”Из-за природоохранных мер сланцевая промышленность постепенно угасает. Теперь говорят, что связанная с возобновляемыми ресурсами, то есть лесохозяйственная деятельность, не должна здесь продолжаться. Так чем же местные жители должны зарабатывать на жизнь?” — спрашивает лесовладелец Алутагузеской волости Эвелин Хинтс.
Департамент окружающей среды обсудил предложение Эстонского фонда природы о расширении Алутагузеского национального парка.

На данный момент Департамент в полную силу внедряет в жизнь желание Эстонского фонда природы, не считаясь с мнением местного населения. В то же время Департамент окружающей среды хочет создать 12 новых постоянных мест обитания белок-летяг и расширить границы 10 существующих постоянных мест обитания. Во всех постоянных местах обитания белок-летяг планируется ужесточить режим охраны защитной зоны, то есть полностью запретить лесовосстановительные рубки. Новые ограничения хотят ввести в отношении 1800 гектаров лесных угодий, из которых 669 гектаров находятся в частной собственности. В общей сложности новые ограничения затронут 134 частных земельных участка.

В результате планируемых ограничений экономическое положение многих местных семей значительно ухудшится, поскольку они потеряют возможность зарабатывать на жизнь за счёт собственного леса. Действующие в стране механизмы компенсации не покрывают в достаточной мере потерю дохода и вложенные в леса инвестиции, нарушая таким образом принцип оправданной ожидаемой доходности. Размеры понесённых из-за ограничений убытков многократно превышают размеры подлежащих выплате компенсаций.

В 2018 году при создании Алутагузеского национального парка в Рийгикогу и пояснительной записке к закону было сказано, что в результате создания национального парка регион станет успешным и процветающим. Обещали новые рабочие места, инвестиции в инфраструктуру и развитие туризма. А также то, что на двор жителей Алутагузе насильно придёт счастье. В числе обещаний было указано, что территория созданного Алутагузеского национального парка не будет в будущем расширяться.

Два года спустя ситуация повернулась вспять — количество рабочих мест и жителей в волости сокращается, и помимо расширения национального парка также планируется создать дополнительные природоохранные зоны.
Важно понимать, что круг пострадавших лиц намного шире, и затрагивает не только лесовладельцов. Из-за ограничений доступность сырья, необходимого для местной деревообрабатывающей промышленности, резко сократится, что может привести к потере сотен рабочих мест в регионе. В конечном счёте применяемые в отношении лесовладельцев ограничения коснутся и других местных предприятий. Если предпринимательская деятельность, основанная на переработке местного сырья, прекратится, то, где действующие в этом регионе магазины и другие предприятия найдут клиентов? Если исчезнут предприятия, то исчезнут и люди из этого региона.

Жители Алутагузе просят помощи у министра окружающей среды, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию и найти справедливый баланс между защитой окружающей среды и интересами местного населения. Мы хотим встретиться с министром и получить разъяснения, как государство намерено справедливо компенсировать лесовладельцам потерю дохода из-за природоохранных ограничений и каковы планы по сохранению рабочих мест и возможностей к получению заработка в Алутагузеском регионе. Мы глубоко озабочены сохранением средств к существованию местного населения в волости Алутагузе.

Некоторые отдельные примеры воздействия природоохранных мер в Ида-Вирумаа:
Лесоводческому хозяйству, принадлежащему Эвелин Хинтс и Гуннару Лепасаару, почти 300 лет. На их землях нет белок-летяг, но леса находятся в зоне с ограниченным режимом природопользования с 2016 года, потому что они считаются ”перспективным местом обитания” белок-летяг. В надежде, что там когда-нибудь будут обитать белки-летяги, хозяйственная деятельность в лесу ограничена. Государство планирует и дальше расширять зоны с ограниченным режимом природопользования.

Из лесов, остающихся под предполагаемыми новыми постоянными местами обитания белок-летяг, только три гектара представляют собой старые леса, все остальное — молодые насаждения, которые будут пригодны для обитания белок-летяг только через 30–50 лет. С 2016 года ведение хозяйственной деятельности на 40 га спелых лесов, расположенных на охраняемой территории Пярнамяэ, было значительно ограничено. Даже на посаженный в прошлом году лес планируется ввести ограничения. При всём этом Хинтс и Лепасаар не получают никакой компенсации от государства, которая позволила бы им дополнительно заработать на пенсию и помочь сохранить принадлежащее им лесное хозяйство для передачи его своим внукам. Единственное, что предлагает государство, — это снижение земельного налога на 50%, что в сумме составляет 100 евро за 40 гектаров в год. Размеры убытков, понесённых из-за ограничений, оцениваются в 450 000 евро.

Летом 2019 года Танель Туулевески купил лесные угодья на аукционе за несколько сотен тысяч евро. Размер объекта недвижимости составляет примерно 43 гектара. Хотя перед покупкой, в июне 2019 года, Департамент окружающей среды заверил, что этой территории не угрожают природоохранные ограничения, уже в сентябре того же года на территории стали вводиться ограничения. Размеры убытков, понесённых из-за ограничений, оцениваются в 240 000 евро.

Примерно двадцать лет назад Велло Веске купил на аукционе у государства в ипотеку расположенный в Ида-Вирумаа хозяйственный лес, чтобы, выйдя на пенсию, было легче справляться. Теперь он находится в пенсионном возрасте, лес также поспел для рубки, но поступления дополнительных доходов от рубки не ожидается. За лес пришлось уплатить государству полную сумму, но государство не разрешает осуществлять в лесу хозяйственную деятельность.

Сергею Онгу принадлежит 30 га леса, часть из которого находится в зоне с ограниченным режимом природопользования. Когда он в своё время приобрел этот лес, большая его часть была грязевой ямой, покрытой кустарником. Хозяин вырубил старый кустарник и посадил вместо него ценные деревья. Сегодня там растёт приличный лес. В своём уведомлении Департамент окружающей среды поблагодарил владельца за то, что лес содержится в хорошем состоянии, и счёл, что теперь он подходит для белок-летяг.

Алутагузеская волость — самая большая волость материковой части Эстонии, основная деятельность жителей которой на протяжении веков была связана с лесоводством. В регионе находятся самые старые лесные хутора Эстонии, о которых заботятся местные семьи, передавая их из поколения в поколение. Природоохранные ограничения, предусмотренные для защиты белок-летяг, и недостаточные компенсационные меры, вызывают у местного населения глубокую озабоченность и неуверенность в сохранении возможности жизни в волости Алутагузе.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.