По словам адвоката Hedman Partners Кати Пино, даже в чрезвычайной ситуации предприниматели должны помнить, что любое нарушение обязательства должно быть в причинно-следственной связи с обстоятельствами непреодолимой силы, т.е. так называемым форс-мажором, а взаимосвязь должна быть доказуемой. ”Каждое невыполнение или задержка в исполнении договорного обязательства не может быть оправдана непреодолимой силой. Также важно отличать обычный коммерческий риск от форс-мажорных обстоятельств”, — отметила Пино.

По словам Пино, распространяется практика, когда иностранные партнёры требуют от эстонских предпринимателей доказательств чрезвычайной ситуации действующей в стране или свидетельства форс-мажора от правительственных учреждений.

Например, китайское правительство выдавало сертификаты подтверждавшие, что в стране действуют обстоятельства непреодолимой силы, которые доказывали, что нарушение договора может считаться оправданным ввиду чрезвычайного положения в стране. Литва пошла по тому же пути — предприниматели могут попросить правительственные органы предоставить доказательства того, что в стране невозможно нормально вести бизнес.

”Правительство Эстонии не выдает подобные документы, поэтому важно, особенно в случае иностранных партнеров, тщательно собирать доказательства предпринятых правительством специальных мер, которые могли повлиять на выполнение соглашения. Обязанность доказать обстоятельства, которые препятствовали исполнению обязательств, лежит на стороне, которая полагается на форс-мажорные обстоятельства”, — пояснила Пино.

Безусловно, важно различать обычный коммерческий риск от форс-мажорных обстоятельств. ”Например, банкротство долгосрочного партнера или общее плохое состояние экономики не являются достаточно вескими обстоятельствами, чтобы ссылаться на форс-мажорные обстоятельства”, — привела пример Пино.

Если же деловой партнер отправляет уведомление о несоблюдении обязательств ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства, то адвокат советует сначала оценить, в какой степени ограничения на передвижение, карантин или другие меры, принятые в стране, фактически повлияли на исполнение обязательств. ”В случае немногословного извещения можно попросить объяснить, что именно стало препятствием”, — добавила Пино.

При заключении международных договоров адвокат Hedman Partners рекомендовала деловым партнёрам каждый раз отдельно вносить в договор конкретные обстоятельства, которые считаются форс-мажором. Лучшее решение — использовать в международных соглашениях обобщенное описание форс-мажорных обстоятельств и открытый перечень конкретных примеров, определяя его более узко или более широко, чем в законе.

В случае международных соглашений также возникает вопрос — право какого государства должно применяться к договору. Обычно это право стороны, составившей договор. ”Эстонскому предпринимателю, безусловно, легче работать на основании договора к которому применяется законодательство Эстонии, поскольку это облегчает получение юридической помощи и понимание договора”, — предложила Пино.

Адвокатское бюро Hedman Partners предоставляет консультационные услуги по корпоративному и коммерческому праву предприятиям, их учредителям и инвесторам.