”Бери свою подушку и уходи”. Так говорят в Спасательном департаменте, когда кто-то покидает должность.

Роберт (56) взял подушку несколько месяцев назад, потому что решил поставить точку в работе, которую очень любил.

Он начал карьеру в 1987 году спасателем-добровольцем, а пять лет спустя официально стал спасателем. Роберт, 25 лет спасавший людей, сказал себе ”хватит” после одной торжественной линейки. Он заметил, что у одного мужчины, который на протяжении 30 лет самоотверженно работал спасателем, на груди не было ордена, в то время как у девушки, которая пару лет проработала в офисе Спасательного департамента, он был.

”На это было больно смотреть, потому что я знаю, какую работу проделал этот усердный человек. Такая несправедливость стала последней каплей. Государство абсолютно не ценит нашу работу, — говорит Роберт. — Самое главное — это отношение”.

Согласно опросам, 95% жителей Эстонии доверяют Спасательному департаменту. Ни одно другое государственное учреждение не может в этом с ним сравниться. В феврале прошлого года Спасательный департамент был удостоен Институтом маркетинга титула работодателя мечты. В качестве причины жюри отметило необычайно гармоничную организационную культуру, а также сосредоточенность на одной ключевой ценности — чувстве миссии.

Непрерывное дежурство

Они дежурят круглосуточно. За минуту готовы броситься на помощь, за 15 минут добираются до места происшествия. Спасают с высоты и с глубины. Тушат пожары и выводят людей из горящих домов. Они зачастую появляются первыми на месте аварии. Помогают скорой помощи спускать людей по лестнице. Занимаются людьми в кризисной ситуации. Предотвращают несчастные случаи. Постоянно находятся на передовой. Смена одной команды длится 24 часа, затем три дня свободны.

В эти три дня многие спасатели работают в других местах, в основном строителями. Все они одинаково описывают свою частную жизнь: ужасная нагрузка на здоровье и на семейную жизнь, в результате чего семьи часто рушатся.

На банковский счет спасателя Кайдо ежемесячно поступает 800 евро. Когда он заканчивает смену утром, то идет не домой, а на другую работу. И он, и другие члены его команды работают на стройке. Но он знает мужчин, которые работают и на трех работах.

”Никого не волнует, насколько отдохнули спасатели, когда они приходят на работу утром”, — говорит Кайдо. Если у него была особенно трудная смена спасателя, он спрашивает прораба строительной компании, можно ли поспать дома пару часов и уйти позже. Часто это не представляется возможным, потому что арендная техника простаивает в ожидании.

Однако самое главное — это отношение.

Табу на отпуск по уходу за ребенком?

Закон позволяет отцу брать до десяти рабочих дней неоплачиваемого отпуска по уходу за ребенком, однако Спасательная служба косо смотрит на это. На время этого отпуска работодатель должен найти замещающего члена коллектива, но часто этого не делают. Спасатель, собирающийся в отпуск, чувствует, будто оставляет свою команду в беде.

”Раньше, когда уходил один член команды, на замену ему приглашали другого, и всегда человек пять претендовали на его место. Теперь такого нет, потому что, говорят, расчет почасовой оплаты сбивает с толку. Теперь ты знаешь, что, если возьмешь отцовский отпуск, будешь виноват в том, что в команде стало меньше людей. Тебе заставят почувствовать себя плохо”.

Роберт пришел на работу, когда в команде было семь человек. За прошедшие годы большинство команд сократилось до четырех членов, нередко количество доходит даже до трех.

Март говорит, что когда он окончил школу спасателей 18 лет назад, гордость распирала грудь. Униформой он хотел показать миру, что, будучи спортивным и сильным мужчиной, он вносит вклад в помощь народу независимо от того, сколько ему платят. Чувство миссии было самым важным — это именно то, что подчеркивал титул работодателя мечты.

Сегодня в его семье растет несколько детей, потребности со временем выросли, и Март видит, что распирающее грудь чувство миссии на хлеб не намажешь, и банковский служащий не примет его в качестве обеспечения кредита.

Март получает 950 евро вместе с оплатой за ночные часы работы. ”Минимум, на который я рассчитываю, 1100 евро на руки, — говорит он. — К нам относятся как к самым глупым, последним в цепи министерства внутренних дел, чего вы ожидаете? Тем не менее, наши люди со стальными нервами никогда не прогуливают работу!”.

В 2019 году Спасательный департамент принял 26 652 вызова, из которых 15 000 были связаны непосредственно со спасательными операциями. Практически каждый день спасают чью-то жизнь: в прошлом году сберегли жизни 300 человек. За год был предотвращен имущественный ущерб в размере 600 миллионов евро. Когда вызовов нет, спасатели не сидят на месте. Ежедневно они проходят обучение, занимаются профилактическими работами и обслуживанием техники.

”Тем, кто обвиняет нас в том, что мы спим, я всегда говорю, что когда вы спите, мы охраняем ваш сон”, — говорит Урмас.

Пенсия по старости сокращается

Большинство спасателей пришло на работу много лет назад, зная, что, несмотря на низкую зарплату, в старости они получат надбавку, которая зависит от количества отработанных лет. Наибольшую надбавку, или половину от пенсии, могут выплатить тем, кто проработал более 30 лет.

Но это вскоре кончится. С марта 2023 года правительство решило прекратить выплату надбавок спасателям.

Калле Кооп, руководитель спасательной команды и главное доверенное лицо Эстонского профсоюза работников спасательных служб, считает ситуацию печальной. Работники стареют, их здоровье ухудшается, а молодые люди не хотят работать при такой зарплате.

Требования к здоровью спасателей чрезвычайно высоки, физические тесты строже, чем в полиции. Например, в беговом тесте необходимо преодолеть 2700 метров за время между 14:00 и 15:30, в зависимости от возраста. Кооп заметил, что раньше Спасательный департамент слишком легко отказывался от опытных мужчин, не сдавших беговой тест из-за их возраста. Профсоюз ходатайствовал о возможности отказаться от подтягиваний и сделать в качестве альтернативы тест на выносливость на гребном тренажере, поскольку масса тела с возрастом увеличивается и влияет на суставы. Спасательный департамент пошел навстречу.

”Мы видим, что человек работает хорошо, у него много сил, но он больше не может бегать, как молодые. Нам нужен так называемый лучший базовый материал. Но почему государство покупает самое лучшее за наименьшие деньги?” — спрашивает Кооп.

Для сравнения: средняя брутто-зарплата спасателя — 1097 евро, патрульного полицейского — 1589 евро.

Ровно год назад министр внутренних дел Март Хельме пообещал повысить зарплаты спасателям. Именно тем, кто работает ”в поле”, а не в теплом офисе.

Министр сдержал свое слово: в этом году зарплата увеличилась на 5%. И должна была вырасти до средней, но затем стало ясно, что в бюджете на следующий год на это денег нет.

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.