Все произошло молниеносно: президент Украины Владимир Зеленский своим указом ввел в незамедлительное действие решение Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) "О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мероприятий" (санкций)" — и в результате из эфира в тот же день, 2 февраля, исчезли три пророссийских общенациональных канала: 112, News One и ZIK.

Попавший под санкции владелец каналов — депутат пророссийской партии "Оппозиционная платформа — За жизнь!" (ОПЗЖ) Тарас Козак. Впрочем, Козака называют лишь формальным владельцем заблокированных телеканалов: считается, что фактически они принадлежат одному из лидеров ОПЗЖ Виктору Медведчуку — куму президента РФ Владимира Путина, которого многие в Украине считают главным "внутриукраинским агентом Кремля".

Закрытие телеканалов: гнев одних, одобрение других

Введение в действие указа СНБО, повлекшее за собой закрытие телеканалов, привело в ярость прокремлевски настроенную оппозицию в Верховной раде. Сопредседатель парламентской фракции ОПЗЖ Вадим Рабинович в эмоциональном выступлении в парламенте назвал власти "чертями", обвинил президента Зеленского в том, что он "душит свободу слова", пригрозил ему импичментом и, уходя с трибуны, пропел "Вставай, страна огромная".

Патриотически настроенное большинство политиков и общественных деятелей, напротив, сочли решение СНБО и президента Зеленского давно назревшим шагом по защите информационной безопасности Украины и необходимой мерой в борьбе с антиукраинской пропагандой внутри страны. По их мнению, заблокированные телеканалы превратились в "пропагандистскую помойку Кремля", став рупором пророссийской информационной политики против Украины на фоне войны в Донбассе, которая продолжается уже седьмой год. Медиаэксперты и правозащитники, в свою очередь, хотели бы услышать от президента обоснование столь жестких действий.

Попрание свободы слова или целесообразные санкции?

Сохранившийся с советских времен Национальный союз журналистов Украины обнародовал заявление, где назвал введенные санкции "попранием свободы слова", "чрезвычайной ситуацией" и "информационным взрывом, который шокирует международные институты". Глава союза Сергей Томиленко собирается обжаловать санкции в Международной и Европейской федерациях журналистов и в офисе ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Вместе с тем Независимый медиапрофсоюз Украины, входящий в состав Международной федерации журналистов, призвал украинские власти власти отделять пропагандистские ресурсы от классических СМИ и выразил обеспокоенность прецедентом "непрозрачных решений руководства государства в отношении любых медийных организаций".

Председатель правления общественной организации "Интерньюс-Украина" Константин Квурт в беседе с DW не согласен с теми, кто обвиняет украинские власти в наступлении на свободу слова. Он считает, что вступление в действие санкций, приведшее к закрытию телеканалов, это "попытка государства защитить украинскую политическую нацию от вражеской пропаганды". Демократические общества всего мира все еще бессильны перед тем, что путинский авторитарный режим использует свободу слова для распространения дезинформации в качестве элемента гибридной войны, говорит Квурт.

Юрист киевского "Института массовой информации" Али Сафаров подчеркивает, что введенные Зеленским санкции соответствуют законам Украины, а ограничение свободы слова в случае угрозы госбезопасности предусмотрено Европейской конвенцией по правам человека и решениями Европейского суда по правам человека. В то же время тот факт, что власти не обнародовали результаты расследования Службы безопасности Украины, которые, собственно, и стали причиной введения санкций, не позволяет оценить обоснованность решения СНБО, отмечает Сафаров.

Эксперты: хотелось бы большей прозрачности

Украинские СМИ предполагают, что основанием для санкций против близких к Медведчуку компаний могли стать раскрытые СБУ поставки угля с неподконтрольных Киеву территорий Донбасса, средства от которых поступали в Украину для финансирования структур Козака. "Если эти телеканалы действительно финансировались через эти схемы, тогда это все вообще не о свободе слова", — сказала DW представитель в Украине международной правозащитной организации "Репортеры без границ" Оксана Романюк.

Как и большинство медиаэкспертов Украины, правозащитница обращает внимание на то, что попавшие под санкции телеканалы "продвигали пророссийские нарративы, приглашали в эфир многочисленных псевдоэкспертов и занимались жестким пиаром только одной партии — ОПЗЖ". Романюк называет заблокированные каналы "партийными рупорами, тщательно вычищавшими любое инакомыслие в своем эфире". При этом она подчеркивает, что Украина, как демократическая правовая страна, "должна пройти в этой ситуации тройной тест: действия должны быть законными, цель — служить защите национальной безопасности, а применение санкций — быть пропорциональным уровню угрозы".

Представитель немецкой международной журналистской сети n-ost, специализирующейся на Восточной Европе, Кристиан-Жолт Варга (Christian-Zsolt Varga) также не исключает правомерности запрета пророссийской пропаганды в Украине. При этом он отмечает, что если бы закрытие пророссийских телеканалов произошло в результате решения суда, которому предшествовала бы дискуссия в СМИ и обществе, раскрывающая суть вражеской пропаганды с приведением доказательств, это могло бы укрепить правовое государство в Украине.

"Почему Зеленский не издал свой указ гораздо раньше? Многие говорят, что это связано с внутриполитическими мотивами, с тем, что уровень поддержки его партии падает, а близкой к запрещенным телеканалам политсилы (ОПЗЖ — Ред.) — растет. Все это имеет неприятный привкус", — отмечает немецкий эксперт.