Звонить начали ещё в декабре, когда Соединённые Штаты уже были готовы ввести в оборот первые партии вакцины от COVID-19. Даже тогда было ясно, что Европейский Союз отстаёт на несколько недель, и его лидеры решили поинтересоваться, чему они могут научиться у своих американских коллег.

Одни и те же вопросы задавали и президент Франции Эммануэль Макрон, и председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен, и премьер-министр Бельгии Александр де Кро.

"Как вы это сделали?" — цитирует телефонные разговоры с ними доктор Монсеф Слауи, повелитель всея американской вакцинации. — ”Что же мы упустили?”

С тех пор разрыв между Европой и США только увеличился. Некоторые из и так наиболее пострадавших от пандемии стран переживают третью волну смертоносного заболевания. Во Франции, большей части Италии и некоторых других странах снова введён локдаун. Каждую неделю от COVID-19 умирает около 20 000 европейцев.

Очередной неприятностью, с которой столкнулся европейский континент, оказалась вынужденная временная приостановка распространения вакцины AstraZeneca, связанная с опасениями по поводу тромбоза и кровоизлияний в мозг. Большинство стран после того, как главная европейская комиссия по регулированию лекарственных средств поручилась за её безопасность, возобновило процесс вакцинации, но доверие общественности к этой прививке сильно пошатнулось.

Спасение, которого ждут от вакцинации, по-прежнему недостижимо. Только около 10% европейцев получили первую дозу, в то время как в США вакцинировано 23%, а в Великобритании 39% населения.

Не существует единой причины всех бед, к постоянным проволочкам привёл ряд мелких решений. Евросоюз откровенно не торопясь заключал контракты с производителями лекарств. Его регуляторы осторожно и взвешенно давали одобрение на их использование. Вдобавок Европа сделала ставку на вакцины, которые мало того, что не оправдали ожиданий, так ещё и имели перебои в поставках. А руки местных самоуправлений из-за решений властей оказались связанными путами бюрократии.

Но самое главное объяснение, которое навязчиво преследует Евросоюз в течение многих месяцев, является сколь философским, столь и рациональным. В Соединённых Штатах европейские правительства часто воспринимаются свободно расходующими средства цитаделями либерализма, но на этот раз именно Вашингтон вложил миллиарды в производство лекарств и сделал всё возможное ради процветания фармацевтического бизнеса.

Брюссель, для сравнения, придерживался консервативного бюджетно-ориентированного подхода, практически не затронувшего открытый рынок. И за это пришлось поплатиться.
Получается, что, по словам доктора Слауи, на сегодняшний день ответ остаётся таким же, каким был в декабре. Европейский союз относится к вакцинам с точки зрения покупателя. США же в основном ведут дела с производителями лекарств, тратя намного больше средств на ускорение разработки, тестирования и производства вакцин.

”Они считали, что будет достаточно просто заключить договоры на поставку определённого количества доз, — вспоминает доктор Слауи, нанятый президентом Дональдом Трампом с целью ускорения процесса разработки вакцины. — А на самом деле в разработке и производстве вакцины очень важно быть полноценным и активным партнёром. И включаться в работу как можно раньше”.

В итоге в Европе мы имеем буксующую на месте карету скорой вакцинации и, как результат, политический резонанс: лидеры со своих мест вопиют о том, почему самые богатые страны мира, имеющие заводы, выпускающие огромное количество вакцины, не поспевают за другими богатыми странами в программе вакцинации населения.

По сравнению с практически всем остальным миром Европейский союз находится в замечательном положении. Его лидеры заявляют, что к лету этого года всё ещё реально успеть вакцинировать 70% населения Европы. Евросоюз заказал столько доз, что может по крайней мере трижды полностью вакцинировать своё население, и это приводит в оторопь страны, которым годами придётся ждать достаточного количества поставок.

Европейцы чрезвычайно уязвлены и тем, что программа вакцинации особенно хорошо идёт у Великобритании, страны, недавно вышедшей из блока. Все хотят знать, почему Евросоюз не победил.

Хочешь мира, готовься к войне

Европейский союз с самого начала отставал от США и Великобритании.

К тому времени, как Вашингтон уже потратил миллиарды на клинические испытания и производство вакцины, Европа наконец решила объединить ресурсы и взаимодействовать как единое целое. В середине июня Европейская комиссия, исполнительная ветвь блока, объявила о совместной закупке вакцины на 3,2 миллиарда долларов.

В Вашингтоне на программу вакцинации Warp Speed, инициированную администрацией Трампа, было выделено 10 миллиардов долларов. Официальные лица в Европе говорят, что сравнивать эти две цифры несправедливо, потому что ни одна из них не отображает, сколько денег на самом деле было потрачено на вакцины. Но не подлежит сомнению решение официальных лиц Вашингтона, что, если изобретение вакцины может предотвратить экономические издержки, вызванные локдауном, то расходы на него в этом случае не имеют значения. С другой стороны, у Евросоюза бюджет был ограничен, поэтому его представители, подписывавшие договора на поставки, стремились обойтись более дешёвыми вариантами.

”Ценообразование является для нас важнейшим аспектом, —заявила в феврале законодателям Сандра Галлина, ведущий участник переговоров по разработке и поставке вакцин в ЕС. — Речь идёт о деньгах налогоплательщиков”.

Первый договор Европы с AstraZeneca был заключён в августе, через несколько месяцев после того, как это сделали США. И хотя Европа вела переговоры, выставляя себя влиятельным покупателем, ей не хватило мобилизации уровня военного времени, а администрация Трампа использовала всё возможное для обеспечения поставок сырья фармацевтическим компаниям.

Это означало, что Евросоюз оказался не первым в очереди на получение вакцин.

Соединённые Штаты упростили переговоры, — и критики говорят, что упростили чересчур, — отказавшись от любых прав на интеллектуальную собственность и освободив фармацевтические компании от какой-либо ответственности в случае, если что-то пойдёт не так. Вашингтон оплатил и разработку, и тестирование: компаниям практически нечего было терять.

Eile saabus Eestisse järjekordne saadetis AstraZeneca vaktsiini. Nakatumisnäitaja allatoomiseks pole sellest siiski suuremat abi.

По словам Сандры Галлины, производители лекарств собирались действовать на тех же условиях и в Европе, но главным камнем преткновения оказались споры об ответственности. Участникам переговоров пришлось согласовать обязательственное право и найти точки соприкосновения законов двадцати семи стран.

”В условиях кризиса всегда становится ясно, что ЕС — не единая страна”, — заявил Якоб Киркегаард, представитель Германского фонда Маршалла, и сказал, что блок подходит к закупке вакцин как к переговорам по контракту, хотя на самом деле ”это игра без ставок и почти без поставок”.

”Евросоюз оказался не готов к войне”, — резюмировал Киркегаард.

Доктор Слауи отметил, что Вашингтон и Лондон встретили кризис с равной готовностью. Он рассказал, что каждые две недели встречался со своей британской коллегой Кейт Бингхэм, но Европа выбрала свой путь.

”Если вы сидите за столом с первого дня и заплатили за то, чтобы первым выбрать блюдо из меню, именно вас первым и обслужат”.

Ставка не на ту лошадь

Европейские институты по своей природе не склонны к риску. Одним из основополагающих принципов Европейского союза является принцип предосторожности: блок грешит излишней предусмотрительностью, когда риски неясны.

Именно это, по мнению некоторых аналитиков, и нанесло ему ущерб. Немецкие лидеры выступали за приобретение вакцин от Pfizer-BioNTech и CureVac, но эти вакцины были основаны на недостаточно проверенной технологии мРНК и были более дорогостоящими. Незадолго до этого Евросоюз разработал сложный пакет мер по спасению экономики, и у его членов не было особого желания рисковать или больше тратить.

Не играло Европе на руку и то, что в некоторых случаях она, так сказать, ставила не на ту лошадь. На пробную вакцину от французского производителя лекарств Sanofi и британской GSK, разработка которой после получения сомнительных результатов была отложена на год, были потрачены миллиарды.

Таким образом, Евросоюз в своих ранних планах по вакцинации в значительной степени делал ставку на AstraZeneca, но решение использовать эту вакцину с самого начала имело странные отголоски. Италия, например, ставку на AstraZeneca поддержала, потому что эта вакцина была дешевле и не требовала экстремальных температур хранения. Но затем итальянские регулирующие органы рекомендовали не вводить вакцину пожилым людям, пока о ней не появится больше данных. В результате этого страна с самым старым населением в Европе оказалась в пандемии самой уязвимой.

Великобритания также сделала большую ставку на AstraZeneca, но тесные рабочие отношения с собственными производителями лекарств и своевременные договорённости подарили ей преимущество, когда в январе у этой компании возникли проблемы с поставками. По словам президента Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, AstraZeneca сократила планы поставок, заявив европейским лидерам, что к середине года она подготовит на 100 миллионов доз меньше, чем планировалось.

Всё это настроило ЕС против AstraZeneca, и конфликт стал достоянием общественности. Представители Брюсселя были настолько счастливы обвинить компанию во всех бедах, что спор может закончиться в бельгийском суде.

Европа потеряла так много времени ещё и потому, что специалисты от медицины не спешили одобрять вакцину AstraZeneca, желая уверить общественность в её безопасности. Это ”стоило нам двух-трёх недель задержки”, — признала на прошлой неделе фон дер Ляйен.

Ещё больше Евросоюз отстал, когда национальные власти Германии, Франции, Италии и других стран выразили обеспокоенность по поводу появления тромбов и кровотечений и временно приостановили использование вакцины. Хотя Всемирная организация здравоохранения и европейские регулирующие органы подтвердили её безопасность, ущерб репутации уже был нанесён. Согласно опросу, проведённому Институтом Elabe, только каждый пятый француз доверяет вакцине AstraZeneca.

Теперь Европа защищает свои интересы более агрессивно. Ранее в этом месяце Италия заблокировала поставку небольшой партии вакцин AstraZeneca в Австралию. На этой неделе Урсула фон дер Ляйен сыграла на повышение, пригрозив использовать экстренный механизм, последний раз использовавшийся во время нефтяного кризиса 1970-х годов, который позволил бы Евросоюзу прекратить производство вакцин.

”Сложно объяснить нашим гражданам, почему вакцины, производимые в ЕС, отправляются в другие страны”, — сказала фон дер Ляйен.

”Небольшое недопонимание”

В начале этого месяца Тун Ванагт, технический специалист из Бельгии, сопровождал своего 77-летнего отца в центр вакцинации к северу от Брюсселя. В соответствии с правилами 47-летний Ванагт не мог быть вакцинирован, но работник медслужбы предложил ему оставшуюся прививку, которую он с радостью принял.

Подобным образом были вакцинированы миллионы американцев. Компании-разработчики программного обеспечения спешили информировать пациентов о дозах, срок действия которых в противном случае бы истёк. Но в Бельгии, когда Ванагт сообщил, что ему сделали прививку, новость превратилась в небольшой скандал. Представители здравоохранения сделали выговор центру вакцинации, и последний быстро извинился: ”Возникло небольшое недопонимание, подобного не повторится”.

То, как разворачивается программа вакцинации в Бельгии, — один из примеров жёсткого подхода Евросоюза к соблюдению правил. В стране, где количество заражений в домах престарелых привело к одному из самых высоких показателей смертности на душу населения, политика вакцинации была направлена на то, чтобы уделить первоочередное внимание наиболее в нём нуждающимся.

Вдобавок многие европейские страны создают запасы вакцин для гарантии, что каждый, кто получил первую инъекцию, получит вовремя и вторую. Соединённые Штаты и Великобритания проявили большую гибкость, сделав большее количество первых инъекций.

”В США существует гораздо более удобная либеральная система, вакцинируют всех желающих. То же самое и в Великобритании. И это можно ускорить. Здесь же этот процесс серьёзно регулируется”, — поделился Стивен ван Гухт, главный вирусолог бельгийского правительства, и отметил, что ещё слишком рано говорить, какая система лучше.

Административная волокита усугубляет проблемы. Во Франкфурте госпожу Эльке Моргенштерн выпроводили из центра вакцинации, потому что она заполнила не то онлайн-заявление. ”Мне было очень неловко”, — призналась Моргенштерн, добавив, что имеет право на вакцинацию, так как у неё наличествует сопутствующее заболевание.

Из-за нехватки вакцины AstraZeneca она не сможет записаться на приём до мая.

”С делами они тут справляются просто отвратительно”, — сказала она.

В итальянском регионе Ломбардия, который когда-то был эпицентром пандемии, кампания по вакцинации началась слишком поздно отчасти потому, что высокопоставленный чиновник от здравоохранения отказался курировать медицинских работников в течение рождественских каникул. Проблем центрам вакцинации этого региона добавили и технические трудности.

”Некоторые файлы были пустыми, — поделилась Паола Педрини, региональный генеральный секретарь итальянской федерации семейных врачей. — Из-за ошибок в других документах приходилось обзванивать по 900 человек, хотя вакцины хватало только на 600”.

Несмотря на все эти проблемы, доктор Слауи отметил, что европейцы находятся в замечательном положении. По цифрам Европа отстаёт от Соединённых Штатов примерно на пять недель, но ожидается, что поставки вакцин будут неуклонно расти. ”Уже слишком поздно для того, чтобы произвести первое впечатление, — сказал он. — Но они делают всё, что в их силах”.

Бельгийский врач ван Гухт с этим согласился, но сказал, что минувшие месяцы, по всей видимости, научат европейских лидеров национализму.

”Я думаю, мы слишком сильно полагались на свободный рынок. Что действительно нужно сделать с самого начала, так это убедиться, что вакцины производятся на вашей территории и что они предназначены для населения именно вашей страны”.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.