Увы, придется напомнить особо размечтавшимся, что в Эстонии народ, как конституционный носитель высшей власти, главу государства напрямую не избирает. Эта прерогатива отдана в руки депутатов парламента, а если дело дойдет до второго тура, то еще и представителей местных самоуправлений. То есть простому избирателю здесь отведена лишь роль зрителя на политическом спектакле.

Вы скажете: да и ладно! Известно ведь, что эстонский президент не обладает той полнотой власти, что президент американский или российский, он фигура символическая — как английская королева.

Так, да не совсем.

С избранием президента в парламенте, на мой взгляд, можно было бы согласиться, если бы вся его работа сводилась исключительно к представительским функциям: пожать руку высокому иностранному гостю перед строем почетного караула, разрезать ленточку на каком-то крупном объекте, пожелать здоровья и сил участникам мероприятия и т.п. Однако на деле глава Эстонской Республики жестко встроен в политическую систему и выполняет определенные политические функции, в том числе определяющего, направляющего характера. О том, что нынешний хозяин кадриоргской резиденции Ильвес любит делать всякие политические заявления, напоминать, думаю, излишне. По заявлениям этого, не избранного народом, человека нередко идентифицируют всю Эстонию на международной арене. Я даже рискну высказать такое впечатление: нынешний президент в международном политическом плане заметен больше, чем формально первое лицо нашей парламентской системы, т.е. премьер-министр.

Политическая роль эстонского президента ярко видна и тогда, когда в его руках оказывается судьба законов (накладывать вето или нет) и судьба правительства после всенародных выборов. Избиратели дают мандат доверия определенной политической силе, а человек, назначенный на свой пост группой политиков, рассуждает — доверит он победителям выборов формировать кабинет или нет … Абсурд, но именно такой абсурд мы имели, когда Тоомас Хендрик Ильвес говорил, что, даже если центристы одержат победу, он не даст им правительственных полномочий.

Учитывая все это, хочу высказаться по трем наиболее актуальным аспектам ”президентского вопроса”.

Первое: как все-таки лучше для Эстонии — выбирать себе президента прямым народным голосованием или через Рийгикогу?

Я — за всенародные выборы главы государства. Прямые всенародные выборы — лучший способ демократического управления, тем более, если представитель власти, как показано выше, обладает солидным весом в политической системе.

Противники всенародных выборов обычно начинают возражать, что прямые выборы-де нарушат баланс ветвей власти, равновесие политических сил и т.п. Считаю эти возражения искусственными. На самом деле, при нынешней непрямой системе мы имеем как раз не равновесие, а перекос, когда одна политическая сила может одновременно получить контроль и над парламентом, и над президентским дворцом. Если в Эстонии действительно сложилась крепкая и здоровая политическая система (как нас уверяют), то ей как раз не повредило бы конкурентное начало между этими двумя политическими институтами.

Вопрос второй: может ли президентом Эстонии стать русский гражданин ЭР? Тема довольно старая, ее поднимали еще когда хозяином Белого дома впервые стал темнокожий политик. А нынешней весной мы наблюдали и свое пиар-шоу на эту тему — вокруг заявлений представителя Консервативной народной партии относительно ”русскости” Марины Кальюранд. На вынесенный в начало абзаца вопрос предлагаю свой ответ: в принципе никакой проблемы для Эстонии в этом не вижу; однако, как ни странно, если сейчас перейти к прямым выборам, то в 2016-м, а может, также и на следующих выборах, русского президента мы не получим. Таковы, к сожалению, настроения широкого эстонского электората, капитально обработанного соответствующей пропагандой. При выборах главы государства силами парламента — да, президент с русским папой или русской тетей может появиться, но только это будет ”правильный” президент, нужный правящим силам.

Третий вопрос: чего я жду от следующего главы Эстонии? Жду, чтобы этот человек не на словах, а на деле исходил из интересов простых эстоноземельцев, чтобы не был ширмой для политических договоренностей элит, не плясал под иностранную дудку. Жду, что он будет создавать почву для развития международных отношений со всеми странами, а особенно с соседями. И в первую очередь, начнет по крупицам собирать разрушенный фундамент эстонско-российской дружбы. Мы должны экономически использовать свое стратегическое положение — только так, а не отсылая молочный порошок в Японию, мы сможем выйти на европейский уровень жизни.

На примере многих, гораздо более прагматичных, стран ЕС видно, что даже в условиях санкций возможно успешно сотрудничать и торговать с Россией. Увеличение военного присутствия НАТО в Эстонии не защитит нас, а лишь поможет всем потенциальным противникам поставить на карте красные точки, куда в случае реальной военной угрозы будут направлены основные атаки. А с нынешним оружием от Эстонии быстро ничего не останется.

Из всех известных на сегодняшний день потенциальных кандидатов на президентский пост лишь Эдгар Сависаар адекватно относится к реалиям сегодняшнего дня. Только на него я возлагаю надежду на разумные и независимые поступки на мировой арене, которые приведут нашу страну к миру, процветанию и социальной защищенности всех жителей.