Ратас поступит правильно, если решит не баллотироваться — это даст повод для радости как его сторонникам, так и противникам.

Очевидно, что и консерваторы, и либералы согласны с тем, что президент должен уметь объединять людей. Ратас ратует за сплочение жителей страны, но он сформировал правительство, при котором в Эстонии случился раскол. И нужно иметь очень короткую память, чтобы забыть о коррупционных скандалах, потрясших и его партию, и его падшее правительство. Много подозрений связано и с Центристской партией, и с близкими политическими соратниками Ратаса.

С точки зрения оппонентов, единственным плюсом выдвижения нынешнего председателя Рийгикогу может быть то, что на посту президента у него будет относительно мало возможностей влиять на эстонскую жизнь — в конце концов, в первую очередь это представительный, а не исполнительный орган власти.

Есть ещё одна особенность президентского поста, которая не должна вызывать у сторонников Ратаса желания, чтобы он этот пост занял. До сих пор стать президентом в Эстонии означало достигнуть последнего этапа политической карьеры перед выходом на пенсию. Для этого Ратас ещё слишком молод и активен. Если он станет президентом, в повестке дня также появится вопрос и о судьбе Центристской партии. Уход Ратаса из партийной политики может привести к дальнейшему упадку Центристской партии, которая после завершения эпохи Эдгара Сависаара и без того уже потеряла свою популярность.

До начала президентских выборов осталось 97 дней. В ближайшие недели политическим партиям пора выдвигать надёжных кандидатов, будь то Ратас или кто-то другой. И не нужно снова играть в игру кто кого перещеголяет: в результате подобных игр в 2016 году президентом неожиданно стала Керсти Кальюлайд, о которой многие тогда слыхом не слыхивали. В глазах многих эстоноземельцев Кальюлайд быстро стала выглядеть толковым президентом, но кто-то до сих пор не приемлет её на этом посту.

Политики, извлеките уроки из ошибок 2016 года, не превращайте президентские выборы в мыльную оперу и не ставьте подножки сами себе.