Социал-демократы давно занимаются этой темой. Еще в 2012 году мы инициировали законопроект, предусматривающий снабжение продаваемых в аптеках лекарств инфолистком на иностранном языке. Но тогда соцдемы находились в оппозиции, поэтому реально что-то сделать не представлялось возможным — все наши попытки были отвергнуты. Кстати, по тем же причинам, о которых упоминает Яна Тоом: то дорого слишком, то упаковка лекарства слишком мала, чтобы вместить еще и русский вкладыш.

Войдя в коалицию, мы не забыли про ранее данные обещания — мы настояли на том, чтобы перевод инфолистков к лекарствам вошел в коалиционное соглашение. В прошлом году, когда портфель министра здоровья и труда отошел нам, мы принялись за разработку решения проблемы. Решено, что переводом аннотаций на русский и английский языки займется Лекарственный департамент. Здесь стоит оговорить, что для начала переводиться будут лишь аннотации к лекарствам ручной продажи. Когда система заработает, станет понятно, насколько этот проект пользуется спросом — тогда можно будет перейти и к переводу рецептурных лекарств. Такая последовательность вполне обоснована: рецептурные лекарства можно купить лишь в том случае, если их выписал врач, а он, в свою очередь, обязан объяснить пациенту как его принимать.

Те, кто беспокоятся за эстетическую сторону упаковки или боятся увидеть в коробке текст на лишнем языке, могут быть спокойны: вкладыша там не будет. Все переводы будут храниться в дигитальном регистре лекарств. Как нам представляется, по желанию клиента аптекарь мог бы распечатать инфолисток на русском или английском и выдать его вместе с покупкой. После того, как переводы появятся в регистре, мы начнем вести переговоры с аптеками.

Что до сроков, то конкурс на услуги переводчика заканчивается в конце сентября. Техническая же часть проекта должна быть готова уже к 1 декабря этого года. Сразу после этого в дигитальный регистр будут добавляться переводы по мере их поступления. Если все пойдет по плану, то реально регистром лекарств можно будет пользоваться с 1 января 2017 года.

Конечно, найдутся те, кто скажет, что если очень надо, то все можно найти в Интернете — и к чему тратить бюджетные деньги? Разумеется. Однако стоит понимать, что частыми посетителями аптек являются пожилые люди, не всем из которых доступны возможности Всемирной паутины. Кроме того, не каждый сможет отличить достоверный источник от недостоверного. Думаю, будет излишним объяснять, какими могут быть последствия от неправильного применения лекарств.

Отмечу также, что перевод не придется осуществлять с нуля. Большинство лекарств, продающихся в Эстонии, находятся в продаже и в тех государствах, где существуют инфолистки на русском или английском. Так что заоблачных сумм данная инициатива стоить не будет.

Что же касается Яны Тоом, то в существующем контексте она занимается популизмом. Европа может обязать производителей вкладывать аннотации на всех официальных языках ЕС, но русского там все равно не будет. Да и стоит ли нагружать себя и других проблемой, решением которой уже занимаются?

Закладка
Поделиться
Комментарии