Есть такая поговорка: у свекрови всегда невестка виновата. У нас в стране в роли этой невестки часто выступает все, что связано с советским прошлым. Но черно-белое видение картины мира — слишком недальновидный подход. Если бы в Таллиннском Городского Собрании вынесли на повестку дня вопрос о сносе Горхолла или мемориала на Маарьямяги, то я как депутат, быть может, и проголосовала бы ”за”, но уж точно не потому, что это сооружения советской эпохи. Разумным обоснованием тут может быть исключительно экономическая целесообразность.

Скоро правительство будет решать судьбу двух упомянутых объектов. В преддверии обсуждения на уровне министров глава МВД Март Хельме в свойственной ему манере сделал громкий вброс, заявив, что считает мемориал на Маарьямяги символом оккупационного периода, который, подобно Горхоллу и другим объектам, ”несет на себе безобразную печать модернизма советского времени”.

Отдельный вопрос в этой истории: стоит ли министру, отвечающему за безопасность, нагнетать страсти таким вот образом? Учитывая, что в силу той же связи с советским прошлым и войной Маарьямяги для многих несет куда большую смысловую нагрузку, чем просто памятник. Как бы радикальные меры не сделали из него второго Бронзового солдата со всеми вытекающими последствиями…

Но на самом деле это лишь безумное (хочется верить!) предположение, а вопросов и воззваний к здравому смыслу гораздо больше.

Договориться до абсурда


Когда речь заходит о памятниках старины, находящихся под охраной, то, как правило, не скупятся. Их стараются поддерживать в надлежащем виде и ремонтировать, даже если это весьма и весьма затратно. Да, порой они годами простаивают в ожидании необходимых средств, но никогда их просто так не сносят.

И тут мы сразу сталкиваемся с тем, что хотя бы с точки зрения защиты старины нельзя ставить в один ряд Горхолл и мемориал на Маарьямяги. Первый признан памятником архитектуры. О вкусах давайте не спорить, ведь, как говорится, кому и горький хрен — малина, кому и бланманже — полынь. Факт в том, что Горхолл находится под охраной. Так что Март Хельме может сколько угодно фантазировать и выдавать на-гора свои чаяния, но этот вопрос совершенно не в его компетенции.

Что же касается Маарьямяги, то тут история другая. Как сообщили в Департаменте охраны памятников старины, мемориал не является охраняемым объектом.

Но при этом Маарьямяги для многих знаковое и любимое место. И даже без всякой идеологической составляющей. Там гуляет молодежь, семьи с детьми, иностранцы приезжают фотографироваться. К тому же Маарьямяги передан городу, так что опять Март Хельме влезает не в свою епархию.

И вообще, чего пытаются добиться политики, которым не дают покоя означенные строения? До основанья все разрушить? Спасибо, это уже проходили. Не надо вторить, что ”мы наш, мы новый мир построим”. Историю, как и родителей, не выбирают. Пора научиться жить сегодняшним днем и смотреть в будущее, а не оглядываться постоянно в прошлое. Хватит уже валить все на Советский Союз! В конце концов, если у нас плохая погода, то виноват тут не Ленин, Сталин или Путин.

Ведь таким образом можно договориться до полного абсурда. А парк Кадриорг не напоминает о тех временах, когда эстонский народ страдал под гнетом Российской империи? А квартал Роттерманна не вызывает ассоциации с остзейскими немцами, власть которых в Ревеле, кстати, в свое время удалось свергнуть, лишь образовав коалицию с русскими?

Другой вопрос — финансы


На мой взгляд, если и можно говорить о ненужности каких-то объектов, то только исходя из соображений экономической целесообразности. И то — лишь при тщательном взвешивании всех факторов. Ведь тот же парк Кадриорг и дворцовый комплекс приводили в порядок не потому, что некий бизнес-план предполагал скорую окупаемость проекта.

В этом смысле Горхолл, конечно, кажется проблемным объектом. Уже несколько лет вопрос его реконструкции не двигается с мертвой точки. Идей в воздухе витает много, но до реализации пока не доходит. Хотя тот факт, что в проекте готов участвовать даже частный сектор, говорит в пользу того, что Горхолл — строение весьма перспективное.

Мемориал на Маарьямяги — другая история. Приблизительные подсчеты показывают, что инвестиционная составляющая здесь колеблется от двух до трех миллионов евро. Что в итоге может получить город за эти деньги? С точки зрения прибыльности — почти ничего. Но повторюсь: разве все можно измерять в твердой валюте?

Так что я бы могла проголосовать за снос Горхолла и мемориала на Маарьямяги только в том случае, если будут представлены четкие обоснования, что они: 1) в нынешнем состоянии крайне опасны; 2) ремонт невероятно дорог; 3) денег взять негде; 4) перспектив — ноль.

Ни один из четырех перечисленных аспектов сегодня не однозначен. Поэтому я полностью поддерживаю сохранение и реновацию обоих сооружений.