Получать согласие на использование средств связи на приграничных территориях предписывает международный регламент радиосвязи. Из него, в частности, следует, что с сопредельными государствами, обладающими оснащенными средствами связи самолетами, надо согласовывать использование частот 4,8–4,99 ГГц для сетей 5G на расстоянии до 300 км от их воздушных границ и до 450 км в случае прибрежных территорий.
Наиболее близкая сейчас к границам ЕС опытная зона 5G, где запланировано использование полосы 4,8–4,99 ГГц, — Кронштадт. Здесь в 2019 г. тестовую зону пятого поколения заявила МТС. Это не коммерческая, а именно тестовая сеть, подчеркивает представитель компании Алексей Меркутов. По его словам, МТС обратилась в Главный радиочастотный центр, который направляет заявки на согласование частот в МСЭ. ”Пока никаких распоряжений прекратить тестирование в МТС не поступало”, — заявил ”Ведомостям” Меркутов. Профильные ведомства Латвии, Эстонии и Финляндии не ответили на вопросы ”Ведомостей” о причинах отказа в разрешении на использование частот.

Проблемы с использованием частот 4,8–4,99 ГГц на приграничных со странами НАТО территориях предсказывались ранее. Потому что известно, что эти диапазоны заняты военными авиационными системами стран альянса, в частности системами распознавания ”свой — чужой”. Базовые станции 4,8–4,99 ГГц могут создавать им серьезные помехи на расстоянии в сотни километров.

Отказ в согласовании использования частот Латвией, Эстонией и Финляндией может стать прецедентом — затем Россия получит такие же ноты от Украины и Турции, где военные заявили о планах использования частот 4,8–4,99 ГГц для нужд авиации. Не исключено, что в будущем так же поступят в Грузии и Азербайджане, предупреждает собеседник ”Ведомостей”, знакомый с ситуацией.

По сути, Россия добровольно возложила на себя обязанность согласовывать использование данного диапазона со всеми приграничными странами, отмечает руководитель проектов ”Спектрум менеджмент” Вадим Поскакухин: ”До 2019 г. Россия не должна была координировать свои базовые станции в этой полосе и могла бы задействовать спектр в приграничных районах до того, как соседние страны смогли бы это заблокировать. Но желание продвинуть диапазон 4,8–4,99 ГГц на международной арене и подчеркнуть, что он будет основным для России, привело к тому, что в регламенте радиосвязи полоса была отмечена как предназначенная в ряде стран, включая Россию, именно для сотовой связи”. Использование частот на сотовых сетях в России менее приоритетно, чем для авиационной связи в соседних странах. И они имеют полное право возражать.

Диапазон, занятый военными НАТО, не оптимален для развертывания сетей 5G — дешевле и эффективнее строить их на частотах 3,4–3,8 ГГц, неоднократно говорили участники рынка. Например, недавно ассоциация GSMA посчитала, что строительство 5G-сетей в диапазоне 3,4–3,8 ГГц в Москве в пределах МКАД обойдется каждому оператору в 37,2 млрд руб., а в 4,8–4,99 ГГц — в 54,4 млрд руб., так как эти частоты требуют строительства большего количества базовых станций. Но 3,4–3,8 ГГц занят средствами связи российских силовых структур, поэтому места для сотовых сетей в нем нет — на просьбы операторов освободить часть частот силовые ведомства несколько раз отвечали отказом.

Человек, знакомый с менеджерами нескольких сотовых операторов, утверждает, что частоты 4,8–4,99 ГГц не единственный проблемный с точки зрения использования в приграничных районах диапазон. Например, Россия осталась чуть ли не единственной в Европе страной, где на частотах 700 МГц вещает телевидение — соседние страны освобождают эту полосу для сотовой связи. Это также вызывает напряженность во взаимодействии России с соседними странами в части согласования частот.

Ситуация с координацией частотных присвоений 4,8–4,9 ГГц в приграничной зоне не критична, считают в Минцифры: ”По поступившим заявкам на согласование использования частот администрации связи иностранных государств иногда публикуют возражения, мотивировка при этом не указывается”. В этих случаях администрация связи взаимодействует с высказавшими возражения ведомствами по почте, а в случае недостижения согласия проводит двусторонние координационные встречи и переговоры, рассказала представитель Минцифры: ”Учитывая взаимную заинтересованность, в таких случаях стороны приходят к согласию. В данном случае Россия имеет все условия для успешной приграничной координации в интересующих стороны диапазонах частот”. Коммерческий запуск сетей 5G в России намечен на 2024 г. — время еще есть, считает другой чиновник. ”Базовые станции в тестовом режиме работать могут, но пока не имеют международной защиты от сторонних помех — вопрос будет снят в ходе координации”, — уверен заместитель гендиректора НИИ радио Евгений Девяткин.

Некоторые чиновники профильных ведомств на уровне идей обсуждают такой сценарий: в обмен на согласование использования частот 4,8–4,99 ГГц в приграничных с Европой районах Россия, в свою очередь, согласует развертывание у своих границ 5G-сетей в 3,4–3,8 ГГц, рассказывает знакомый с этими планами человек. Но убедить российских силовиков и военных Североатлантического альянса отказаться от использования части частот в приграничных районах — задача крайне сложная, если вообще реальная, сомневается источник ”Ведомостей”. По его мнению, оптимальным выходом из положения станет выдача российским операторам части частот 3,4–3,8 ГГц и гармонизация российского частотного планирования с европейским.

Операторы пессимистично настроены относительно строительства 5G-сетей на частотах 4,8–4,99 ГГц. По мнению представителя ”Мегафона”, сложившаяся ситуация не имеет приемлемых технических способов разрешения: авиационные системы, особенно системы специального назначения, требуют особой чистоты эфира. В итоге без доступа к 5G может остаться более 30% населения России, опасается он. Вполне вероятно, что блокировать работу сетей 5G в диапазоне 4,8–4,99 ГГц в приграничных регионах России будут европейские страны, возможно Грузия и Казахстан, также из программы 5G точно выпадают регионы Дальнего Востока, перечисляет представитель Tele2 Дарья Колесникова: ”Если спорные вопросы не будут решены, базовые станции в диапазоне 4,8–4,99 ГГц смогут работать только в глубине страны”. Проблема с развитием сетей в 4,8–4,99 ГГц в приграничных районах — существенное препятствие для развития 5G в России, согласна и представитель ”Вымпелкома” Анна Айбашева: ”Учитывая, что данный диапазон выделен для сетей пятого поколения на вторичной основе, принятие решения в пользу 5G при согласовании с соседними администрациями видится маловероятным”. Оптимальный диапазон для внедрения 5G — 3,4–3,8 ГГц, настаивают в ”Вымпелкоме”.

По мнению Поскакухина, в сложившейся ситуации проблемы могут возникнуть не только у операторов, но и у отечественных производителей оборудования, ориентирующихся на 4,8–4,99 ГГц: ”Ограничение на его использование продвижению не способствует”.