Жизнь Кристи и Марко и их детей из-за коронавируса в апреле перевернулась с ног на голову. ”У нас в Таллинне было жилье, работа, машина, друзья, к которым мы ходили в гости. У нас было все и мы смотрели в будущее с уверенностью. А сейчас мы живем в задней комнате в квартире моей мамы и зависим от того, что она поставит на стол”, — рассказывает Кристи.

Кристи и Марко обоим чуть за 30, они родом из маленького городка. Встретились они в Таллинне, где Кристи работала официанткой, а Марко поваром горячей кухни. У пары родилось двое детей и с течением времени главным добытчиком в семье стал Марко. Кристи же наряду с воспитанием детей подрабатывала на различных мероприятиях. Доход на двоих был хорошим.

Но в одночасье рухнуло. В начале апреля Марко остался без работы. Ему даже не выплатили финальный расчет, поскольку у фирмы просто не было денег. Кристи также лишилась подработки. Доход семьи упал с более чем 2000 евро в месяц до нуля.

Немного накоплений у семьи было и один месяц они продержались. Марко и Кристи судорожно искали работу. Им было все равно куда, лишь бы взяли. Но безрезультатно.

Поскольку на семье висело еще несколько малых кредитов (на машину и аренду квартиры), ситуация была очень плачевной.

”Мы смотрели более дешевые квартиры, планировали и так, и эдак, но на предоплату денег не было. Не занимать же опять. Таллиннской регистрации у нас тоже не было, так что о прожиточном пособии мы ходатайствовать не могли”, — говорит Кристи. Так, после долгих и эмоциональных обсуждений супруги решили, что им не остается ничего, кроме как просить помощи у родителей. Семья переехала в один из провинциальных городов страны, в двухкомнатную квартиру матери Кристи. Работа у матери Кристи осталась, но доход очень маленький. Зато теперь семья могла ходатайствовать о прожиточном пособии. У главы семейства скоро пробный день на местной лесопилке, но семья надеется, что когда-нибудь настанет тот день, когда они смогут вернуться обратно в Таллинн.

Статистика дает еще более печальную картину, чем история одной семьи. К настоящему моменту проблемы с выплатой малых кредитов и рассрочек испытывают тысячи жителей Эстонии. Если в марте прошлого года в Пярнуском уездном суде кредиторы востребовали около 3000 кредитов, то в это году 4400, что означает рост в 47%. В апреле рост составил и вовсе 54% (на 1500 востребований больше, чем в тот же период прошлого года). В мае рост немного замедлился, но в июне все возобновилось с прежней силой.

В сфере жилищных кредитов сейчас, к счастью, спокойно, поскольку весной крупные банки выступили единым фронтом и предоставили возможность платежного отпуска без платы за договор, чем многие клиенты и воспользовались.

Например, в Swedbank в марте поступило около 5000 ходатайств о платежном отпуске, в то время как в прошлом году об отпуске ходатайствовало менее десяти человек в месяц.

Всего за период коронакризиса о платежном отпуске ходатайствовалось 9000 раз, из них 5000 ходатайств касались малых кредитов и лизингов и 3700 — жилищных кредитов. К настоящему моменту интерес снизился, однако все равно остается на более высоком уровне, чем в прошлом году. По данным банковского союза сейчас в Эстонии платежный отпуск применен в общей сложности к 38 000 обязательствам (6000 из них — жилищные кредиты).

И.о. руководителя Таллиннского департамента социальных дел и здравоохранения Раймо Саади отметил, что кроме прожиточного пособия город решил выдавать и продуктовую помощь, спрос на которую оказался высоким.

Что будет дальше, по его словам, спрогнозировать трудно, поскольку это зависит от ряда факторов. ”Первое, это то, будет ли вторая волна сопровождаться большими ограничениями и произойдут ли большие откаты в сфере трудовой занятности. Второй важный фактор — какие меры будут приниматься на государственном уровне. Весной ситуацию сгладила мера по компенсации зарплат, без которой рост количества получателей прожиточного пособия был бы намного более интенсивным”, — сказал Саади. Большая помощь, по его словам, была и от предложенных банками платежных отпусков.

Исходя из оценок Банка Эстонии и Министерства финансов, Саади считает, что осенью количество безработных увеличится и семей, нуждающихся в помощи, станет больше. Также поздней осенью у многих закончатся взятые во время коронакризиса платежные отпуска по кредитам. Это время будет критичным и покажет действительное влияние кризиса.