Попав в сложную ситуацию, глава ”правительства восходящего солнца” стала человеком, предостерегающим от отмены лета. Остается непонятным, зачем использовать канал, по которому о сообщении премьера узнают только ее друзья и подписчики странички, а не более широкая публика. Facebook, конечно, всемогущий, но все же недостаточный ресурс для того, чтобы передать обращение премьер-министра народу страны, пребывающей в кризисе.

Давайте вспомним, что год назад сделал премьер-министр Юри Ратас. Он каждый день обращался к народу Эстонии через публичные и официальные каналы. Более того, по общественно-правовому телерадиовещанию ежедневно передавали обращение премьер-министра, в котором давался обзор нынешней ситуации и рекомендации к дальнейшему поведению.

Официальная коммуникация должна исходить из официальных каналов, которые передают сообщение как можно большему количеству медиаресурсов, чтобы достичь каждого эстоноземельца. Мы не можем ожидать, что люди будут заходить на Facebook премьер-министра, чтобы почитать новости и важные извещения. Медийные издания также рассчитывают, что важная и критически необходимая информация будет поступать из коммуникационного бюро правительства.

Сегодня в стране кризис, и кризисная коммуникация не должна и не может проводиться в Facebook. В противном случае не стоит удивляться, почему ограничений не придерживаются. Причем это не первый раз, когда премьер делает сообщение государственной важности по каналу с узкой аудиторией. Но в конце концов должно быть понятно, что значительная часть общества не пользуется социальными сетями или делает это не так часто.

Премьер-министр сообщает в своём посте, что сделанный во время введения ограничений оптимистичный прогноз о том, что к середине апреля заболеваемость удастся снизить до 500 случаев в день, начинает от нас ускользать. Это важное изменение, представляющее нынешний план совсем в другом свете. Исходя из этой информации свои планы должны пересмотреть школы, детские сады, больницы, предпринимателя и многие другие. Это сообщение для всего народа, и это сообщение имело бы вес и вызывало доверие, если бы оно было передано с более широким охватом, слышно и заметно для всех.

И в самом конце премьер-министр просит руководителей партий призвать своих сторонников к ответственному поведению. Особенно премьер-министр Каллас просит помощи у тех политиков, к которым прислушивается русскоязычная община. Сотрудничество нужно всем, но не выходит ли из этих слов премьера, что у нее, как у главы государства, нет контакта с русскоязычным населением, составляющим немалую часть нашего общества? Если так, то тогда использование официальных и вызывающих доверие каналов становится еще важнее.

Настал уже последний момент, чтобы понять: средства коммуникации, которые использовались в оппозиции, не работают в правительстве, особенно во время кризиса. Но печально осознавать и еще кое-что. До сих пор доносится эхо реформистских рассуждений, что распространение вируса — это, якобы, проблема русскоязычного населения и Ласнамяэ, ”чужих, других, иных”. Но учитывая, что премьер-министр и сама проинформировала о своем заражении, стоит уже понять: мы все в одной лодке.

Редакция может не разделять мнение автора.