- Мы видим новости о том, что российские войска собираются неподалеку от границы с Украиной. В связи с этим слухи ходят разные, подчас тревожные. Как изменилась жизнь в Украине под влиянием этих новостей?

- Смотря о ком мы будем говорить. В Киеве жизнь не поменялась, панических настроений нет. Это произошло благодаря грамотной политике властей, в том числе и Зеленского, который не нагнетает. Мы видим, что есть внимание со стороны СМИ, все об этом говорят, все государственные деятели, в том числе министр иностранных дел, этим занимаются. Но никакой паники нет, и лично мне кажется, что это главное достижение власти по этому направлению.

- На линии соприкосновения усиливается противостояние?

- С начала марта мы наблюдаем увеличение количества обстрелов. Каждую неделю умирают солдаты. 26 марта погибло 4 украинских военных, 2 были ранены. Это самая большая потеря украинских войск с момента так называемого перемирия, 27 июля. Мы видим увеличение противостояния. Также мы знаем, что Россия отказалась продлевать перемирие. И мы также видим, что заявления боевиков с другой стороны линии соприкосновения становятся все более агрессивными, там начался (военный) призыв, там постоянно говорят, что Украина якобы собирается силой возвращать этот регион, что не соответствует действительности. Мы пока не видим способов и вариантов, при которых эта ситуация может пойти на спад.

- Правильно ли я понимаю, что главная причина, по которой Украина не хочет возвращать этот регион силой — неизбежные большие потери среди гражданского населения?

- Во-первых, из-за этого. Мы уже сталкивались с активной войной в 2014 году. Никто не хочет брать Донецк любой ценой. А во-вторых, украинское руководство понимает, что силой вернуть этот регион не сможет.

- Почему?

- Потому что мы знаем, что при любой военной операции Украины, будет реакция России. И как бы украинская армия не готовилась и не увеличивала свою боеспособность, к сожалению, она не в состоянии (и вряд ли будет) противостоять регулярным российским войскам.

- При этом Россия играет роль некоего регулятора, а не как участника войны. Самой Россией участие полностью отрицается.

- Мы должны честно заявлять — это война Украины с Россией. Без России никакой войны бы не было. В 2014 году Россия оккупировала Крым, это было вторжение. После этого российские войска вторглись на Донбасс. И сейчас жизнеспособность этого региона исключительно поддерживается Россией. Без российской военной, экономической и любой другой помощи, этот регион, каким он сейчас является, он бы просто не смог выжить. Также мы знаем, что глава украинской армии генерал Хомчак во время своего выступления в Парламенте 30 марта, сказал, что силы так называемых ДНР и ЛНР — это 28 тыс военных, которые контролируются 2 тысячами российских специалистов, командиров, инструкторов. От командира батальона и выше, все руководство военных формирований осуществляется Россией. Поэтому то, что Россия хочет показать себя в качестве третейского судьи и наблюдателя, всё это не соответствует действительности. Кроме России все это понимают. Поэтому, возвращаясь к прошлому вопросу, Украина понимает, что воевать с Россией невозможно.

Алексей Сорокин

- Насколько реальна ситуация, при которой Россия действительно может официально ввести регулярную армию на восток Украины, как это было в свое время в Абхазии?

- К сожалению, мы не можем прогнозировать, что будет делать Россия. Россия не подчиняется правилам демократического общества. Россия — авторитарная страна, в которой вся власть и принятие всех решений зависят от одного человека. А мы не можем прогнозировать, что захочет делать Путин. Также мы должны понимать, что будет война или не будет войны, это зависит исключительно от Путина, от его желания и целей. На сегодняшний день мы не наблюдаем такого, мы не видим колонн, которые заходят на территорию Донбасса. Но мы должны понимать, что российские военные находятся на границе с Украиной, находятся в Ростовской области, и при приказе зайти на территорию Донбасса, это займет несколько часов.

- Как вообще живут два региона, объявившие себя суверенными государствами? Насколько понимаю, там нет многих вещей, без которых существование современной европейской страны трудно себе представить, банковской системы, например?

- Я недавно писал материал по поводу проблем с пересечением линии разграничения, потому что с марта 2020 года самопровозглашенные республики закрыли пункты пропуска, и люди не могут попасть с одной территории на другую. И те проблемы, с которыми люди сталкиваются на неподконтрольных Украине территориях, нам чужды в том смысле, что трудно поверить, что люди живут в XXI веке. Там нет банковской системы, там нет свободы передвижения, там комендантский час действует уже 7 лет и в 11 вечера если не ошибаюсь, ты не имеешь права находиться на улице. И эти регионы полностью изолированы не только от Украины, но и от России. Донецк сейчас не стал ближе к условному Ростову. В отличие от Крыма, который Россия позиционирует как свою территорию, этот регион много чего потерял, в сравнении с той ситуацией, которая была до войны. Крым тоже много чего потерял, там нет нормальной банковской системы, потому что российские банки и авиаперевозчики боятся иностранных санкций, но там нет изоляции от внешнего мира, которые существуют в Донецкой и Луганских областях под оккупацией.

- Возможно, немного наивный вопрос: а почему оттуда просто не сбежала большая часть населения, пока КПП на границе с Россией и линии соприкосновения с подконтрольной Украине территорией были открыты?

- Из-за того, что у нас нет реальной переписи населения регионов, мы просто не знаем, сколько людей там сейчас живут. То есть боевики заявляют, что почти все люди, которые там жили до 2014 года, там и остались. Это, разумеется, вранье. По заявлениям местных жителей, людей стало меньше. Но мы это подсчитать не можем. То есть люди, которые могли себе это позволить, переехали: кто на подконтрольную Украине территорию, кто в Россию. Но точных данных, сколько людей находится на оккупированных территориях, ни у кого нет. И это очень большая проблема, потому что тем самым боевики могут шантажировать украинское правительство и могут позиционировать себя как представителей какого-то региона, хотя это далеко от истины.

- Какие деньги там в ходу?

- Российские рубли. На всех оккупированных территориях — в Крыму, в Донецкой и Луганской областях — Россия пытается планомерно стереть присутствие Украины во всех смыслах. Там ходят российские рубли, там негласно запрещены украинские товары, все вывески меняются на русскоязычные, выдаются российские паспорта. То есть планомерно создается ситуация, в которой эти регионы все дальше и дальше отдаляются от Украины, хотя мы знаем, что и в Крыму, и на территориях Донецкой и Луганской области есть много людей, которые ждут, когда это всё закончится и когда эти регионы вернутся в состав Украины. Но с каждым годом таких людей, скорее всего, становится всё меньше и меньше — они уезжают с этих территорий, если есть возможность. И украинского присутствия там также становится всё меньше и меньше.