„Забавно, наверное, мне следует волноваться, но я не волнуюсь”, — говорит 67-летняя Марет Вейкат, когда мы ожидаем вылета в Таллиннском аэропорту. Ее голос немного сиплый, как у заядлого курильщика. На самом деле, она, действительно, раньше курила, но бросила. И не закурила снова, даже когда четыре года назад одной октябрьской ночью ей позвонили и сообщили, что ее работавший судовым охранником сын Лаури вместе с 13 другими соотечественниками был взят в Индии под стражу.

Теперь Марет сама едет в Индию, в тюрьму в Ченнае, на 40-летие сына. Они не виделись с 2013-го года. Так что там с волнением? Его все еще нет, только решительность. С нами едет мать еще одного оказавшегося за решеткой охранника — Леэло. Чемоданы женщин полны свежих газет, хлеба и копченой колбасы ”Москва”. Подарок Лаури — белая льняная рубашка — тоже лежит где-то там.

Поездка в Индию для эстонской пенсионерки — нелегкое дело, особенно если она скромно живет в Палдиски и даже в Таллинн не выбирается без особой нужды. Деньги собирали, что называется, всем миром. Помог и туроператор Estravel, предоставив билеты на самолет за полцены.

После нескольких пересадок и ночи в холодном отеле мы, наконец-то, на месте. Всего в тюрьме Пужал-I содержится 678 заключенных, из них 528 приговоренных к пожизненному сроку за разбои, убийства и изнасилования. Табличка на стене сообщает также, что 51 арестант имеет расстройство психики, 12 — ВИЧ. 6 заключенных родом из Великобритании, 3 — из Украины и 14 из Эстонии. Досмотр, ожидание и вот она — долгожданная встреча в темном кабинете начальника тюрьмы.

Долгие и крепкие объятия. Трудно сказать, сколько именно они длились, так как мой взгляд оказывается на какое-то время прикован к трем висящим на стене над столом бамбуковым палкам, которые, вероятно, используются для наказания заключенных. ”У нас тут одна кошка недавно родила. Хочешь, принесу тебе завтра котенка?” — спрашивает Лаури, чтобы проверить настрой матери. Марет сразу же начинает в свойственной всем мамам мира манере планировать, как своей следующей посылкой из Эстонии попытается прислать немного кошачьей еды. ”Пожалуйста, не посылай мне кошачьего корма! Я предпочитаю гречку!” — отвечает мужчина. Через полтора часа приходит директор и заканчивает встречу. Женщины в приподнятом настроении покидают тюрьму.

Из разговора с Лаури мы узнаем, что капитан-украинец Seaman Guard Ohio серьезно болен; что из-за зеленых водорослей в питьевой воде на этой неделе уже несколько человек оказалось на больничной койке; что практически у всех судовых охранников за время заключения распались семьи и что часть мужчин сломлены стрессом и сильно похудели. Сам Лаури находится в достаточно хорошей форме и полон решимости после освобождения подать в суд на всех, кто виновен в сложившейся ситуации.

Женщины посещают тюрьму всю неделю. В последний день во время свидания в кабинет входят надзиратели и снимают со стены бамбуковые палки. ”Сейчас будут бить”, — говорит Лаури, и через какое-то время откуда-то издалека начинают раздаваться крики. Марет не может вымолвить и слова, а Лаури поясняет, что в Индии так принято, что это законно и что время от времени все заключенные так наказываются. Чтобы разрядить обстановку, он вспоминает, как в детстве отец тоже давал ему ремня.

„Хорошие близкие друзья и коллеги из армии понимают это (необоснованность задержания — прим.ред.), — говорит Марет. — Если быть совсем честной, то, вне всякого сомнения, большая часть чиновников тоже осознают это. Они не могут говорить прямо о невиновности парней, но, несомненно, все понимают”.

Судно Seaman Guard Ohio, на котором находились судовые охранники, в октябре 2013 года взяло курс на Индию после того, как их работодатель AdvanFort отдал капитану распоряжение отправиться к индийским рыбакам за более дешевым топливом. Кроме того, по мнению охранников, к эскалации конфликта привело и желание компании сэкономить на расходах на защиту сразу после задержания находившихся на судне людей.