Когда вы поняли, что хотите стать учителем?

Я невероятно счастливый человек, потому что я всегда хотела быть учителем. На меня как на человека очень серьезное влияние оказала моя первая учительница — Ольга Иосифовна Ликунович. Я до сих пор помню ее, и, если бы не она, мне , я думаю, повезло бы меньше. Благодаря этому человеку никогда в моей жизни даже не стоял выбор, какой профессии себя посвятить. Я ей очень благодарна за это.

Где вы учились?

Я — не местная. Родилась в Беларуси, по национальности я белоруска. В школу ходила в городе Минске, и именно там я встретила очень хороших учителей, что и определило мой дальнейший путь. Затем я поступила учиться на филологический факультет Белорусского государственного университета — и это были пять лет абсолютного восторга и счастья, потому что у нас были талантливейшие преподаватели, которые ”горели” своим делом. Мы были в хорошем студенческом смысле влюблены в них — даже ходили плюшками их угощать, потому что хотелось делать что-то хорошее и доброе для этих людей. Интересный момент: самый первый сдаваемый мною экзамен — введение в славянскую филологию — принимал эстонец по национальности Борис Юстинович Норман. Он жил в Таллинне, но в 60-е годы переехал в Минск и стал работать в университете. Я тогда еще не была замужем за эстонцем, но это была моя первая пятерка, а потому она и преподаватель запомнились. Дальше у нас складывались замечательные отношения, и, когда я уже вышла замуж и у меня появилась эстонская фамилия Тедер, я приезжала домой к маме, естественно, заходила и на свой факультет в гости. Борис Юстинович однажды сказал: ”Вот видишь, есть какая-то закономерность и логика: я из Эстонии уехал, а ты получила эстонскую фамилию и поехала туда вместо меня. Вот выучишь еще язык — и все у тебя будет хорошо”. В определённом смысле его слова стали пророческими.

Какие черты характера есть у человека, призвание которого — быть учителем?

Наверное, самыми главными чертами являются легкость в общении, умение находить подход к разным людям — это и дети, и их родители, и коллеги, и администрация. Безусловно, нельзя обойтись в нашей профессии без чувства юмора. Какой бы предмет ты ни преподавал, чувство юмора — это залог успеха. Конечно, нужно быть еще и хорошим специалистом, потому что если ребята поймут, что вы не компетентны, то это очень серьезно повлияет на все дальнейшее пребывание в школе. Дети моментально чувствуют, кто что из себя представляет, их не обманешь.

30 лет — это солидный срок, за это время наверное произошло очень много событий. Но, может быть, есть день, который запомнился больше всего?

Действительно, дней разных было много, учеников тоже было много, они были разными, интересными. Пожалуй, самым запоминающимся для себя как для учителя я назову тот день, когда достаточно много лет назад мой ученик Максим Маркелов заканчивал 12 класс. Мы разговаривали о его планах на будущее, и я спросила его:”Макс, как ты заканчиваешь, все ли хорошо с учебой?”. На это он мне ответил, что все в порядке, вот только единственная четверка в его аттестате будет по русскому языку. Я была настолько ошарашена! Это был старательный мальчишка, умница необыкновенный, Я у него спрашиваю: ”Макс, почему же ты мне об этом не говорил? Я бы обязательно дала тебе возможность исправить оценку и получить высший балл, потому что ты этого заслуживаешь!”. А он ответил: ”Я не стал этого делать, потому что я хочу, чтобы вы на всю жизнь запомнили, как меня зовут”. Максим Маркелов, я до сих пор вспоминаю тебя и испытывают к тебе уважение”.

Что вас удерживает на работе?

Мои дети. Я их действительно, как бы это банально ни звучало, искренне люблю. Они дают силы, энергию. Можно прийти на урок чисто по каким-то своим житейским ситуациям в буквальном смысле слова убитым — они моментально все почувствуют. И ты поднимаешься на этой волне их понимания, перерождаешься и оживаешь, подобно птице феникс. И я им признательна за то, что мы на одной волне. В этом плане я очень счастливый человек: мне рабочий день не кажется долгим, скучным, бесконечно тянущимся, потому что работа дарит радость. И я очень скучаю сейчас по детям, которые находятся на дистанционном обучении. Знаете, ведь сейчас это проблема: некоторе колеги жалуются, что камера не у всех учеников включена, их не видно, на мониторе один черный квадрат. Мои ребята камеру включают, может быть потому, что мы скучаем.

Представим ситуацию: коллега приболела, надо её заменить. Какие предметы вы могли бы взять на замену?

Естественно, ближе мне, конечно, гуманитарные дисциплины. Однако приходилось и математику вести. Слава Богу, что в основной школе, в гимназии я бы не справилась.
Конечно, я с интересом провела бы и географию, и историю, даже эстонский язык как-то проводила в третьем классе, хотя я сама преподаватель русского языка. Нужная категория владения языком для работы и общения есть, но это все-таки очень ответственно. Я, естественно, знала заранее, что они будут изучать, подготовилась и даже потом получила обратную связь — внук моей коллеги как раз учился в этом классе. Он потом рассказывал, что приходила какая-то тетя с длинными белыми волосами и вела эстонский язык. Вообще, я считаю, что замены — это нормально. Дети видят новые лица, свежие впечатления получают.

Помимо школьной деятельности, вы принимаете участие в масштабных проектах, и один из них — ”Тотальный диктант”. Расскажите, пожалуйста, об этом. Как так получилось, что вы попали в команду, какая у вас там роль и нужны ли такие проекты?

Скажу сразу, что проекты такого масштаба нужны, они интересны хотя бы потому, что являются общеобразовательными. А быть образованным — это должно быть модно и популярно. Именно поэтому я уже достаточно давно в этом проекте и не хочу из него уходить. Начиналось все с того, что моя бывшая ученица Яна Калинистова пришла ко мне как к своему учителю и рассказала об идее, попросила помочь с проверкой. И я, разумеется, согласилась, потому что как я могу не помочь своему ребенку?

В тот первый год у нас было 480 работ. Я очень хорошо помню эту цифру. По условиям ”Тотального диктанта” все эти работы нужно было проверить в тот же день, нас в комиссии было 3-4 человека, а проверка должна была быть двойной — то есть когда два человека проверяют одну работу. Я с ужасом вспоминаю ту ночь, когда вычитывала последние работы, помню очень хорошо пакетики с чаем на глазах, потому что резь чувствовалась невероятная. И это понятно — 480 диктантов за один день — это очень много. И ответственно, потому что люди приходили потом получать обратную связь и мы не имели права где-то допустить ошибку. Потом стало проще, потому что больше стало проверяющих, добавились студенты-волонтеры.

Очень интересно мы шли к тому, чтобы стать столицей Тотального диктанта. Наша команда дважды ездила в Новосибирск, и первый раз, как мне кажется, мы были в шаге от успеха. Однако мы не стали столицей ”Тотального диктанта” в 2018 годe по одной причине: никто не ожидал, что команда из-за границы может выступить так хорошо. И при всем моем уважении к Владивостоку я все-таки уверена, что наша команда лучше выступила с презентацией. Тем не менее, мы не испугались второго места — поехали в следующем голу. Команда была меньше, но тем не менее мы эту планку подняли еще выше. В первый раз мы учили хлопать по-эстонски, а в этот раз — говорить по-эстонски. Национальный колорит сыграл свою роль, как и то, что мы планировали вести прямую трансляцию ТД во многие регионы мира. Третий фактор — люди, входящие в комиссию, не забыли наше предыдущее выступление, поэтому наша победа — своеобразная дань уважения. Так мы и стали столицей ”Тотального диктанта”.

Подростки зачастую сложно адаптируются к школе, учителям, всей этой атмосфере. На вопрос ”как дела в школе?” мы часто слышим ”да никак, ничего там нет хорошего”. Что нужно сделать, чтобы ребятам было легче в школе?

Тема очень сложная и о ней нужно, безусловно, говорить, потому что у нас есть перегибы: с одной стороны, считается, что школа должна давать прочные знания, а с другой, ребенок хочет заниматься чем-то еще и вообще должен отдыхать. Но все мы прекрасно знаем, что без приложенных усилий само по себе знание нигде не поселится надолго. С другой стороны, по мнению родителей, школа должна быть веселой — ребенку должно быть интересно. Однако дети все разные: кому-то интересно в крестики-нолики играть, кому-то — в футбол, а кому-то просто молча рисовать. И школа не в состоянии в этом плане всех ”осчастливить”.

Самое главное — понимать, что школа — это модель жизни, где ребенка готовят к дальнейшему существованию в социуме. Поэтому важно научить ребенка тому, что есть определенные правила, которым нужно научиться следовать — тогда тебе будет легче. Если ты знаешь правила игры и следуешь им, проблем, как правило, не возникает. Если ты начинаешь идти вразрез в остальными — это твое право, но вполне вероятно, что что-то ты пропустишь, мимо чего-то пройдешь в силу того, что ты не до конца понимаешь, чего ты хочешь.

Многие дети говорят о том, что они не знают, чего в жизни хотят. Когда это в 5-7 классах — это нормально, но когда это происходит в 11-12 классах — для меня это немного странно, ведь мир сегодня предлагает столько разных возможностей! Зачастую получается, что дети просто себя не хотят никак напрягать, стремятся к тому, чтобы мир вращался вокруг них. Как показывает жизнь, если такая точка зрения существовала в школе, то, уйдя учиться в вузы, некоторые ребята получают огромный стресс, что грустно.

В любом случае, между учителем и учеником должен быть диалог, нельзя, чтобы отношения были в стиле ”стенка на стенку”. Если учитель считает, что есть только два мнения — его и неправильное, то, как мне кажется, это — не совсем разумные рассуждения. Но также не очень хорош тот учитель, который позволяет абсолютно всё на своем уроке. За этим может стоять как безразличие, так и неумение владеть вниманием ребят.

Каких авторов вы бы порекомендовали обязательно прочитать школьнику?

На самом деле, этот список может быть очень большим. Я бы выделила О Генри, Эдгара Аллана По, Джека Лондона. Из русских писателей — Шукшина. Его короткие новеллы ”Срезал”, ”Сапожки” — это то, с чем можно и нужно работать не только с детьми, но и со взрослыми. Я, бывает, балуюсь тем, что провожу вечером по предварительной договоренности уроки вместе с родителями и детьми. Это делается для того, чтобы дети получили возможность посмотреть, как будут чувствовать себя родители в роли учеников. А родители посмотрели бы со стороны на своих детей и на детей, которые учатся вместе с их ребенком. Более того, я никогда не прошу их садиться вместе — маму с ребенком, для меня они все ученики. Как раз на таких занятиях я зачастую предлагаю к обсуждению рассказы Шукшина. После урока мне важно получить обратную связь — мне интересно, что заставляет взрослых людей в 6 часов вечера, после работы, идти в школу. Я очень хорошо помню, что одна мама написала буквально следующее ”Я пришла на урок, потому что мой сын просил меня об этом. Я не хотела идти, потому что очень устала, но сейчас я даже рада тому, что все так произошло, потому что было очень интересно — я переключилась и многое для себя поняла”. А речь шла о рассказе Шукшина ”Сапожки”.

Могли бы вы посоветовать несколько фильмов о вашей профессии, которые были бы в каком-то смысле полезны ребятам, которые тоже хотят стать учителем?

К сожалению, в последние десятилетия общество в целом — не только в нашей стране — не много внимания уделяет такой профессии, как учитель. Если раньше действительно появлялись книги, в которых освещались светлые стороны этой профессии, то сейчас я не могу назвать таких. Из того, что я пересматриваю, могу назвать такие произведения, как ”Песчаная учительница”, кинофильмы ”Доживем до понедельника” и ”Расписание на послезавтра” с Маргаритой Тереховой. Это классика нашего кино.

Помимо чтения и просмотра фильмов, как вы еще проводите свободное время?

Времени свободного у меня не так много, как хотелось бы, но, когда оно все-таки появляется, я с удовольствием провожу его на даче вместе со своим мужем. Он самый настоящий фанат всего, что связано с природой и сельским хозяйством. Мы разводим кур, выращиваем огурцы-помидоры. В общем, это такой летний рай. Также мы любим ездить в лес за грибами и на рыбалку. Последнее — особенно актуально для учителя, ведь это место практически абсолютной тишины, где можно расслабиться, почувствовать соединение с природой. Это — кайф!

Разговор состоялся в рамках проекта ”Stories of hard workers through the eyes of youth”, организованного НКО Ласнаидея, молодежным центром Ласнамяэ совместно с Британским советом.