В Эстонии проживает большое количество граждан Российской Федерации. У вас есть какая-то программа, чтобы агитировать местных жителей голосовать за вас, за ваших коллег?

Понимаете, у нас проблема не в том, что сказать людям. У нас проблема — быть допущенным до выборов. Например, у нас Юля Галямина (муниципальный депутат Тимирязевского района Москвы — прим. RusDelfi) по “дадинской статье” осуждена. Условный срок, но она не может участвовать в выборах. Навальный давно не может участвовать в выборах.

Люба Соболь (соратница Навального — прим. RusDelfi), которая заявила об участии в выборах, сидит под домашним арестом, и непонятно что будет дальше. В выдвижении, если, например, от партии Яблоко, то ты не собираешь подписи. А если ты самовыдвиженцем идешь, тебе нужно собрать 15 000 подписей.

Это можно сделать, но просто потом сотрудник МВД скажет, что подписи поддельные и ты никогда ни в каком суде не докажешь что они настоящие. Так уже было на выборах в Мосгордуму, все ключевые кандидаты, и я вместе с ними вместо выборов провели по 30-40 суток в спецприемнике. Нет проблем сагитировать людей в избирательных округах, есть проблема с тем, чтобы зарегистрироваться.

Как тогда быть дальше?

Мы уже давно работаем в округах, люди нас знают. У меня в округе, например, только в программе около 7 тысяч зарегистрированных сторонников. Я знаю, где они живут, в каких квартирах, в каких подъездах, сторонники есть в каждом доме, почти в каждом подъезде.
Проводить кампанию сейчас гораздо легче, потому что протестное голосование за последние 5 лет заметно выросло.

Можно ли тогда говорить о смене власти в будущем, если вас просто не допускают?

В Советском Союзе до 1990 года выборы были вообще безальтернативные и была всего одна партия. Как только появилась возможность, партии сразу не стало. Сколько это может продолжаться? Ну вот сколько режим еще просуществует, столько и будет продолжаться.

А давать прогнозы, когда режим рухнет, когда диктатура перестанет существовать, очень сложно. Это может быть завтра, а может быть через 10 лет. Здесь только на кофейной гуще можно гадать. Владимир Ильич Ленин в июле 1917 года выступал, кажется, в Швейцарии перед студентами и сказал что, я то точно не доживу до революции, а вы еще увидите. Это было за несколько месяцев до октября.

Эстония одной из первых выразила поддержку Алексею Навальному после задержания и объявила о том, что против России надо вводить санкции. Поддержка маленькой страны как-то помогает оппозиции в России?

Здесь надо понимать, что пропаганда тоже использует этот момент для того, чтобы показать, что оппозиция клянчит санкции против России. Никто не объясняет, что это санкции против чиновников. Говорят — санкции против России. Среди масс распространяется именно эта версия: что Запад по просьбе оппозиции выдвигает санкции против России. Я не очень верю, что сейчас санкции могут быть эффективными. Раньше я думал, что персональные санкции эффективнее, но сейчас понимаю, что они могли бы быть эффективными только в том случае, если бы были применены условно к десяти тысячам семей.

Это чиновники, депутаты, губернаторы и так далее, вот тогда бы это точно привело к каким-то серьезным изменением. Когда санкции против 3-4 человек, это только радикализирует власть. Власть закрывается, а те предприниматели, условно там, Вексельберг или Дерипаска, которые попадают под эти санкции, они компенсируют свои потери из бюджета. Они получают на свои проекты какие-то дополнительные дотации, финансирования.

Это, наверное, здорово, когда кто-то интересуется проблемами нашей страны и правами человека в нашей стране, отлично. Но, я реалистично смотрю на вещи и вижу, как радикализируется сама власть. Потому что у нас с 2014 года были сложные отношения, а сейчас власть готова к затяжной конфронтации с Западом. Это очень плохо, но, к сожалению, люди которые принимают решения, они не очень-то думают или не очень понимают, как это отразится на нашей экономике, на нашей стране, на будущем.

Как это может отразиться?

Если Россия уйдет в изоляцию, она попадает под санкции, лишится доступа к технологиям, к финансам, к капиталу. И все, у нас своего-то ничего нет. У нас даже нефть невозможно добывать без буровых установок, которые мы тоже заказываем, то ли в Канаде, то ли в Америке. Сельское хозяйство — пожалуйста: технологии используются тоже западные, даже удобрения для картофеля производятся не в нашей стране. Умные люди, которые еще остались во власти, они все понимают, но уже не влияют на решения. Всем командует такая коллективная Лубянка.

Если санкции не помогают, как тогда оппозиции действовать дальше?

Мой любимый тезис, который я всем пытаюсь здесь транслировать, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Кто-то за рубежом может быть и думает о будущем нашей страны, но пока сами граждане не захотят поменять правила игры, ничего не произойдет. Все будет происходить здесь, решать будут граждане России. Сейчас очень важный переломный момент: впервые я почувствовал, что те люди, которые не вышли на протест, они либо нейтрально относятся к протестующим, либо положительно. Раньше можно было сказать, что это выходят агенты Госдепа на деньги одного, другого или третьего государства посольства.

Сейчас вышли простые люди в разных регионах. И сказать, что это какие-то западные наймиты, просто невозможно. А главное — люди выходят потому, что их действительно все достало. Достали дворцы на фоне нищеты, достали силовики, которые применяют насилие по отношению к гражданам, причем настолько избыточное, и с этими судами, где невозможно найти никакой правды, рост цен, отсутствие будущего. Люди, которые даже власть поддерживают (есть такие, конечно, у нас), они при этом говорят: мы просто пока не видим альтернативы, но даже с этой властью мы не видим никакого будущего.

У оппозиции был лидер Алексей Навальный. А сейчас у оппозиции есть кто-то, кто мог бы возглавить движение?

Надо сказать, что такого уровня политика, как Алексей Навальный с учетом того, что с ним произошло, конечно, он вышел на новый уровень. У него прибавилось политического веса, авторитета, известности и т.д. Сейчас вот такого нет. Но, есть много других лидеров, не один. Есть, грубо говоря, 5-10 человек, которые способны сформировать коалицию.

А вы готовы? Например, вы, Илья Яшин и другие объединятся...

Я об этом уже очень давно говорю. Самое главное, что как только нам удавалось объединиться, мы всегда побеждали. Вот возьмем, например, муниципальные выборы в Москве в 2017 году. Нам удалось объединить абсолютно всех, и мы взяли 267 мандатов в Москве.

Это была просто победа и была, наверное, самая крутая история успеха оппозиции за последние лет десять. На выборах Мосгордумы, когда мы развели кандидатов, не конкурировали, друг друга поддерживали, помогали — это тоже заставило власть пойти на посадки, на репрессии, чтобы не пустить кандидатов. Потому что мы бы выиграли выборы в Московскую городскую думу. Сейчас перед выборами в Госдуму я считаю, что тоже всем необходимо договориться о поддержке друг друга, развести кандидатов в разные округа, помогать друг другу. Я готов. За остальных не буду говорить, но думаю многие готовы.

Если оппозиции удастся победить на выборах в Госдуму, вы потом сможете вместе работать, не будет ли у вас разногласий?

Вы должны понимать, что победить на выборах в Госдуму, это не значит сменить власть. Это значит, что просто оппозиция получила всего лишь доступ к трибуне в парламенте. Поэтому, разругаться — это просто себе во вред. Нет, конечно.

А вот если мы придем к власти, то тогда действительно может быть какая-то конкуренция: кто какую партию возглавит, кто-то будет рассчитывать на министерское кресло, еще что-то. Здесь могут быть какие-то разногласия. Причем, я не верю, что оппозиция сможет получить в 2021 году много мандатов.

Просто по объективным причинам: многих не пустят, многие уже не могут принимать участие. Но надо хоть как-то прорваться, хоть в каком-то составе. Просто нужна трибуна для того, чтобы поменять политическую повестку. Потому что сейчас вся политическая повестка — это запретить, посадить, наказать, заткнуть, закрыть, выдавить.

Когда там появляется хоть какая-то небольшая группа депутатов, то в стране появляется новая повестка. Это борьба с коррупцией, борьба с бедностью, с ростом цен, реформы и т.д. Власть будет вынуждена на это реагировать, хотя бы как-то сможет оздоровить политическую ситуацию в стране.

Повестка — это то, чем живет страна, о чем говорит, о чем говорят элиты, о чем говорят граждане, о чем пишут СМИ. И все это материализуется в виде каких-то изменений, потому что все равно, как В.И. Ленин говорил “идея становится силой, когда набирает массу”. Так вот, это очень важно, чтобы общество обсуждало не то, что обсуждает сейчас Володин со своей послушной карманной думой.

Не как с иностранными агентами бороться, а как сделать так, чтобы у людей была нормальная работа, как сделать так, чтобы у них были нормальные зарплаты, как сделать так, чтобы система здравоохранения наконец-то у нас заработала по всей стране, образование и так далее. Вот это надо обсуждать, а это сейчас не обсуждается вообще. Этого нет в повестке, этого нет в сознании многих людей, в головах многих людей. Поэтому ничего не делается в этом направлении.

Что касается здравоохранения, как сейчас у вас в России с вакцинацией против коронавируса?

У нас есть хорошая новость и плохая новость. Хорошая новость заключается в том, что несмотря на все сложности у нашей медицины, у науки есть серьезный прорыв. И вакцина “Спутник-V”, которую сделали российские ученые, российские медики, она действительно очень качественная, очень хорошая. Сам привился, моя жена, моя дочь, мои родственники.

Я долго сомневался, читал разные международные журналы. Я в этом разобрался, и собственно, на себе это проверил. Это, действительно, очень качественная, хорошая вакцина, которая по-настоящему помогает, вырабатывает антитела. Есть уже данные, которые говорят о том, что она напрямую влияет на снижение развития коронавируса в нашей стране. Например, люди, которые прививаются, даже если заболевают, то очень редко, и никакой уже тяжелой формы нет. Как минимум полгода, это мы точно знаем, антитела держатся в крови.

Есть и плохая новость. То, что у нас по телевизору постоянно рассказывают: у нас самая лучшая вакцина, а посмотрите Pfizer это полное… извините, отстой. Вон там в Америке кто-то отравился, у кого-то сыпь и т.д. Граждане России не доверяют власти. Когда это навязывается властью, значит что-то не так, сам Путин не привился. Многие говорят так: если Путин не привился, значит, он что-то знает, наверное ждет Pfizer. И на подсознании у нас каждый понимает, что импортное лучше. И если от импортного кто-то погибает, как говорит пропаганда, то что же будет от нашего.

Поэтому отсутствие доверия, кризис недоверия к власти привел к тому, что люди не идут прививаться. На самом деле в Москве, я не говорю про регионы, дела обстоят гораздо лучше, чем в Европе. У меня куча знакомых в Германии, Болгарии не могут получить вакцину. Кто-то в очереди стоит, кто-то готов купить, но не продается. А у нас, пожалуйста, бесплатно. Просто идешь и в течение часа можешь сделать в любой точке Москвы и все отлично организованно. Но, люди не идут, у нас всего четыре процента примерно вакцинировались.

У нас некоторые местные политики говорят, что использование российской вакцины “Спутник”, это вопрос политизированный. Чтобы вы могли им ответить?

Надо просто почитать международные журналы, например, Lancet. Там все профессиональные критики, которые когда-то написали негативные отзывы, когда еще была вторая стадия испытаний. Опять-таки, я понимаю, почему были негативные отзывы. Потому что наши сильно поспешили. Так вот сейчас уже опубликованы предварительные результаты третьей стадии испытания вакцины. И все критики сказали: мы снимаем претензии, вакцина действительно качественная и хорошая, она действительно помогает.

И где-то я читал статистику, что “Спутник” даже по закупкам на втором месте. Сейчас, правда, Pfizer догоняет и перегоняет. Точно знаю: практически вся российская элита привилась “Спутником”, никаких серьезных побочек. Да, лихорадит тебя максимум один день. Меня после первого укола полихорадило часов двенадцать, ну и что? После второго укола уже ничего не было. И у моих знакомых, особенно, кто старше, вообще даже побочек серьезных не было.

Это в любом случае лучше, чем заболеть коронавирусом. И главное, что после вакцины антитела держатся намного дольше, чем после болезни. Конечно, с одной стороны это политический вопрос. С другой стороны, весь мир, вся мировая экономика страдает от локдаунов, от того, что у нас все границы перекрыты, невозможно ездить по миру. Страдает и авиаотрасль, и туристическая отрасль, многие другие. Мне кажется, экономика должна быть важнее, потому что мы потеряем гораздо больше людей в мире, но по экономическим причинам. Так что, лучше быстрее уж всем привиться.

Раз можно закупить в России, то и нужно закупать. Это не благодаря Путину было сделано, а вопреки. И я знаю, что были и частные в том числе инвестиции. В конце концов, даже если и были государственные деньги, то это деньги не Путина, а налогоплательщиков. И это будет поддержка не режиму, это будет поддержка российских ученых и медиков. Надо все-таки отделять граждан от государства.