Увидели бы сейчас меня - посмеялись. Ходит, пошатываясь, скелет по камере. В руках судебное постановление, свернутое в бумажную трубку. Этим постановлением скелет отчаянно лупит комаров, сидящих на стенах и потолке. Эти пищащие и кусающиеся твари прикончат человека быстрее любой голодовки.

Мною сейчас правда можно пугать детей, отказывающихся есть.

- Машенька, если не будешь есть кашу, то станешь как этот дядя с огромными ушами, обтянутым кожей черепом и ввалившимися глазами.
- Нет, мама! Нет! Я все съем и попрошу добавки!

Но все равно жизнь дает отличные моменты, когда и радуешься, и смеешься.

Вот в выходные - врать не буду - было плоховато. Меня госпитализировали в тюремную больницу при другом лагере. А это многочасовой обыск. Потом этап - трясешься в железной коробке. Потом снова обыск. Разуйтесь, присядьте, покажите стопы, откройте рот.

Сидишь в камере, толком не понимая, где ты. Занимаешься самым важным делом арестанта: гонишь от себя мысли об одиночестве. Вы ведь помните главное: злодеям и негодяям очень важно, чтобы вы почувствовали себя одинокими.

А вот вчера вечером прорвался ко мне адвокат буквально на 5 минут и рассказал о вашей огромной поддержке. И в России, и по всему миру. Этот момент дорогого стоил.

А посмеялся я, когда прочитал цитаты светил медицины, что с таким уровнем калия, как у меня в анализах, я должен быть либо в реанимации, либо в гробу. Ну уж нет, меня так просто не возьмешь. После “Новичка” и калий не страшен.

Спасибо вам огромное. Таких, как я, у кого нет ничего, кроме кружки с водой, надежды и веры в свои убеждения, очень много. И в России, и в мире. И в тюрьмах, да и на воле тоже. Им крайне важно чувствовать вашу поддержку и солидарность. Вроде это совсем не много и не сложно. Но нет лучшего оружия против несправедливости и беззакония.