— Пока мы можем однозначно сказать, что методы, которые были применены до 10 марта, то есть до локдауна, эффект имели, но он был, скорее всего, недостаточным.

Чтобы получить надёжные данные о результатах нынешних ограничений, нужна неделя-другая. Но пока кажется, что распространение вируса не увеличивается, и, если уж очень хочется в это верить, виден лёгкий спад. Но это могут быть и просто колебания, которые не имеют особой значимости.

— Премьер-министр Кая Каллас предупредила, что, если число заболевших коронавирусной инфекцией, не снизится, Эстонии придётся быть на замке и грядущим летом. С другой стороны, ограничительных мер уже фактически не осталось. Какие ещё ограничения ещё можно было бы ввести?

— Можно придумать целый ряд ограничений, только вопрос в том, какова будет их цена, и насколько они будут подходить для нашей законодательной ситуации и тому подобного. Всё-таки это не требования, а призыв к людям следить за ситуацией, а для старшего поколения — выполнять и перевыполнять уже имеющиеся предписания.

С точки зрения вирусологии нет никаких причин предполагать, что распространение продолжится на таком же уровне. Даже есть все основания предполагать, что оно пойдёт на спад, и довольно быстро.

Тут загвоздка в том, что всё сейчас зависит от людей. Вирус — штука простая, ему всё равно. Если люди неправильно себя ведут, то вирусу всё равно, почему они так делают. Совершенно безразлично, от вредности ли, от незнания, от усталости, от небрежности или даже от каких-либо благих намерений.

— Какие-то ещё рекомендации от научного совета звучали? Мы же не можем полностью закрыть, например, продуктовые магазины? Мы не можем отменить общественный транспорт. Многим людям работа не позволяет работать дистанционно. Закрыто практически всё, что можно.

— Строго говоря, закрыто далеко не всё, что можно. Что касается продуктовых магазинов, там тоже можно ввести куда более жёсткие ограничения и по числу людей, и позволить им работать только на выдачу заказов, и тому подобное. Это возможно. Вопрос только в том, какова этому будет цена для общества.

На рабочих местах можно очень многое делать. Но над этим нужно думать и самим работникам, и работодателям, и Трудовой инспекции, и смотреть, действительно ли приняты все разумные и допустимые — финансово, экономически — меры для предотвращения возникновения очагов заболевания на рабочих местах.

— Что касается вакцинации, то вакцинация пожилых людей необходима, чтобы защитить их и снизить нагрузку на больницы. Но переносчиками вируса являются молодые люди, которым гораздо сложнее соблюдать самоизоляцию. И контактов у них больше. Может быть, всё-таки разумнее переключиться на молодых людей и пересмотреть план вакцинации?

— Я думаю, нет. Вы абсолютно правильно сказали, что с точки зрения вирусной эпидемии есть две возможные стратегии. Одна из них — понижение нагрузки на больницы, это связано с вакцинацией людей группы риска, и другая — понижение распространения вируса с помощью вакцинации тех, кто его, скорее всего, переносит.

В других условиях, когда вирус распространяется не как у нас, не так массово, можно было бы подумать и о такой предупредительной мере. Но сейчас положение безвыходное, вариантов особых нет. Нужно делать акцент именно на вакцинации людей группы риска. Это связано с тем, что вакцины недостаточно.

Но то, что вы говорили, что надо при первой возможности приступать к вакцинации людей, которые являются реальными переносчиками вируса, — это абсолютно правильно. Скорее всего, это будет сделано поздней весной или ранним летом. Именно таким образом можно предотвратить повторение ситуации, которую мы имеем сейчас.

Пока выводы таковы: вакцинация понижает нагрузку на больницы, но только через месяц, а то и два, будет видно её влияние на распространение вируса.

— Финляндия и Латвия заявили о готовности помочь Эстонии в борьбе с вирусом, если эстонские власти об этом попросят. Глава медицинского штаба Урмас Суле не исключает, что помощь соседей нам понадобится, если ситуация ухудшится, но международная помощь всегда занимает больше времени. Может быть, нам не стоит ждать до последнего?

— Вопрос не в том, стоит ли ждать до последнего, а в том, сколько у нас есть своих ресурсов. Сейчас начали перераспределять нагрузку между северными и южными больницами, потому что в южной части Эстонии ситуация с вирусом заметно лучше.

Важно спрогнозировать, что будет дальше. Сегодняшний уровень — это примерно 700 человек в больницах, и этот уровень будет сохраняться не меньше, чем в течение двух-трёх недель. Пока не заметно, что ожидается резкое повышение этого количества. Но любая непредвиденная ситуация может привести к следующей ступени перегрузки. То есть, ситуация очень плохая, здесь ничего не прибавить, не убавить, но пока, по словам официальных лиц, наша медицина справляется. Но справляется за счёт плановой помощи, в которой люди тоже, безусловно, нуждаются.

Поэтому нам нужно прекратить передачу вируса всеми доступными нам мерами, чтобы не оставаться взаперти ещё три-четыре месяца. И это в руках самих людей.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.