С Бируте портал DELFI встретился в далекой Игарке во время проекта "Миссия Сибирь", когда 16 молодых людей приводили в порядок могилы ссыльных литовцев. К Бируте их привела Ольга, вернувшаяся в Игарку спустя 20 лет. Бируте рассказала членам экспедиции свою историю. Она уже некоторое время живет в Красноярске, но в Игарке у нее есть магазин одежды и гигиенических принадлежностей. Работница магазина сейчас в отъезде, поэтому в Игарке Бируте останется до Нового года.

"С мужем мы познакомились в Алитусе. Он был русский. Служил в Алитусе. Мы дружили 1,5 года, потом поженились, сюда я уехала в 1972 году", — по-литовски рассказала Бируте. В Игарке она с семьей жила до 2006 года. Потом по программе переселения с мужем и детьми уехала в Красноярск. Мужа Бируте похоронила 5 лет назад. "Он мне сказал, что поедем туда, где гуляют медведи", — ответила Бируте на вопрос, что ей муж рассказал о Сибири перед отъездом. Женщина признала, что реальность поняла, только приехав в Игарку.

"Я не знала, что тут за медведи. Не знала, что будет так холодно, но любовь делает все" — сказала она. Она вспоминает, что первая зима была с морозами ниже 50 градусов, а в 1973 г. было и 63 градуса ниже нуля. "Очень холодно, ничего не видно. Воздух, как молоко, туман, — рассказала Бируте. — Вы представляете сколько здесь снега бывает? Видите этот двухэтажный домик? Так он бывает погребен под снегом".

"Из Москвы мы прилетели в Норильск, а оттуда в Игарку. Смотрю, здесь только уазики ездят. Это было 17 ноября 1972 года. Было 45 градусов мороза. Вижу людей, работающих на лесообрабатывающем предприятии, они в фуфайках, ватных штанах. Только глаза видны. Муж был без шапки, сразу побежал покупать. Я стою, жду, рядом два маленьких чемодана, в длинном пальто, в шапке и перчатках. Возвращается муж, говорит, пошли назад в автобус. Едем в первый микрорайон, где его мама получила квартиру.

Все у меня спрашивают — ты откуда? Почему плачешь? Слезы текли у меня по лицу и сразу замерзали. Я не могу сказать, откуда я. Говорю лишь — "не знаете, не знаете", — рассказала Бируте. Она признала, что плакала из-за отъезда три года.

Однако потом поняла, что жизнь продолжается и надо брать ее в руки: начала работать в магазине. Работа у нее была легкой, по сравнению с работой на лесокомбинате, где работало больше всего горожан. "На комбинате люди работали во дворе: час работают, полчаса греются, потом опять работать", — вспоминала собеседница. В Игарке ей пришлось плохо не только из-за холода, но и из-за плохого владения русским языком.

"Я очень плохо знала русский. В школе по русскому были двойки и колы. В Алитусе у меня была подруга, которая намного лучше знала русский. Она вышла замуж за друга моего мужа и переводила мне, когда я со своим общалась. Когда приехала сюда, было очень трудно: ничего не понимала", — вспоминала Бируте. Но самые красивые годы Игарки — в прошлом. В лучшее время было 25 000 жителей, сейчас 5000. "От Игарки ничего не осталось. Только сердце болит — какой она стала. Прежнего города нет. Все развалено, никому он не нужен", — сказала Бируте.

Ситуация там изменилась после того как закрылся комбинат. Нет работы, нет денег. Продукты здесь дороже, чем в других городах России, поскольку логистика здесь непростая. Это сказалось и на жителях. "Раньше двери местных жителей всегда были открыты: только иди в гости и выпить и поесть дадут. А сейчас такое время, что люди только в магазин поговорить приходят, к себе в гости не зовут", — сказала Бируте, отметив, что все же многие местные не хотят уезжать.

"Что привлекает? Природа. Ложишься спать — лес зеленый, утром встаешь — уже желтый, а на второй день — нет листьев, все в снегу", — продолжила она. Бируте сказала, что раньше хотела вернуться на родину, но сейчас об этом уже не думает: "Мои дети живут в Красноярске. Там похоронен муж. Если в Литву — так только в гости".