— В качестве базовой рабочей версии мне кажется, что ФСБ подключили ближе к концу и привлекли к задержанию, к тому, чтобы дать разрешение на такую работу, и к информационному обеспечению в конце, чтобы синхронно показать совместную работу двух спецслужб. А ФСБ охотно подключилась к этому, потому что сейчас есть общий враг — США, — комментирует Артем Шрайбман. — Сейчас отношения России и США, как и Запада в целом, находятся в низшей точке за последние годы. Эскалация продолжается, взять хотя бы последние события в Чехии. И любая возможность показать такую союзную операцию, направленную на срыв западных планов по дестабилизации, работает в пропагандистском русле, которое нужно и ФСБ, и КГБ. Здесь их интересы совпали. Поэтому сложно говорить, было ли тут со стороны ФСБ что-то большее, чем желание поиграть в пропагандистскую войну. Пока мы не видим доказательств, что у них были какие-то более серьезные интересы, связанные с белорусско-российской интеграцией или чем-то еще. С точки зрения КГБ, это еще и борьба с политическими оппонентами через вовлечение их в, судя по всему, специально под это созданные искусственные заговоры. Это не новая тактика, ее использовали еще советские спецслужбы сто лет назад, в 20-е годы XX века.

Нестыковки в комментариях белорусской и российской сторон по поводу происходящего Артем Шрайбман объясняет в первую очередь несогласованностью версий между спецслужбами.

— Понятно, что легенду придумывали те, кто вовлекал белорусских оппозиционеров в этот «заговор». Видимо, на каком-то уровне легенды между спецслужбами не успели согласовать и получились такие разнобои, — полагает эксперт. — В том, что российская сторона обвиняет в попытке переворота в том числе украинских националистов, а белорусская сразу начала кивать в сторону американских спецслужб, я вижу проявление политико-пропагандистской цели этой операции. Каждый выбирает того, кто сегодня главный враг. У России это традиционно украинские националисты, поэтому их приплетают сюда. Сейчас США готовятся вернуть санкции против Минска, поэтому у нас главным врагом оказались ЦРУ и ФБР. Но это просто политические заявления, вряд ли мы увидим здесь какие-то доказательства, как до этого произошло, например, с «вагнеровцами».

То, как события будут развиваться дальше, во многом зависит от того, захочет ли Россия делать эту историю еще одним конфликтом в отношениях с Западом или все останется на уровне локальной белорусской политической игры, говорит Артем Шрайбман.

— Сейчас ничего сказать об этом нельзя, но, по идее, эти события должны привести к новому погружению на дно белорусско-американских отношений. Если власть напрямую обвиняет спецслужбы и политическое руководство США в организации военного переворота и попытке убийства белорусского президента и его детей, то в таком случае логичный шаг — это разрыв дипотношений, какие-то санкции. Последствия для белорусско-российских отношений тоже могут быть разными. Нельзя исключать, что под шумок этой истории Лукашенко скажет, что теперь только Россия сможет гарантировать нашу безопасность и поэтому надо теснее интегрироваться, например, в военной сфере. Но этого может и не произойти. Какие-то прогнозы делать сложно, слишком много факторов, которых мы не видим и не знаем. Например, мы не знаем, о чем сейчас идет диалог на высшем уровне между Россией и США. Но напряженность растет, а это всегда чревато какими-то новыми срывами в отношениях. Никакой траектории улучшения я тут не вижу, вопрос в том, как глубоко и на каком уровне эти отношения будут ухудшаться.

Читать полностью ЗДЕСЬ.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.