Каллас сказала, что нужно перейти на полностью эстонозячное образование, чтобы эстонские и русские ребята учились вместе в эстонских школах.

”Прежде всего, у нас нет русскоязычной системы образования, — сказала Репс. — В течение последних 30 лет шаг за шагом русскоязычное образование продавливали в сторону эстоноязычного. Сейчас большая часть основных школ, которые мы называем русскоязычными, либо участвуют в программе языкового погружения, либо применяют различные методики. В некоторых школах до трети предметов преподаются на эстонском языке”.

Репс отметила, что если исключить Ида-Вирумаа, то в большинстве уездных центров Эстонии русскоязычных школ уже нет, и что государственный язык обязателен к изучению уже с первого класса. По словам министра, обучение эстонскому в школах проходит довольно успешно, а результаты экзаменов по госязыку среди гимназистов и вовсе из года в год становятся все лучше. Наряду с этим, однако, уровень владения языком самыми слабыми выпускниками основной школы стал еще слабее.

Каллас парировала, что на данный момент в Эстонии насчитывается 70 школ, в которых обучаются исключительно дети, для которых родным языком является русский. ”Вопрос заключается не в том, на каком языке они учатся, а в том, что мы определяем их в эти отдельные школы”, — сказала Каллас. Репс ответила, что никто никого не направляет и это выбор родителей.

По мнению Каллас, проблема и заключается в том, что детей сначала отделяют по языковому признаку, а потом ломают голову над тем, как ”засунуть туда эстонский язык”: ”Это неестественно, это вызывает сопротивление и стресс”. Каллас уверена, что проблему можно решить, если не разделять школы на эстонские и русские, а отправлять всех детей в одну общую школу.

Чем оправдано содержание русскоязычной школы в Аннелинна в Тарту, где дети в любом случае общаются между собой? — задается вопросом Калалс. ”Мы хотим, чтобы и у родителей было право”, — отвечает Репс.

Полностью дискуссию смотрите на видео (про школы с 21 минуты)!