоги там. Но часть работает в режиме трудовой маятниковой миграции, они сохраняют постоянное место жительство в Эстонии и платят налоги на родине.Таких (даже по самым скромным подсчетам) — тысячи.

В свете постоянно продляемых Финляндией ограничений рубеж этих знаковых 183 дней неумолимо приближается. "Обусловленные COVID-19 ограничения на границах могут привести к тому, что некоторые выходцы из Эстонии будут находится в Финляндии более длительное время", — отметила советник международного отдела финского Налогового департамента Лиза Вяэнянен, отвечая на вопрос Eesti Päevaleht.

Коронавирус ничего не изменил

Вяэнянен признала, что у финских властей нет точной информации о количестве тех людей, которых может коснуться упомянутая ситуация, потому что часть из них могла выбрать вариант остаться в Эстонии.

Финская чиновница пояснила, что остановка из-за ограничений трудовой маятниковой миграции сама по себе ничего в налогообложении работников не изменила. Учитывается конкретный рубеж в 183 дня. "Как правило, человек, согласно договору о налогообложении, считается резидентом Эстонии, если его нахождение в Финляндии временное и у него постоянное место жительства в Эстонии".

Но если определенное число дней нахождения в Финляндии исчерпано, то выбора нет. Нужно регистрироваться в финской налоговой службе и начинать платить там налоги с полученного в Финляндии дохода."Финский налоговый резидент должен представить в Финляндии налоговую декларацию. Он должен заплатить налоги и задекларировать все свои доходы, которые он получил за период статуса налогового резидента", — сказала Вяэнянен.

На вопрос, планирует ли тамошняя налоговая служба информировать застравших в Финляндии работников из Эстонии о том, что у них может появиться статус финского резидента, она ответила: "Мы даем клиентам информацию о налогах на своей интернет-страничке и по телефону".

В то же время чиновница предупредила, что с налоговыми требованиями шутить не стоит. "У Налогового департамента есть методы контроля того, выполняются ли работником обязанности. Более подробная информация об этих методах носит конфиденциальный характер".