Ведущая: сейчас в Беларуси идет революция сознания, но у большинства остается советское сознание. Наследие коммунизма в Беларуси очень сильное, мы не прошли тот путь, который прошли другие республики. Ломка стереотипов очень больна, нам необходима декоммунизация. Как этот процесс прошел у вас? У вас был в обществе раскол?

- Раскола не было. Литва, Латвия и Эстония готовились к этим изменениям в течение длительного срока. У наших народов осталась историческая память о временах до советской оккупации. Но у вас такой опыт и память тоже имеются, об этом уже говорит ваш флаг.

Причина, по которой опыт Эстонии был успешен, не принимая во внимание исторический контекст, следующая — за три года до распада СССР мы начали выстраивать структуры, которые бы стали альтернативой советской системы, мы начали регистрировать граждан внутри страны, это делали комитеты по всей стране. И затем решили провести независимые выборы.

- Эти комитеты преследовались?

В последние годы перестройки ситуация в нашей стране была гораздо свободнее, чем в Беларуси сейчас. В Беларуси сейчас более жесткий режим, по сравнению с тем, который был в СССР. Люди, которые отвечали за регистрацию, преследовались, но их не сажали. Демонстрации не сопровождались насилием, не было причин для преследования.

Ответ белорусского режима гораздо более жестокий, чем то, что мы переживали в СССР. Для того, чтобы противостоять режиму, нужно вовлечь в протесты более широкие массы, гражданское общество. Создавать организации солидарности. Тогда режим не сможет ничего сделать. Ваш Коорданационный совет, 12 человек, должен представлять гораздо более широкий круг людей. Если этого не случится, он будет арестован. Нужно организовать сети, которые бы оказывали помощь арестованным.

Любой авторитарный режим хочет разбить гражданское общество на мелкие частички, чтобы каждый гражданин сражался с режимом самостоятельно, а не в сообществе с другими. Необходимо строить гражданское общество. В качестве примера можно привести Конгресс граждан Эстонии. Это может стать первым этапом, таких организаций и боятся тоталитарные режимы.

- Белорусская тема пропала из мировых СМИ, мы переживаем из-за этого. Многие в Беларуси считают, что необходимо международное давление на Лукашенко. Белорусы не верят в санкции. Вы можете помочь нам быть услышанными и надавить на Лукашенко по-настоящему. И как лучше это сделать? Напомню, что количество политзаключенных у нас приближается к 200.

- Я делал и делаю все возможное, чтобы ЕС применял санкции к Беларуси, такая же политика у Литвы, Латвии и Польши. Ключевым фактором является вовлечение в санкции тех людей, которые подавляют протесты. Я не говорю о двух-трех министрах. Нужно выявить тех людей, которых на Украине называли "титушками", которые подавляли протесты, нужно их выявить и предать гласности.

Я выступаю за более действенные санкции Европы. После вступления в должность президента Байдена вы увидите изменение в отношении США к этому вопросу. Поскольку я знаю некоторых людей, близких к Байдену, могу сказать, что будет больше внимания к правам человека. Признаем, что этого не было последние 4 года во время правления Трампа.

Поэтому через 3 недели с этой точки зрения ситуация станет лучше. США всегда выступали на передовой в продвижении демократии и прав человека. Последние 4 года эти вопросы были оставлены на усмотрение европейцев, а они вели себя очень нерешительно.

Я видел много роликов, где белорусский ОМОН ведет себя крайне жестоко. Необходимо внимание к каждому ролику, должны быть объяснения по каждому случаю применения жестоких мер. В Беларуси есть много журналистов, они должны привлекать внимание к этим случаям.

В видите меньше материалов в западных СМИ потому, что Лукашенко выпроводил из страны много западных журналистов. Но интернет-блогеры тоже являются важным инструментов. Вы же знаете, что много миллионов россиян просмотрели видео, где Навальный обвиняет ФСБ в отравлении. Используйте интернет, создавайте журналистскую сеть.

- Огромное количество людей выступает за нейтралитет в наших отношениях с Западом и с Россией. В то же время очень многие считают, что это не удастся, придется выбирать. Если бы вы были в кресле президента Беларуси, вы бы нашли способ — как сохранить нейтралитет. Или это невозможно?

- Я думаю, что этот вопрос не очерчивается географией. Демократическое общество представляет опасность для Путина. Любое государство, принимающее решение двигаться по пути демократии попадает в список опасностей для Путина. Почему? Путин официально обосновывает свою позицию тем, что люди постсоветского пространства неправильно понимают демократию, не умеют ею пользоваться.

Почему Путин ненавидит страны Прибалтики? Потому что это демократические страны. Мы показываем Путину пример, что нет необходимости угнетать свой народ.

Здесь речь идет не об отношении Запада и России, а между либерализмом и Путиным. В тот момент, когда вы становитесь демократическим государством, вы становитесь опасностью для Путина.

Звучало мнение, что Лукашенко дурак, ему не нужно было записывать себе столь высокий процент на выборах. Вопрос о том, что лидер может записать себе какой-то процент — приемлем для Путина, но неприемлем для демократических стран.

Вы можете не выбирать НАТО, но, будучи демократической страной, вы уже будете представлять опасность для Путина.

Какие из стран бывшего СССР имели шанс сохранить хорошие отношения с Россией? Это страны, где нет демократии. А кто имеет с ней плохие отношения? Это страны, которые пошли по пути демократии.

- Как быстро можно внедрить в Беларуси электронное государство?

- Это не технический вопрос, с технической стороны всё просто. Люди должны доверять системе и хотеть ее использовать. В Белоруссии такое количество умнейших IT-специалистов, что они могут подготовить систему лучше, чем та, которая внедрена в Эстонии. Но если люди не доверяют системе, то она останется не у дел.

- Верите ли вы нашу победу? За сколько дней, месяцев, лет мы можем справиться?

- Победа наступит быстрее, чем вы ожидаете. Настоящие революции раскручиваются очень долго, но происходят очень быстро, это цитата Хемингуэя. Если вы посмотрите на распад СССР, то увидите, что раскатывался он очень долго, но потом система полетела очень быстро. Такая же ситуация наблюдалась в Чехословакии и Восточной Германии. В Чехословакии в 1988 году был очень жесткий режим, но он развалился.

Когда я работал на "Радио Свобода" и был успешным аналитиком, меня пригласил в кабинет директор и сказал: ты прекрасно пишешь, но Эстония никогда не станет свободной, поэтому ты будешь работать над другими темами. Мы тебя отправим на курсы, и ты станешь экспертом по вопросам терроризма. Но я ответил, что мне это неинтересно, я был уверен в возможности Эстонии добиться независимости, так через 5 лет и случилось.

В заключении хотелось бы сказать следующее. Недавно прочитал статью о том, что Кремль пытается выйти из ситуации, создав в Беларуси свою партию. Такую же ситуацию мы наблюдали и в других странах. Такие партии возникали, они выдвигали идеи, способствующие Кремлю. Такая партия была создана и в Эстонии, она не была популярна и быстро схлопнулась. Призываю вас быть внимательными и осторожными!

Закладка
Поделиться
Комментарии