Союз педагогов предлагает правительству в 2022 году поднять минимальную ставку брутто-зарплаты учителей до 1562 евро. Среднюю же зарплату педагогов следует поднять до уровня ожидаемой заработной платы людей с высшим образованием, то есть до 1874 евро в месяц.
Такие цифры могут показаться слишком завышенными, особенно в период дистанционного обучения, когда, по мнению многих родителей школьников, учителя уделяют преподаванию недостаточно внимания.

Однако же, по словам педагогов, повышение зарплаты не зависит от дистанционного обучения. Разговоры о повышении ведутся не первый год. За последний же год нагрузка учителей, вопреки расхожему мнению, выросла в разы.

На треть ниже ожидаемой

”Все партии уже годы напролет обещают, что зарплата учителей должна быть равнозначна ожидаемой зарплате людей с высшим образованием. В Эстонии в среднем зарплата специалиста с высшим образованием на 20% выше, чем средняя зарплата по стране. Такой должна быть и зарплата учителей в Эстонии. Это должно быть зафиксировано постановлением правительства”, — считает Реэмо Волтри, педагог и председатель правления Союза работников образования Эстонии.

Он добавляет, что, говоря о школьных учителях, имеют в виду, как правило, специалистов с магистерской степенью. Если же зарплата учителей не будет достигать упомянутого уровня, то образование в нашей стране не будет в числе лучших в Европе.

”Повышение зарплат совершенно не связано с ситуацией с коронавирусом. Эти разговоры и обещания партий, что зарплаты учителей будут уравнены с зарплатами специалистов с высшим образованием, идут уже давно. Сейчас минимальная зарплата учителя составляет 1315 евро, а средняя ожидаемая зарплата человека с высшим образованием — более 1700 евро, то есть на треть выше”, — отмечает Реэмо Волтри.

Выше зарплата — выше престиж

Представитель Союза работников образования отмечает, что низкая зарплата — одна из важнейших причин, почему в профессию не приходят молодые учителя и Эстония находится в числе стран с самым высоким средним возрастом педагогов.

”Такая ситуация больше не может продолжаться. Профессия учителя должна цениться в обществе. А в XXI веке одним из важнейших критериев престижа профессии является то, какую зарплату получают работники. Исходя из этого критерия, молодые люди и не хотят выбирать эту профессию”, — считает Реэмо Волтри.

По его словам, уже сейчас среди учителей нет конкуренции, а в следующие пять лет тысячи из них выйдут на пенсию. И заменить их пока некому.

”В последних планах правительства говорилось, что в ближайшие четыре года зарплата учителей подниматься не будет. Если мы будем давать молодежи такие сигналы, что уже сейчас зарплата учителя на треть ниже необходимой, и что за четыре года она не поднимется и будет уже вполовину ниже, то никакой надежды не будет на обновление состава учителей. Тогда вообще не прибавится специалистов с соответствующей квалификацией, и наше образование серьезно пострадает”, — говорит педагог.

На данный момент правительству предстоит обсуждение новой стратегии бюджета, в связи с чем педагоги и выступили со своим предложением по зарплатам.

”Сейчас время, конечно, сложное, но мы должны думать о будущем, не на пару месяцев, а на несколько лет вперед, — отмечает Реэмо Вольтри. — Переговоры только в начальной стадии, но я надеюсь, что мы придем к согласию о том, что будет в ближайшие годы, какие приоритеты будут поставлены. Когда учителям в 2020 году сказали, что зарплаты не повышаются, мы с этим смирились. Но мы точно не можем смириться с тем, что их не повысят в течение четырех лет”.

Неожиданные изменения

Говоря о нагрузке учителей в период дистанционного обучения, педагог отмечает, что она совершенно точно нисколько не снизилась, но значительно изменилась.

”Год назад мы неожиданно перешли на дистанционную учебу, которая, по большому счету, длилась до конца учебного года. В начале этого учебного года было контактное обучение, которое перешло в гибридное, когда одни учатся в школе, другие дома. Уроки приходилось совершенно по-разному подготавливать к учебе в классе и к учебе дистанционно, нужно было делать много дополнительной работы”, — объясняет преподаватель физики Реэмо Вольтри.

Если в какой-то школе сейчас проходит недостаточно онлайн-уроков, это исключение, считает он. В таком случае родителям следует обращаться к учителям, чтобы обговорить и то, чего сами родители ожидают от учебы детей.

”Нельзя просто ждать, что школы и учителя сами поймут, что нужно, если мы как родители не будем давать обратную связь. Но я могу заверить, что в большинстве школ сейчас проводят много онлайн-уроков. Их подготовка, проведение и обратная связь тоже занимают время. Могу ли я поговорить с учеником лично, или же я проверяю его письменную работу и посылаю ответ, что занимает больше времени”, — говорит педагог.
Он отмечет, что нагрузка педагогов и раньше не укладывалась в отведенные по закону часы. А с дистанционным обучением она значительно выросла. В то же время дополнительная работа учителей никак не оплачивается государством.

Все приспособились

Что касается самого контакта с учениками, педагог отмечает, что дистанционная учеба не подразумевается исключительно в виде онлайн-лекций от учителя. Большую долю обучения занимает самостоятельная работа, которую тоже педагог должен подготовить и проверить.
”Это должно быть в равновесии. Самостоятельные занятия, конечно, должны быть соразмерны времени урока. Но если у ученика нет способности самостоятельно планировать свое время, то вечером родители будут семь часов подряд делать с ним все то, что не было сделано за день”, — отмечает педагог.

В целом он считает, что за год учителя и ученики уже приспособились к новому порядку работы. Навыки и тех и других тоже улучшились. Роль родителей в учебе тоже увеличилась, но это не означает, что снизилась нагрузка учителей.

Выше зарплата — больше мужчин в школе

Татьяна, преподаватель английского языка со стажем 26 лет, также начинает свой рассказ с того, что зарплата влияет на престиж профессии, кроме прочего, еще и в гендерном отношении — мужчин-учителей значительно меньше, чем женщин.

”Мужчины не идут в эту профессию, потому что их надо стимулировать прежде всего зарплатой. Мы все-таки в обществе, где мужчина кормилец семьи, ему нужна приличная зарплата. Поэтому ее поднятие привлекло бы и мужчин в школы. У нас в школе всего 4–5 мужчин-преподавателей на 100 учителей”, — делится Татьяна.

Много внеурочной работы

Относительно нагрузки Татьяна также отмечает, что работа не заканчивается после звонка.

”Я прихожу домой, у меня куча проверок, подготовок к урокам. У меня больше 8 классов, где в среднем по 10 человек. Ответ каждого нужно проверить, ответить, дать задания. Кто говорит, что нагрузка учителя снизилась, тот совершенно не имеет представления о нашей работе. В прошлом году, когда пандемия началась, рабочий день у меня длился 18 часов. После этого я пластом лежала, но еще что-то продолжала делать. Сейчас я немного видоизменила свою систему, потому что работать в том же ритме было бы невозможно”, — говорит Татьяна.

Татьяна отмечает, что у нее хорошие отношения с детьми, и она дает им возможность выполнять задание в удобное для них время. Но это не означает, что нагрузка педагога уменьшилась.

”Когда началась учеба по компьютеру, я в день отправляла по 70 электронных писем. И это было не просто ”здравствуй, как дела”. Это были большие форматы проверенных работ с рекомендациями, приложениями и т. д. А оплачивается учительский труд только за контактные часы. То, что я поздно вечером или с пяти утра готовлюсь к занятиям, мне никто не оплачивает. Это как если бы механику платили за то, что он нашел поломку в машине, а ремонт он бы делал бесплатно. Поэтому поднятие зарплаты будет правильной компенсацией за труд учителя”, — считает Татьяна.

Физически и морально тяжело

Педагог отмечает, что при дистанционной учебе приходится много сидеть за компьютером, из-за чего появляется усталость в спине, шее, ногах.
”Это чисто физически тяжело. Обычно я столько не сижу. Я хожу по классу, меняю положение. Я не привыкла столько сидеть, — отмечает Татьяна. — Плюс надо все время следить за детьми, показывать им материал, следить за ответами, если они присылают их в чат. Потому что не у всех есть микрофон и не все просто хотят говорить. То есть я все время перед экраном, каждый день по шесть часов. А после этого еще проверки. Сейчас я оптимизировала работу, уже стало легче собирать, проверять ответы и давать обратную связь ученикам. Но это не уменьшило нагрузки”.

Кроме этого, по наблюдениям Татьяны, некоторые дети не имеют дома отдельного учебного места.

”Занимаются на кухне, и я в наушниках слышу, как там готовят, или как кто-то кричит, плачет. Шесть часов в таком сумасшедшем доме, это большое напряжение”, — добавляет педагог.

Больше, чем учитель

”Учитель на уроке не только преподает свой предмет, но и занимается воспитанием в более широком смысле. Навыки психологии общения с подростками в нашей профессии — особый раздел. Многие родители взваливают на школу решение своих семейных проблем. Профессия учителя многогранна и ответственна. Условия пандемии показывают родителям, насколько значим труд учителей. Мы перестроились, мобилизовались в течение нескольких часов/дней, чтобы продолжать качественное дистанционное обучение и держать внимание всех учеников в классе”, — объясняет Татьяна.

Кроме всего перечисленного, добавляет она, учителям нужно повышать свою квалификацию, что занимает время, как правило, собственные средства и силы. Это делается не только во время отпуска, но на протяжении всего учебного года — курсы, семинары, педсоветы, собрания, и т. д.

”Подавляющему числу родителей очень важно выбрать хорошую школу для своего ребенка. Престиж школы определяется качеством работы учителей. Отсюда и вывод: престиж работы учителя — одобрение его работы на уровне государства и, соответственно, равнозначное труду, достойное поощрение вклада в воспитание молодого поколения”, — подытоживает педагог.

Суммы-то невысокие

Наталья преподает английский язык и является классным руководителем в одной из таллиннских школ. Она также считает, что труд учителей должен оцениваться высоко.

”Для начала я бы хотела пояснить, что не считаю зарплату в 1562 евро или 1874 евро высокой. Давайте уточним, что речь идёт о брутто-цифрах. Тех, кому такая зарплата кажется необоснованно высокой, всегда ждём на работу в школу”, — говорит женщина.

Она также останавливается на том, что уже сегодня в Эстонии не хватает учителей, и больше половины имеющихся — это люди старше 50 лет.
”Если мы хотим повысить качество образования и привлечь молодых специалистов, то повышение зарплаты — один из первых важных шагов. Необходимо повысить престижность профессии в обществе, улучшить условия труда учителя, обеспечить достойную оплату и, по возможности, снизить нагрузку. Согласитесь, что, имея 100–200 учеников, очень сложно говорить об индивидуальном подходе и уделять максимальное внимание каждому”, — замечает Наталья.

Она говорит, что с переходом на дистанционное обучение ее обязанности не сократились.

”Изменилась форма работы, но мои 125 учеников все так же нуждаются в обратной связи, проверке заданий, онлайн-уроках и консультациях. Работники образования, как и все остальные жители страны, не выбирали такой формат работы, а вынуждены были максимально быстро приспособиться к новым условиям. Это не наша прихоть”, — говорит учитель.

Она отмечает, что многие ее коллеги после полного рабочего дня в школе отправляются на вторую работу. А это не может не сказаться на самочувствии и работоспособности человека.

”Работая с детьми и постоянно отдавая энергию, делясь знаниями, необходимо самому постоянно восполнять энергию. Одной из острых проблем среди работников образования является эмоциональное выгорание. Какого взрослого мы хотим видеть рядом со своими детьми? Доброжелательного, спокойного, бодрого или эмоционально и физически истощенного?” — спрашивает Наталья.

Сама девушка лишь третий год работает в школе, но профессию любит и верит, что через несколько лет звание учителя станет престижным.
С тем, что нагрузка учителей выросла, соглашается и министр образования и науки Лийна Керсна.

”Переговоры по минимальному уровню зарплат учителей в 2022 году только начинаются. Мы получили предложение Союза работников образования. Дальнейшие возможности зависят от весеннего экономического прогноза и от решений, принятых при обсуждении госбюджета”, — прокомментировала министр.